"Я выигрываю корабль"

Время публикации: 26.12.2013 22:41 | Последнее обновление: 26.12.2013 23:00

Фильм, который я хотел бы предложить вашему вниманию, наверняка незнаком российским любителям шахмат. Главные герои его – Михаил Моисеевич Ботвинник и Макс Эйве, а съемки проводились ровно полвека назад, 28 декабря 1963 года в телестудии Хилверсума.

В этом небольшом городке неподалеку от Амстердама располагались (и располагаются до сих пор) крупнейшие радио- и телевизионные компании Нидерландов.

Партия игралась экс-чемпионами мира вслепую, а время на обдумывание было ограничено десятью минутами; произнеся ход, Ботвинник и Эйве нажимали на кнопку часов. Для телезрителей это выглядело несколько комично, но ничего лучшего режиссер программы придумать не смог.

Комментировал партию друг Эйве, мастер Виллем Ян (для друзей Пим) Мюринг. В отличие от конферансье Жоржа Бенгальского, «полного и весёлого, как дитя человека с бритым лицом, в помятом фраке и несвежем белье», Мюринг всегда был безукоризненно одет, ухожен и приглажен.

В остальном голландец был похож на булгаковского героя: умелая перемена интонации, беспрерывный поток мало что значащих слов; переводить их не имеет смысла.

Партия получилась оживленной, впрочем, судите сами.

После партии соперники обсудили ее течение. Замечание Эйве, что он боялся нарваться на заготовленную Ботвинником новинку, нельзя принимать всерьез. Тем более, что Профессор говорит, что знал игранную на Спартакиаде в Москве партию Тайманов - Ботвинник (1963). Тайманов уклонился от взятия пешки (10.dxc5) и в конце концов проиграл.

[Event "URS-chT"] [Site "Moscow"] [Date "1963"][White "Taimanov, Mark E"] [Black "Botvinnik, Mikhail"] [Result "0-1"] [ECO "E43"] [PlyCount "82"] [EventDate "1963.08.??"] [EventType "team"] [EventRounds "9"] [EventCountry "URS"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "1998.11.10"] 1. d4 Nf6 2. c4 e6 3. Nc3 Bb4 4. e3 c5 5. Nf3 b6 6. Bd3 Bb7 7. O-O O-O 8. Na4 Qe7 9. a3 Ba5 10. b3 d5 11. cxd5 exd5 12. Bb2 Nbd7 13. Qe2 Ne4 14. Rac1 Bc6 15. Nc3 Bxc3 16. Bxc3 a5 17. Bb2 Rfc8 18. Ne5 Bb7 19. Rfd1 Ndf6 20. f3 Nd6 21. a4 Rc7 22. Rc2 Nfe8 23. Rdc1 f6 24. Ng4 c4 25. bxc4 dxc4 26. Be4 Nxe4 27. fxe4 Qxe4 28. Rxc4 Rxc4 29. Qxc4+ Bd5 30. Qe2 h5 31. Ne5 fxe5 32. dxe5 h4 33. h3 Qxa4 34. Bd4 Qd7 35. Qh5 b5 36. Rf1 Nc7 37. Rf4 Bf7 38. Qf3 Bd5 39. Qh5 Qe8 40. Qxh4 Ne6 41. Rf5 Qg6 0-1 

В примечаниях к партии Ботвинник указал, что анализировал весь вариант во время подготовки к матчу с Петросяном.

О позиции, возникшей после девятого хода, Патриарх писал:
«10.b3 Молодец, Марк! Учитывая склонность Петросяна к разменам вообще и в частности к таким, которые дают преимущество двух слонов, я готовился в позиции на диаграмме к варианту 10.dxc5 bxc5 11.Nxc5 Qxc5 12.b4. В этом случае последовало бы 12…Bxf3 13.Qxf3 Qe5 14.bxa5 Qxa1 15.Qxa8 Qc3 16.Be2 Nc6 с инициативой у черных.

Естественно, я был заинтригован: видел ли мой партнер этот вариант или без оглядки прошел мимо опасности? После партии начался анализ. Я молчал, ожидая реплики моего партнера. В этот момент к столу подошел Петросян, и все сразу выяснилось.

«Почему ты уклонился от варианта 10.dc bc 11.Nc5?» – спросил Тайманова чемпион мира. “Ага, - подумалось мне, - значит не так уж плохо я понимал его игру...”
“Что ты, - отвечал мой партнер Петросяну, - здесь был неприятный промежуточный ход 12...Bf3”»

В партии Ботвинник-Эйве соперники точно следовали анализу Ботвинника, похвалившего голландца за последний штрих в этом анализе – ход 20...h5, обеспечивший прыжок коня на g4.

Ветераны, конечно, заранее подготовили эту партию и задумывались лишь для того, чтобы, чего доброго, ничего не перепутать.

Было бы странно, если бы такого рода показательные партии действительно игрались, особенно в жестких условиях ограниченного телевизионного времени.

Впрочем, лучше чем Доннер, тоже сыгравший однажды показательную партию с Эйве, не скажешь:

«Давай-ка перемолвимся словечком, Хейн», – осторожно произнес Эйве перед началом игры, потому что на протяжении всей своей жизни Грандмэтр не испытывал особого удовольствия при проигрыше партии, но я его опередил: “Ах, Великий и Всемогущий, даже если бы я хотел, я просто не смог бы выиграть партию у вас!” Получилась увлекательная, боевая ничья».

До матч-турнира на первенство мира 1948 года Ботвинник тяжело играл с Эйве. В Ноттингеме (1936) голландец тоже долгое время владел инициативой, окончательно выпустив выигрыш уже в глубоком окончании, названном Алехиным «самым волнующим эндшпилем турнира».

В фильме полувековой давности Ботвинник говорит по-немецки, хотя и не очень уверенно; напомню, что немецкий был международным языком шахматистов до Второй мировой войны. После войны Ботвинник пытался перейти на английский, но и английский Патриарха был не сильнее немецкого, и зачастую он говорил на смеси этих двух языков.


Эйве всегда встречал Ботвинника в Голландии прямо у трапа самолета

Часто бывая в Голландии, Михаил Моисеевич знал несколько расхожих выражений по-голландски. «У меня даже фамилия голландская» – говорил он.

По-голландски «Boot win ik» означает «я выигрываю корабль».

На шарже Игоря Соколова шахматные мельницы и тюльпаны  символизируют королевство Нидерландов, а единицы, растущие из тюльпанов – победы Ботвинника на международных турнирах в Голландии: Гронингене (1946), Вагенингене (1958), Амстердаме (1963 и 1966), Нордвейке (1965) и в Бевервейке (1969 – вместе Геллером). Ботвинник уверенно выиграл гаагскую половину матч-турнира на первенство мира (1948) (+4 -0) и показал лучший результат на 1-й доске на Олимпиаде в Амстердаме (1954).

В Нидерландах Ботвинник и закончил свою карьеру: турнир в Лейдене (1970) стал для него последним.

Патриарх любил вспоминать, что в Голландии он получил самый высокий в жизни гонорар. В 1958 году вместе с Эйве он выступал в телевизионной программе о перспективах электронно-вычислительных машин (ЭВМ), как тогда называли в Советском Союзе первые компьютеры.

Когда Эйве задал ему вопрос: «Будет ли когда-нибудь компьютер играть в шахматы сильнее человека?» - Ботвинник, не задумываясь, ответил: «Да!» И получил за участие в передаче 100 гульденов (примерно 1000 евро на сегодняшний день).

Тридцать лет Ботвинник был вице-президентом общества дружбы СССР - Голландия. Целью этой и других подобных организаций, было «содействие развитию и укреплению дружбы и взаимопонимания между народами СССР и других стран», как объяснилось в их статуте.

Членами организации являлись ученые, писатели, актеры, спортсмены и те, кого власти считали достойными представлять страну за рубежом. Как и все организации, связанные с поездками советских людей за границу, «общества дружбы» находились «под колпаком» госбезопасности. Прекратившие существование с распадом Советского Союза эти организации сегодня вновь созданы в России, хотя и под другим названием.


* * *

Я еще застал времена, когда поздно вечером по всесоюзному радио передавались специальные шахматные выпуски «Последних известий». Обычно их вел какой-нибудь известный спортивный комментатор, и читатели в возрасте помнят, наверное, голос знаменитого Вадима Синявского: «Передаем шахматный выпуск последних известий. Вы приготовили карандаш и бумагу? Записывайте отложенную позицию: Белые: «Король е1 – Король Евгений один, Ладья D2 - ладья Дмитрий два, Конь b3 - конь Борис три, Слон с4 - слон цапля четыре, пешки...»

В семидесятых-восьмидесятых годах в Голландии была крайне популярна шахматная радиопрограмма «Человек и конь». Выходившая раз в неделю получасовая передача была посвящена различным аспектам игры. Я нередко играл в ней партии с радиослушателями – ход в неделю – или вел короткие репортажи с турниров, куда забрасывала судьба профессионального шахматиста. Знаю, что программу, просуществовавшую десять лет, слушали даже люди, далекие от шахмат.

Потом шахматы добрались до телевидения, но в то докомпьютерное время показ и комментирование партий выглядело еще очень примитивно.


Эйве с Мюрингом в той же студии в Хилверсуме во время матча Спасский-Фишер (1972)

За десятилетие, прошедшее с партии Ботвинник - Эйве, техника несколько шагнула вперед, но принцип остался тем же: сейчас Эйве начнет анализировать только что продиктованную по телефону из Рейкьявика партию, а Мюринг воспроизводить ходы на демонстрационной доске, время от времени задавая экс-чемпиону мира риторические вопросы.

В наши дни комментирование партий в специальных шахматных выпусках по телевидению и тем более по радио фактически изжило себя. На всех крупных турнирах и матчах установлены камеры и любители шахмат могут не только следить за гроссмейстерскими комментариями с привлечением Верховного Жреца или без использования такового, но и за выражением лиц играющих, их перемещениями по сцене и т.д. и т.п. Желающие могут обсуждать в чате позиции на доске или любые другие шахматные и околошахматные проблемы.

Даже начинающийся через пару недель турнир в Вейк-ан-Зее - один из старейших шахматных турниров в мире - отказался в 2014 году от «живых» комментариев гроссмейстеров. Несмотря на большой успех у приезжающих из самых разных уголков Голландии любителей, огромный шатер, сооружаемый неподалеку от турнирного зала, на этот раз разбит не будет: организаторы понимают, что аудитория, охваченная комментариями онлайн, будет неизмеримо больше.

Если процесс комментирования партий, не говоря уже о самой игре, шагнул за последние десятилетия далеко вперед, кое-что в турнирных шахматах остается неизменным. Речь идет об обязательной записи партии участниками.

Такое было не всегда. Еще в начале прошлого века участники турниров, и тем более матчей на первенство мира, партии не записывали. Эта почетная обязанность поручалась их секундантам или секретарям соревнования.


Последняя партия матча Стейниц-Ласкер (Монтреаль 1894). Рядом со Стейницем за отдельным столиком вы видите секретаря матча, записывающего ходы маэстро.

Но уже в матче Капабланка – Алехин (1927) и чемпион мира, и претендент сами вели запись партий; я видел бланки великих в архиве вдовы Капабланки, завещанном ею манхеттенскому шахматному клубу. На эти бланки, равно как и на записи партий других известных гроссмейстеров, сегодня находится немало любителей из числа собирателей шахматных автографов и раритетов.


Бланк партии Спасский - Фишер (Зиген 1970, Олимпиада). Американец с детства привык пользоваться не алгебраической, а описательной нотацией, где ходы записываются более развернуто. Например, первый ход черных в этой партии 1... Nf6 изображается как 1...NKB3, то есть – королевский конь на третье поле от слона.

Несколько лет назад были предприняты попытки модернизировать и такой старомодный процесс как запись шахматной партии. Канадская фирма MonRoi разработала электронный счетчик ходов (e-recorder), где ходы «записываются» на экране простым прикосновением специального карандашика. Новинка, примененная участниками нескольких команд на Олимпиаде в Турине (2006), не стала популярной, и дело было не только в дороговизне довольно простого аппарата. Уже тогда появились сомневающиеся в его целесообразности. Польза от него нулевая, говорили они, а поле возможностей для читеров значительно расширяется.

Одна голландская фирма пытается сейчас выйти на рынок с новым вариантом электронного регистратора ходов, и вроде бы даже достигнуто соглашение с ФИДЕ о повсеместном внедрении аппарата в 2014 году.

Глава фирмы рассказал мне о преимуществах новинки: все партии автоматически вводятся в огромную базу данных, каждый обладатель такого «вечного» аппарата после окончания игры может занести только что сыгранную партию в собственный архив, приступить к ее анализу и т.д. Разработчик отметил, что проблема возможного читерства будет тоже решена каким-то очень простым способом.

«Молодые должны с энтузиазмом встретить это новшество – говорит директор фирмы. - Они отвыкли пользоваться ручкой, да и вообще записывать что-либо. Пальцами они пользуются только для того, чтобы нажимать на клавиши, кнопки или водить ими по поверхности айфона или айпеда.»

Закоренелый скептик, автор этих строк сомневается, что запись ходов будет отменена в ближайшее время, и все перейдут на электронный блокнотик с карандашиком. Хотя...

Если бы полвека назад Ботвиннику с Эйве сказали, каким образом будут вестись комментарии с турниров и матчей, и что осложнениям, случившимся в их партии, можно будет дать исчерпывающую (и окончательную) оценку в считаные секунды, они, наверное, усомнились бы не меньше.


  


Смотрите также...

  • Турнир 1936 года в Ноттингеме был одним из самых знаковых в прошлом веке. Вспоминает один из победителей его Михаил Ботвинник: «Долгое время чемпион мира Эйве был лидером, и я еле поспевал за ним. В этот критический момент состязания Ласкер неожиданно пришел ко мне в номер.


    Эмануил Ласкер на турнире в Ноттингеме (1936) представлял Советский Союз

  • В этом году в Голландии юбилейные даты. 110 лет назад родился Макс Эйве, в 1981 году он ушел из жизни. Профессор математики и президент ФИДЕ, спортсмен и джентльмен, он был уважаем не только в Голландии, но и во всем мире.

  • Эта фотография сделана на матче за мировое первенство Алехин - Эйве (1935). Надпись по-голландски: «Просим соблюдать абсолютную тишину». На табличке автографы обоих гроссмейстеров.

  • Ровно семьдесят лет назад началась советская эпоха в шахматах: выиграв матч-турнир на мировое первенство (май 1948), чемпионом стал Михаил Моисеевич Ботвинник. Хотя Ботвинник лидировал от начала и до конца соревнования, руководители советского государства (на самом высоком уровне!) нервничали и спрашивали у будущего чемпиона мира, не нуждается ли он в «дополнительной поддержке».

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Накануне мы сообщали о блицтурнире, проведенном в Сан-Франциско после основного соревнования. Победитель в блице так и не был выявлен, а вот главный приз основного турнира San Francisco GM Invitational 2014 все-таки достался Михаилу Гуревичу.

  • Четверть века назад на одном из турниров в Югославии встретились Сэмми Решевский и Драголюб Велимирович. Получив по дебюту примерно равную позицию, американский гроссмейстер склонился к сопернику – Велимирович немного туг на ухо: «I offer you a draw».

  • Несколько недель назад на Chess-News появился отзыв-впечатление известного шахматного журналиста Константина Базарова от блиц-турнира «Шахматные Этюды в ФОНБЕТе». Как турнирный директор и руководитель шахматной школы «Этюд», считаю необходимым донести до шахматной общественности позицию организаторов по участию в турнирах.

  • «Стой, стреляю!» - воскликнул конвойный,
    Злобный пес разодрал мой бушлат.
    Дорогие начальнички, будьте спокойны –
    Я уже возвращаюсь назад.

    Юз Алешковский

    Много лет я накапливал опыт,
    Приключений искал на неё;
    Обывателей нудный и суетный ропот

    Только тешил сознанье моё.