Последний раз

Время публикации: 17.05.2014 13:35 | Последнее обновление: 17.05.2014 13:42

Владимир Борисович иной раз даже не заботится о том, что «шьет белыми нитками», но в этих случаях хорошо его знающие люди принимают его пассажи за юмор.

В недавнем интервью Кларе Кэйвур он сам себе противоречит скорее потому, что не понял или не захотел принять тот факт, что все шахматисты, как только становятся чемпионами мира, становятся другими людьми. Происходит глобальное переформатирование их личности.

У гениальных шахматистов это происходит явно и необратимо, а у умных – тайно и, возможно, обратимо. Владимир Борисович в упомянутом интервью говорил о себе теперешнем, только и всего. А таперича не то шо давеча. Это две большие разницы.

Был когда-то и Владимир Борисович рысаком. А сегодня он просто лукавит.

Я потому и считал его попытку отобраться на матч с Анандом последней, что не верил в его психологическую способность готовиться к ТП как надо, а не как ему хочется.

Часто люди, сотворившие что-нибудь значительное в своей жизни, не могут понять, как они смогли выдержать все тяготы и добиться цели. И многие говорили после, что если бы знали, как тяжело и долго придется терпеть, не имея гарантии положительного результата, то никогда бы не решились на такое трудоемкое предприятие. А от возможности повторить столь тяжкий труд они бегут, как черт от ладана.

Три «К» потому и стали в глазах современников Великими, что не единожды бросались в этот омут и выходили победителями, хотя никто из них так и не смог заставить себя готовиться к защите короны с такой же отдачей, как к первому матчу.

Есть у меня основания думать, что в шахматах это невозможно.

Для тех из читателей, кто желает знать, как это бывает в большом спорте, предлагаю приложение.

 

Ты жемчуг свиньям раздаря
К нему доплатишь жизнь
Погубленную зря.

П О С Л Е Д Н И Й    Р А З

Меня били ногами со всех сторон одновременно. Даже по спине и заднице, на которых я лежал.

- Бред какой-то! Так не бывает, - усомнился полусонный мозг.

Но боль не прекращалась и, наконец, окончательно вернула сознание из кошмарного сна в действительность, которая тормошила меня за плечо рукой «блатного одуванчика» Адамыча. Во сне все болит, наяву все болит - значит, еще жив.

«Блатные одуванчики» - это старые массажисты, которые ездят на Олимпийские игры в награду за долголетнее бесплатное обслуживание руководителей Госкомспорта СССР. Они не могли выдержать и четверти нагрузки, и молодым приходилось работать по 12-14 часов в сутки. А массировать спортсмена на Олимпиаде – это не больного в поликлинике гладить.

«Одуванчики», конечно, в большинстве своем испытывали моральный дискомфорт. Некоторые даже извинялись перед молодыми, сознавая свой туристический статус. Другие кивали на «товарищей из профсоюзов», денно и нощно снующих по олимпийской деревне с удостоверениями массажистов советской делегации на груди. Так руководители делегаций представляли спортсменам сотрудников КГБ, выезжавших за рубеж в качестве их заместителей. Это, мол, из-за них на каждого массажиста по три команды спортсменов приходится.

- Да не тряси ты, Адамыч!

Встаю. Вот кто, оказывается, пинал меня ногами. Все тело болит, будто его всю ночь крутили в бетономешалке. Вчера перед душем прилег на минутку, да так и проспал всю ночь грязным в халате.

Это была моя шестая Олимпиада, между которыми прошло множество чемпионатов мира, Европы и прочих международных спортивных форумов. В одном только 1971 году мне пришлось работать на четырех чемпионатах мира и чемпионате Европы. Но нигде массажистам не доставалось так, как на Олимпийских играх.

Я по опыту знал, что еще 2-3 дня такой работы и будет легче. Боль из постоянно сильной превратится однажды утром в постоянно тупую. К такой можно привыкнуть. А кожа на кончиках пальцев станет такой тонкой, что можно будет с закрытыми глазами, на ощупь определять достоинство монеты.

Мы кроме массажных комнат и дороги аэропорт – олимпийская деревня – спортсооружения – олимпийская деревня – аэропорт ничего не видим. Даже выступления своих команд не всегда удается посмотреть полностью.

Каждую ночь, просыпаясь от боли, я говорил себе, что больше на Олимпиаду не поеду. И каждый раз перед глазами летели очень четкие, несмотря на прошедшие годы, картинки Олимпиады «Мехико – 68», на которых  один из моих подопечных сразу после финиша, выворачивая рвотой пустой желудок, хрипел мне: «Валера, бл..дью буду... последний раз.., ухожу».

Но правительство вновь призывало его под свои знамена. И еще четыре года, не щадя живота своего, готовился он к очередной Олимпиаде. И снова клялся, что уходит… И снова его убеждали, что если он еще может, то обязан…

Так он и выиграл три Олимпиады в борьбе с собой и соперниками со всего мира.

Недавно встретились на балу олимпийцев. Трехкратный Олимпийский Чемпион пришел на бал в куртке от тренировочного костюма, потертых джинсах, дырявых туфлях и с одиноким зубом в темной пещере рта. Да и зачем ему больше-то, коли есть нечего… Обнялись… Ком в горле Долго молчали, глядя друг другу в глаза. Молчание не тяготило. Вместе три Олимпиады и восемь лет по чемпионатам мира и Европы. Это пики, а между ними годы каторжного труда, часто в скотских условиях.

Однажды креативная идея тренера забросила нас  на берег высокогорного озера, где кроме наших палаток не было никакого жилья на сотни верст вокруг. Ну, кто сейчас поверит, что такое могло быть при подготовке к Олимпийским играм? Да, было что вспомнить! Вот мы и крутили в памяти три кино: «Мехико-68», «Мюнхен-72», «Монреаль-76» и по четыре года между ними.

Вот такую пирамиду МММ государство разыграло с Чемпионом, когда Мавроди еще под стол пешком ходил.

Всю жизнь гробил здоровье во славу Отечества, а оно в ответ обеспечило нищую старость. Среди бывших олимпийцев таких большинство.

Чья-то мудрая голова посадила их за самые дальние от иностранных гостей столы – дабы не позорила государство вчерашняя гордость страны своей неухоженностью.

Неухоженный человек – это человек, который не уходит вовремя откуда-то куда-то. Из спорта, из жизни… Потому и становится неухоженным.

Сейчас рядом с VIP-столами сидит сегодняшняя пока еще ухоженная гордость страны. Совковая ротация.

Да, уходить надо вовремя. Кто этого не знает? Пора и мне, иначе стану неухоженным.

Это моя последняя Олимпиада. Ухожу… 


* * *

О полемике вокруг целесообразности упразднения матча на первенство мира хочется сказать, что все гораздо проще, чем представляется ее участникам. Что бы ни говорили шахматные функционеры, а интерес болельщиков к шахматным турнирам неумолимо падает в силу многих причин.

Шахматисты хотят получать не только удовольствие от своей игры (как они часто говорят), но еще и большие деньги за полученное ими же удовольствие (о чем они говорят не реже).

А разве кто-нибудь возражает?

Дело за малым: шахматистам надо снова стать интересными для любителей шахмат.


  


Смотрите также...