Сергей Мовсесян: "Иногда мои позиции не защищаются более трех минут"

Время публикации: 21.12.2010 18:12 | Последнее обновление: 21.12.2010 20:50
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Здравствуйте, вы слушаете Chess-News. Возвратимся ненадолго в минувшие выходные – в Варшаве прошли чемпионаты Европы по быстрым шахматам и блицу. И сейчас на связи со мной Сергей Мовсесян, я Евгений Суров. Сергей – один из участников прошедших вот этих вот чемпионатов. Здравствуйте, Сергей.

С.МОВСЕСЯН: Добрый день.

Е.СУРОВ: Вас можно назвать вообще специалистом по Европе шахматной?

С.МОВСЕСЯН: Ну, в принципе, да, поскольку я живу в Праге, и можно сказать, что участвую в большинстве турниров, которые носят статус чемпионата Европы. Поэтому можно, наверное, меня назвать специалистом и по Европе тоже.

Е.СУРОВ: Да, причем в данном случае – специалистом во всех смыслах, поскольку вы выступили достаточно удачно. И в блице заняли четвертое место, а в быстрых шахматах, по-моему… А, двенадцатое! Ну, двенадцатое это как – на пол-очка отстали от того, кто занял первое место.

С.МОВСЕСЯН: Да, если начать с быстрых, то, учитывая то, что, в принципе, мы играли в довольно тяжелом режиме все три дня… Поскольку получилось так, что чемпионат Европы по блицу, который проводился в Варшаве первый раз, прошел практически в 26 туров в один день – это довольно тяжелое испытание даже для самых опытных бойцов.

Е.СУРОВ: Вот это вот что-то невероятное, 26 туров. Это даже не Мемориал Таля.

С.МОВСЕСЯН: Да-да-да, вот именно с этим я и сравнивал. Я даже говорил, что Мемориал Таля, в принципе, довольно тяжелый турнир, всегда им был. А вот здесь, видимо, решили еще немножко «подкрутить», так сказать, и испытание сделать еще более тяжелым. На самом деле, я говорил с организаторами. Дело в том, что тринадцать сдвоенных туров – это формат, который уже использовался на чемпионатах Европы по блицу, я даже в одном таком играл в 2002 году. Но тогда это было все-таки не в один день, а в два. А здесь перед организаторами встала проблема: или они бы это провели в два дня, но чтобы увеличились, естественно, расходы и все остальное, или сделать меньшее количество туров. И они как-то решили какой-то средний вариант: не уменьшили количество туров, но и сделали это все в один день. Думаю, что не самое удачное решение, и даже сами организаторы говорили, что на будущий год, если они опять получат право проведения этого турнира, то формат немножко изменится.

Е.СУРОВ: Достаточно массовый был турнир, насколько я понимаю. Что привлекает вообще шахматистов? Почему все съехались туда в Варшаву? Сейчас вот я опять же смотрю таблицу – 350 человек участвовали в блиц-турнире. Там что, там хорошие призы, или что-то помимо этого еще привлекательно?

С.МОВСЕСЯН: Надо сказать, что это, в принципе, является очень традиционным турниром, поскольку я уже в нем несколько раз играл, и раньше, еще когда он не имел статуса чемпионата Европы, мемориал Гавликовского, так называемый, по быстрым шахматам, правда, всегда привлекал очень большое количество любителей шахмат и сильных шахматистов, естественно. И насколько я помню, один из турниров даже настолько удивил организаторов в приятном смысле количеством участников, что им даже не хватало места в зале. Но это было в другом зале, сейчас места хватает, слава богу, для всех. Думаю, что традиция играет большую роль. Плюс удачные сроки, поскольку все-таки перед Рождественскими праздниками в Европе и у школьников, и у взрослых все-таки относительно больше шансов взять отпуск и поучаствовать в таком турнире. Что касается блица, то в Варшаве все-таки он проводился как чемпионат Европы в первый раз, и, не знаю, на следующий год как получится, но массовость, конечно, поражает. Думаю, что в быстрые – это еще большее количество участников, больше семисот, и это, конечно, очень хорошо не только для организаторов, но и для молодежи, для детей и просто для любителей шахмат, когда можно приехать и посмотреть на живых супер-гроссмейстеров и лучших шахматистов мира.   

Е.СУРОВ: Как там с приемом? Принимают гроссмейстеров?

С.МОВСЕСЯН: Да. Условия довольно скромные, но, насколько я знаю, всегда рады сильным гроссмейстерам. В этом году даже немножко приятно удивили тем, что пригласили Юдит Полгар. Она обычно не принимает участие в таком большом количестве турниров, но в этот раз решила приехать. Какую-то роль, наверное, сыграло и то, что организовывал турнир клуб «Полония» (Варшава), у которого тоже очень хорошие традиции, и поэтому они являются довольно надежными организаторами. Может быть, и в этом секрет того, что люди с удовольствием ездят в Варшаву.

Е.СУРОВ: Давайте возвратимся к блицу и опять же к сравнению с Мемориалом Таля. Вот смотрите, какой феномен. Смотрим на таблицу: первое место – Вашье-Лаграв, третье – Пономарев, четвертое – Мовсесян. Эти же имена совсем недавно в ноябре в Москве, не в обиду будет сказано, плелись в самом конце таблицы. Вот это вот как вы объясните?

С.МОВСЕСЯН: Ну, надо сказать, что Мемориал Таля все-таки немножко другой турнир. Там состав намного плотнее. Все-таки можно сказать, что турнир более напряженный. Хотя и меньше туров – то есть, как бы в день приходится играть меньше партий, - но с другой стороны, качество партий и состава намного выше. Все-таки здесь играла некоторую роль, я думаю, и физическая выносливость – 26 туров сыграть в довольно, скажем так, смешанном составе участников, это немножко другое. Так что сравнить эти два турнира не так-то просто. С другой стороны, я думаю, что подтвердилось то, что участники Мемориала Таля, все до одного настолько приличные блицеры, как минимум, что в таком турнире, как чемпионат Европы, они сумели показать, что играть в блиц умеют. Так что, я думаю, то, что, например, Руслан Пономарев на Мемориале Таля занял последнее место, не совсем говорит о том, что он должен занимать последнее место в любом таком же турнире. Поэтому , думаю, что здесь эти два турнира сравнивать довольно сложно. Все-таки это разный формат, и все-таки немножко другой состав.

Е.СУРОВ: Ну, а есть, по-вашему, шахматисты, которые хорошо играют в блиц и не очень хорошо в быстрые шахматы и наоборот? Вот такие были, скажем, в Варшаве в прошедшие выходные?

С.МОВСЕСЯН: Я не думаю, что есть шахматисты, которые плохо играют в одной или другой дисциплине. Есть люди, которые говорят, что они любят играть больше в это или в то, но, думаю, что есть шахматисты, которым больше подходит, скажем, формат блица. Кому-то наоборот больше подходит формат быстрых шахмат. Например, лично мне, наверное, больше подходит формат блица, потому что я иногда в шутку говорю, что некоторые мои позиции после дебютов могут выдержать не больше трех минут. Поэтому очень важно, чтобы время у соперника стало заканчиваться, и чтобы он не мог использовать то, как я разыграл дебют. В быстрые шахматы это не складывается. Но, естественно, это полушутка, полуправда. В быстрые у меня, например, турнир складывался, наверное, немножко хуже, чем в блиц, поскольку я во втором туре сделал ничью, неудачно стартовал. Но к концу турнира удалось подтянуться и, в принципе, если бы удалось в последней партии с Сергеем Рублевским реализовать по дебюту лишнюю пешку без какой-либо компенсации, то можно было бы побороться еще за золотые медали. Так что, нельзя сказать, что я не доволен выступлением в одной или в другой дисциплине. Можно сказать, что в быстрые, как ни странно, я был ближе к более успешному выступлению, несмотря на оптический результат. Я занял 12-е место, а блиц наоборот, как бы, близко к медалям. На самом деле, догонял практически весь турнир и от Руслана Пономарева отстал на очко.

Е.СУРОВ: Да, ну плотность очень уж большая. Там двенадцатое место, еще раз повторю, это в полушаге от первого практически места. Может быть, не совсем удачный формат – именно число 13 туров? Может быть, побольше сделать туров в такого рода турнирах?

С.МОВСЕСЯН: Трудно сказать, какой формат лучше, потому что именно в Варшаве пробовали несколько разных форматов. Были и турниры такого типа, что в первый день была «швейцарка» с выходом лучших шестнадцати в нокаут, в котором сначала были группы по четыре шахматиста, потом победитель группы выходил в полуфинал. То есть, такое было уже. Но все системы имеют какие-то плюсы и минусы. Я думаю, что в комбинации фестивального, так сказать, подхода к турниру, плюс официального… Организаторы посчитали, что тринадцать туров – самое оптимальное. При таком количестве участников я согласен, что тринадцать туров, наверное, недостаточное количество для определения действительно сильнейшего шахматиста, потому что может случиться, что просто ведущие игроки между собой даже не успеют сыграть. С другой стороны, чисто технически, поскольку это все занимает огромное количество времени, думаю, что большее количество туров уже действительно было бы сделать в Варшаве, по крайней мере, невозможно.

Е.СУРОВ: Сергей, ну скажите, у многих слушателей возникает вопрос: почему вы живете в Чехии, а выступаете за Словакию?

С.МОВСЕСЯН: Дело в том, что в Чехию я переехал очень давно, практически в 1994 году, со всей семьей. Я представлял Чехию на международных турнирах до 2002 года. А в 2002 году получил словацкое гражданство и пока что представляю до сих пор Словакию. Дело в том, что я подал документы на получение чешского гражданства и тогда его не получил, поскольку здесь довольно жесткие правила получения гражданства, и не было сделано никакого исключения. Ну, это тоже надо уважать, если люди подходят к законам со всей серьезностью, и даже для, допустим, спортсменов, представляющих уже их страну, не считают нужным делать исключение. В Словакии законы были несколько гибче, и там, на самом деле, есть пункт (не уверен, что есть до сих пор), что в интересах государства можно сделать исключение. И вот так получилось, что я стал обладателем словацкого паспорта.

Е.СУРОВ: Но живете по-прежнему в Чехии.

С.МОВСЕСЯН: Да, я живу по-прежнему в Праге.

Е.СУРОВ: Ведь с 1994 года, это уже сколько лет…

С.МОВСЕСЯН: Очень много. Столько даже в шахматы не играют.

Е.СУРОВ: Столько не живут, я уж подумал. И как вам Чехия? Судя по всему, родная страна уже для вас, да?

С.МОВСЕСЯН: Трудно сказать. Родная страна, наверное, все-таки всегда остается одна, но можно с полной уверенностью сказать, что стала, как минимум, мои вторым домом, и вообще, конечно, жизнь в Европе сильно отличается от жизни, скажем, в бывшем Советском Союзе. И с технической точки зрения все намного проще, потому что я много играю турниров в Европе, играю в лиге, и так далее. Так что, ближе добираться, как минимум. Я думаю, что с точки зрения профессионального шахматиста это одно из самых удобных мест к жизни. К тому же, еще здесь все-таки много очень знакомых и друзей, поэтому Чехия, я думаю, для меня останется пока что домом.    

Е.СУРОВ: Что ж, большое спасибо. Благодарю вас за быстрый и, в то же время, подробный рассказ.

С.МОВСЕСЯН: И вам спасибо.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Мы на Мемориале Таля, вместе со мной Шахрияр Мамедьяров, я Евгений Суров. Шахрияр, я пока не поздравляю, но все-таки, наверное, после седьмого тура приятно идти в лидерах?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Здравствуйте, мы на Мемориале Таля, я Евгений Суров, и вместе со мной Сергей Карякин, один из трех победителей Мемориала Таля. Ждет – не дождется, когда посчитают коэффициенты.

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, меня зовут Евгений Суров, мы находимся на Мемориале Таля, и рядом со мной Александр Мотылев – известный шахматист, гроссмейстер, а по совместительству и персональный тренер одного из участников супертурнира Сергея Карякина. И мой первый вопрос Александру. Вчера Сергей Карякин сыграл партию с Борисом Гельфандом, удачно сыграл. Будьте добры, прокомментируйте ее, что вы думаете по этому поводу.

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы на Баку-опен. И буквально минуту назад завершилась одна из последних партий пятого тура, в которой Сергей Жигалко одолел кубинца Брузона и сейчас единолично лидирует с результатом 5 из 5. Рядом со мной Сергей Жигалко, здравствуйте. Как вам это удается?

  • Е.СУРОВ: В эфире Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Рядом со мной Нази Паикидзе – я не побоюсь этого слова, открытие женского Суперфинала чемпионата России. Добрый день!

    Н.ПАИКИДЗЕ: Здравствуйте!