Минздрав рекомендует

Время публикации: 02.04.2013 12:31 | Последнее обновление: 02.04.2013 12:41

Подозревая, что не все понимают значимость и специфику психологической подготовки претендента на шахматную корону, хочу предложить свое видение этой проблемы.

И при турнирной, и при матчевой системе отбора существует определенная специфика психологической подготовки претендента. Наверное, можно утверждать, что на данном этапе для Карлсена турнирная система более предпочтительна, чем матчевая, потому что никто кроме него не может заставить себя играть с середняками и аутсайдерами турнира с максимальной концентрацией внимания до победы. Это его турнирная визитная карточка.

Очень показательно психологическое состояние Иванчука, который еще до турнира, как лиса из известной басни Крылова, усомнился в зрелости лондонского винограда, заранее признавая, что он ему не по зубам.

Уступил бы тогда место Карякину.

Вынося за скобки фактор "с какой ноги проснется Иванчук в день игры с Крамником/Карлсеном", в турнирной системе отбора аутсайдеры, лишившись шансов на победу, неизбежно резко теряют мотивацию, и эта естественная реакция нервной системы делает их слабее, чем на старте турнира. В этом и заключается ущербность данной системы.

Что такое шахматная подготовка, я знаю только с точки зрения обеспечивающих ее психофизиологических процессов, а понимаю ее как попытку изобрести новые или чаще усовершенствовать старые инструменты, пригодные для вскрытия обороны соперника и укрепления своей.

Что касается физической подготовки претендента, то ее нужно понимать как средство подготовки двигателя болида к длительной работе на предельно высоких оборотах. Эта способность двигателя обеспечивается высоким качеством бензина, то есть очищенной от шлаков и насыщенной необходимыми микроэлементами кровью. Иначе и запускать его не стоит. Нет, до финиша болид, конечно, доедет, но точно не первым.

А в чем суть психологической подготовки претендента? Если коротко, то ее можно понимать как повышение способности мозга в стрессовой ситуации генерировать лишь адекватный силе каждого раздражителя уровень возбуждения нервной системы. Это значит сделать ее психически надежной за счет способности экономить нервную энергию.

Мелочей в подготовке претендента не бывает. Одна небрежно выполненная обязанность любого члена его команды - и одним гениальным неудачником станет больше. Поэтому за каждую составляющую подготовки отвечать должен конкретный специалист команды. Дабы вина каждого видна была.

Самая главная обязанность психолога - формирование у претендента психологического статуса шахматного убийцы и повышение на его основе психической надежности нервной системы и мотивации к победе.

Вы можете себе представить Ароняна или Свидлера убийцами, хоть и шахматными? Теперь вы понимаете, как трудно это сделать. Может, они и хотели бы такими стать на время, но ведь надо знать, как.

По мне - так пусть лучше остаются такими как есть и играют из-за любви к искусству, что у них великолепно получается. Они и без титула чемпиона мира являются украшением шахматного сообщества. (Объяснение такой точки зрения смотрите в приложении "Точка невозврата".)

Кроме того, психолог должен оценить потенциальных членов команды, отобранных претендентом и менеджером с точки зрения их психологической совместимости и помочь ему выбрать из всех зол меньшее. Ведь идеальных людей не бывает. Некоторые такими кажутся, пока им не придется долго работать "через не могу", что неизбежно на чемпионате мира. Поэтому необходим ежедневный незаметный мониторинг динамики психологического состояния всех членов команды, включая, разумеется, и претендента. Но это не имеет смысла делать, если не можешь помочь им держать свои эмоции в допустимых рамках. Здесь психологу необходима помощь грамотного массажиста, без которого невозможно эффективное восстановление претендента после каждой сыгранной им партии.

Очень важно предугадать множество ошибок, которые может сотворить претендент. Для примера можно привести ошибку Теймура Раджабова, которого в Лондоне  сопровождали многочисленные родственники, в числе которых и его, если мне не показалось, беременная жена.

Ну, не ездят на войну с семьей! А если Теймур турнир претендентов таковой не считал, то на победу в нем ему рассчитывать было крайне сложно. И неважно, кто где живет. Главное, что все они в Лондоне и, значит, в голове Теймура.

Пример Клары Шагеновны в этом случае уместен как исключение, подтверждающее правило. Тем более, что по моим наблюдениям на последних матчах Гарри Кимовича мама ему больше мешала, чем помогала. Особенно в матче с Крамником в том же Лондоне в 2000 году.

Эта ошибка Теймура дает основание предполагать, что в его подготовке могли быть допущены и другие.

На чемпионате мира мотивация победить должна быть, как на войне мотивация выжить. Здесь она – мать максимальной концентрации, без которой не победить. Необходимо уметь создавать определенные условия, при которых эффективна техника ее достижения и длительного сохранения.

Все претенденты уверены, что владеют ею. Но большинство из них лишь спринтеры на старте, которые сконцентрированы на ожидании выстрела стартера. На посторонний резкий звук, опередивший выстрел, почти одновременно срываются с места только те, кто был в состоянии максимальной концентрации. Именно недостаточная концентрация внимания остальных позволяет им определить этот звук как посторонний и остаться на старте.


Приложение. Точка невозврата

Есть в теории и практике спортивной тренировки такой термин: плотность физической нагрузки. Она определяется произведением интенсивности нагрузки на ее продолжительность. Это умножение в равной мере определяет и плотность умственной деятельности.

Оптимальная для достижения высоких результатов плотность шахматной работы позволяла некоторым великим шахматистам прошлого быть профессиональными певцами, музыкантами и серьезными учеными. Близкая к максимальной плотность занятий нынешних "шахматных биороботов" не оставляет им времени реально овладеть какой-либо другой профессией. Даже стать просто образованным человеком не каждому из них удается. К сожалению, это удел подавляющего большинства современных профессиональных спортсменов.

Но это не самая большая жертва сильных гроссмейстеров. Им грозит еще и реальная опасность.

В шахматной профессии существует точка невозврата. Она опасна только для талантливых гроссмейстеров, которые все свое время посвящают только шахматам с целью непременно стать чемпионом мира. Здесь ключевое слово «непременно». Оно подразумевает максимальную мобилизацию нервной системы гроссмейстера на достижение поставленной цели.

На этом пути есть точка невозврата, после которой может последовать или уход из профессиональных шахмат, или необратимые изменения в центральной нервной системе, ориентирующие ее только на анализ шахматной информации.

Некоторые из таких гроссмейстеров становятся гениальными шахматистами, но, как ни парадоксально это звучит, шансов стать чемпионом мира у них гораздо меньше, чем у талантливого гроссмейстера, еще не прошедшего точку невозврата. Психическая надежность его нервной системы много выше, чем у гениального шахматиста.

В этой связи представляется очевидным заблуждение молодых гроссмейстеров в том, что у них впереди много попыток стать чемпионом мира. К сожалению, реально успешными могут быть, наверное, только две.

"Минздрав" рекомендует молодым: торопитесь.


  


Смотрите также...