Гарри Каспаров: "Нынешнее руководство ФИДЕ - это такая коллективная судья Боровкова"

Время публикации: 04.08.2014 16:50 | Последнее обновление: 05.08.2014 03:31
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Длительность аудио: 08 мин. 46 сек.

Е.СУРОВ: Гарри, расскажите об истории с прокси.

Г.КАСПАРОВ: Здесь длинная, довольно грустная история. Прокси всегда были проблемой в ФИДЕ. Поэтому когда разрабатывался проект правил в 2012 году, велись переговоры в Стамбуле и в Таллине утверждались правила, мы тогда настаивали на максимальной прозрачности процесса и минимизации вторжения каких-то третьих сил на финальной стадии. К сожалению, ФИДЕ всячески старалась сохранить вот эти «лакуны». Одна из проблем – из-за чего, как мне кажется, это все и началось, – в том, что ФИДЕ в лице Макропулоса и Фримана категорически отказалась принять наше предложение о том, чтобы крупная аудиторская фирма просто зафиксировала всё. Это самое простое решение, которое не оставило бы никаких зазоров. PricewaterhouseCoopers – и всё, и все отдыхают, всем всё понятно. Тем не менее, это было…

Е.СУРОВ: Они это чем-то мотивировали?

Г.КАСПАРОВ: Ничем не мотивировали! Нет, они мотивировали тем, что это – наш процесс, мы не должны никого вовлекать, ибо это будет стоить нам больших денег. На самом деле, понятно, что этот процесс не стоил бы реально никаких серьезных денег, более того, наша компания могла бы за это еще и заплатить, потому что работы не так уж и много. Если следовать правилам, то все было бы очень просто.

Это предложение было отвергнуто, что, конечно же, создало потенциальную почву для злоупотреблений, потому что когда одна страна контролирует офис ФИДЕ и всю документацию, которая приходит и выходит, имеет прямой доступ к любой национальной федерации, то это, конечно, позволяет им злоупотреблять своим служебным положением.

Следующим этапом было именно согласование механизма получения прокси. Понятно, что само по себе прокси – это документ, который дается тем, кто не приезжает. Человека нет по каким-то причинам – скажем, визу не получил, в каких-то случаях это тоже было оправдано. В нашем случае те три прокси, которые мы имеем, – Бутан, Южная Африка и Гонконг, – это конкретно те федерации, которые не имеют своего делегата вот на этом Конгрессе. С ФИДЕ ситуация принципиально иная. Как минимум, половина президентов или делегатов федераций, которые выдали прокси Макропулосу и другим людям из ФИДЕ, будут находиться здесь. Можно потом конкретно посчитать, но, как минимум, половина будет сидеть в зале. Причем в некоторых случаях это люди, которые голосовать будут совершенно иначе, потому что их решение, то есть решение федерации, противоречило тому мандату, который президент федерации по каким-то причинам подписывал для другой страны. Вот я привел пример с Африкой. У Свазиленда, например, уже было четкое решение, и вдруг по каким-то причинам президент федерации – между прочим, человек, уже смещенный со своей должности – все-таки послал Макропулосу прокси, что создало такую неестественную ситуацию: делегат Свазиленда приедет, сидит делегат, но прокси почему-то находится в других руках с решением голосовать за меня.

Последняя стадия конфликта была связана с тем, что защитным механизмом против злоупотребления были даты. То есть был дан определенный список делегатов, а потом эти прокси могли передаваться от делегата к делегату. 14 июля этот список должен был быть утвержден. Электоральный комитет полностью контролируется ФИДЕ. Все голосования были 4:1. Единственный делегат из Европы, представитель Эстонии Коробейник постоянно привлекал внимание к злоупотреблениям, но он всегда был один. Как только возникала проблема доказать, что 2 + 2 = 5, поднимались руки, и четырьмя голосами против одного объявлялось, что 2 + 2 – это 5, 6 или сколько требовалось.

Мы внесли совершенно логичное предложение. Для того, чтобы избежать злоупотреблений с получением прокси заранее, а потом проставлением нужной даты, давайте 14 июля на собрании электорального комитета утвердим текст – канонический, со всеми запятыми, по которому можно будет выдавать прокси.  А до этого времени текста не должно быть. Это предложение снова было отвергнуто. Совершенно очевидно, что прокси, которые собирали, собирали заранее. Более того, у нас достаточно свидетельств того, что эти е-мейлы из офисов ФИДЕ отправлялись раньше.

Значит, мы получили эти прокси. Из 25 мы поставили вопрос по 18. Достаточно очевидно, что существовали злоупотребления, даже связанные с разными фондами, когда набиралась дата. Но у большинства из них отсутствовал е-мейл, который должен был засвидетельствовать переход прокси от делегата к новому владельцу прокси. Мы запросили информацию по 18 прокси, нам отказали. В итоге мы идентифицировали 11 случаев, когда вообще непонятно, как делегат передал прокси, из них 4 было у Макропулоса. Как было сказано: «Доставлен лично в офис ФИДЕ». Но учитывая, что из какого-нибудь далекого Лаоса доставить прокси в ФИДЕ за несколько часов невозможно, мы запросили е-мейлы: если Макропулос получил персонально, то покажите. Нам снова отказали. То есть на сегодняшний день, как я уже сказал, есть, как минимум, 14 голосов, по которым любой независимый суд признает… Эти голоса не могут учитываться, потому что по ним отсутствует документальная база, они не могут быть зафиксированы. Ирония судьбы, что ряд этих прокси представлен людьми, которые сидят здесь. Они просто находятся в зале! На самом деле, это тоже показывает уровень подозрительности внутри ФИДЕ. Вроде федерация за вас голосует, так почему надо забирать у нее голос? Более того, по правилам эти голоса могут вернуться президентам федераций. Вот верните, пожалуйста! Вот сидят президенты федераций – вот и верните им голоса! То есть сама ситуация, когда человек-африканец будет сидеть в зале, а за него будет голосовать Макропулос или тот, кому он передаст голос, уже показывает всю аморальность всей этой истории с прокси. Очевидно, что это заранее рассматривалось ФИДЕ как возможность получить незаконные конкурентные преимущества за счет именно тотального контроля за всем процессом.

Е.СУРОВ: А вот в 2012 году были же приняты определенные ограничения?

Г.КАСПАРОВ: Ограничения были приняты. По крайней мере, мы добились того, что лист потенциальных владельцев прокси ограничен только делегатами, то есть невозможно сделать… Ясно, что речь там уже идет про 176 человек. По крайней мере, мы понимаем, что уже нельзя сделать факс с какого-нибудь далекого острова, который передаст кому-то голос в последнюю секунду. То есть мы старались сделать процесс максимально прозрачным. И этот процесс был бы идеальным, если бы было принято наше оригинальное предложение: нанимается компания, какой-нибудь PricewaterhouseCoopers. И все вопросы закрываются! Это не бином Ньютона, никаких особых проблем с этим нет – просто проверить прокси. Если бы мы следовали этим процедурам… На самом деле, это закон хороший. Но знаете, как всегда: конституция может быть хорошей, только ее не выполняют. То же самое и здесь.

Уровень агрессивности в какие-то моменты даже напоминал суды, когда нас таскали в России по судам. Вы говорите: «Меня здесь не было!», а вам отвечают: «Нет, вы здесь были, потому что полицейский так сказал!». То же самое и Фриман. Он утверждает: «Как вы смеете подозревать нас в бесчестности?!». И поэтому мы вам ничего не покажем, потому что мы честные люди по определению. Макропулос сказал, что он получил е-мейл? Сказал. Как вы можете подозревать его?! Тогда покажите е-мейл. Нет, не покажем! Потому что мы вот такие вот.

Е.СУРОВ: Ну да, против такой логики трудно спорить.

Г.КАСПАРОВ: Это логика российских судов в путинскую эпоху. Вот она в какой-то мере воспроизводится здесь и сейчас. Всё, мы вам ничего не покажем!

Что важно. Было много спорных ситуаций, я даже не буду в них вдаваться. Габон, Афганистан, Папуа – Новая Гвинея, Пакистан – там много федераций. По всем этим вопросам – буквально по всем! – решения принимались в одну сторону. Даже в таком очевидном случае, как Габон, где закон был на стороне федерации, где были два письма от министерства спорта, письмо Олимпийского комитета, вся документация. Даже в этом случае офис ФИДЕ просто выкинул всю документацию на помойку. Нет документов – и всё! То есть Фриман зачеркивает одну федерацию и ставит другую. Так что уровень наглости злоупотребления напоминает уровень наглости в российских судах. Это чтобы российскому читателю было понятно, как это все происходит. Такая коллективная судья Боровкова. Или судья Данилкин...


  


Комментарии

Абсолютно потрясающая

Абсолютно потрясающая способность Каспарова толочь воду в ступе.
Из восьми-минутного монолога я только уловил, что система прокси плохая и что Макропулос отказвается показывать им имейлы.

Мои аплодисменты: абсолютно

Мои аплодисменты: абсолютно потрясающая способность делать такие глубочайшие выводы - я лично в восхищении!:))

Смотрите также...