Скрипач над шахматами

Время публикации: 17.02.2013 04:35 | Последнее обновление: 17.02.2013 06:12

От гостиницы "Европа" до места проведения Мемориала Петрова около десяти минут пешей прогулки. И это тот случай, когда ходьба в радость.


В Латвии тоже много снега, как и в Москве. Однако улицы почему-то чисты. Не утверждаю, что все чисты так, как эта, главная улица Юрмалы, предназначенная исключительно для пешеходов, но разница очевидна.


Кстати, с погодой, можно сказать, повезло. На термометре небольшой минус, всё чуть-чуть подморожено, тихо, безветренно. Нормальная февральская Европа, одним словом.

Разумеется, всё относительно. Например, приехавшему из Израиля Коньку-Горбунку (я вас с ним еще познакомлю) непривычно холодно. 


Городской музей Юрмалы. Именно здесь проходит главное шахматное событие года в Латвии.


Гардероб. Маленький, стильный, места хватает всем.


Основное место действия - на втором этаже.


"Мне 40, и моя карьера мне не кажется длинной. А жизнь Владимира Петрова оборвалась в 35..." - произнес Алексей Широв на открытии и вспомнил слова "одного из известных гроссмейстеров" о том, что этот Мемориал, быть может, даже поважнее турнира претендентов в Лондоне будет. 


В рубрике "Фото дня" мы уже сообщали о том, что была представлена новая книга о Владимире Петрове. Шахматное творчество латвийского гроссмейстера с трагической судьбой разобрал Дмитрий Кряквин. 


Присутствовала и внучка Петрова, поблагодарившая организаторов и всех приехавших за дань памяти деду.


Еще не проведена жеребьевка первого тура, а Василий Иванчук уже задумался над какой-то позицией.


Ян Эльвест предпочитает коротать свободное время в общении со старыми знакомыми.


Турнир "А" проводится в двух комнатах, где висят картины современных юрмальских художников. Не знаю, задумывалось ли так заранее, но этот факт придает соревнованию совершенно особую атмосферу. Я бы сказал, шахматы заиграли новыми красками. Можно и передать привет Третьяковке.  


Контроль времени необычный: 15+6. В цейтноте игра идет в темпе блица, но при этом всегда есть возможность успеть хоть что-то просчитать. И это уже точно задумывалось сознательно, что и подтвердил мне Алексей Широв.


Честно говоря, не решаюсь в ходе турнира подойти к гроссмейстеру с этой темой, но для меня совершенно очевидно, что серьезная игра и организаторство - это две работы, которые едва ли возможно выполнять одновременно на высоком уровне. Но Алексей очень старается: играет напористо, искрометно, по-моему, где-то даже с задором. Из одиннадцати прошедших партий лишь две завершились вничью.

И в то же время, благодаря Широву, турнир собрал очень толстую прослойку "крепких гроссмейстеров", которые борются не всегда за главные, но всегда за призы. Они в любой момент отберут очки у любого. Их не всегда можно узнать в лицо, но иногда проще опознать со спины. 

Так вот, именно через эту прослойку невероятно трудно пробиться самым-самым. Не верите - спросите у рейтинг-фаворита Алексея Дреева.

Не помню точных расчетов, но для поддержания своего рапид-рейтинга (2785), Дрееву необходимо достаточно регулярно обыгрывать сильных игроков. Вот и попробуй.     

И кстати, из-за того, что в соревновании такой плотный гроссмейстерский состав, дистанция в 14 туров вовсе не кажется длинной. Во всяком случае, за два прошедших дня далеко не все "записные" фавориты встретились между собой.


Владимиру Малахову удалось чудом спасти эндшпиль с конем и слоном против ладьи и двух пешек Радослава Войташека. За развязкой наблюдают уже давно отыгравшие сотоварищи.


"Нет, ну вы видели?! Это ж надо!"


"А ты точно представляешь, кого пытался обыграть?"


Евгений Свешников умудряется еще и записывать все свои партии.


Эндшпиль непростой, но для истории надо сохранять.

Евгений Эллинович не устает рассказывать историю о том, как он выяснял в суде, является ли партия продуктом творческой деятельности. Судья ответила на этот вопрос так: "Сама шахматная партия - процесс творческий, а вот запись ходов - процесс механический".


Конечная позиция. Все ходы записаны.


  


Смотрите также...