Не называйте Карлсена гениальным. Он лучше

Время публикации: 24.11.2013 14:34 | Последнее обновление: 24.11.2013 14:40

Реально гениальный человек – всегда психически больной человек. Нет, эта форма психического заболевания не опасна для окружающих и для существующего государственного строя. Более того, из когда-то опасных для церкви гениев науки государства научились извлекать немалую для себя выгоду, используя их фанатичную увлеченность той или иной научной идеей.

Когда в различных узкопрофессиональных сообществах люди щедро вешают друг на друга ярлык гения, желая сделать коллеге приятное, мне представляется, что они зачитывают друг другу идентичные диагнозы психиатров.

Гений рождается один раз в сто лет. Это общепринятое, но спорное в своей хронологической точности утверждение представляется неправомерным и в первой его части. Гением не рождаются, им становятся, благодаря очень редкому симбиозу жертвенного труда и таланта. К сожалению, гений нужен всем только как двигатель прогресса, а как человек он мало кому интересен. Если человек интересен всем окружающим, то он в чем-то талантлив, а если интересен только коллегам, то он может быть гениальным в их профессии.

Интересно: а много ли было в истории счастливых в личной жизни гениев? А сколько среди гениев было сумасшедших? А самоубийц? А убийц? А наркоманов? А алкоголиков?

Не называйте талантливых людей гениями. Кто понимает разницу, может загрустить или даже обидеться. Кто ее не понимает, будет в конечном итоге жестоко разочарован.

В спорте этим часто грешат журналисты. Во времена железного занавеса и тотального дефицита, желая ездить за рубеж с какой-нибудь сборной командой СССР,  они вылизывали ее тренера и ведущих спортсменов с головы до пят. Тогда вопрос приписки журналиста к команде решал только ее тренер. Разумеется, ни о какой объективности освещения подготовки и выступлений команд речи идти не могло. Слово - не воробей; вылетит не то - и сам пролетишь, как тот воробей, мимо загранпоездки.

В этой связи помню характерный перл футбольного комментатора Николая Озерова: «…очередной стремительный проход Метревели по краю, навес в штрафную площадку, удар! И опять уже в который раз мимо!!» И, словно извиняясь, добавил: «Но…, но зато как сильно!!!» Даже великий Озеров вынужден был так неуклюже извиняться.

Пример недавний – теннисистка Анна Чакветадзе. Журналисты сделали Анну заложницей своего трепетного желания вылизать могущественному тогда Тарпищеву все возможные места, прославляя на ее примере отечественную школу тенниса. Заодно они убедили в гениальности способного ребенка, чем лишили ее иммунитета к медным трубам, без которого самокритичного анализа ошибок, скрупулезного их исправления и фанатичного в том трудолюбия не бывает.

Так Россия потеряла теннисистку Анну Чакветадзе.

Так о чем это я? Ах да, о шахматах. Думаю, что и таланту гроссмейстера Василия Иванчука журналисты не помогли стать чемпионом мира.

Дорогие шахматные журналисты, не обзывайте молодых гроссмейстеров гениальными. У Карлсена помимо шахмат есть и другие, интересующие его вещи. Еще совсем недавно он выражал неуверенность в том, что посвятит шахматам всю оставшуюся жизнь. Говорил, что не занимается шахматами 24 часа в сутки, как Фишер...

Если хотите знать, почему быть талантливым Каспаровым лучше, чем гениальным Фишером, читайте приложение «Точка невозврата» к заметке «Минздрав рекомендует».       


  


Смотрите также...