"Каспарова со счетов не сбрасываю. Илюмжинова - тоже. И еще одного..."

Время публикации: 01.10.2014 23:17 | Последнее обновление: 17.10.2014 01:33
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Длительность: 01 час 08 мин.

Е.СУРОВ: Вот мы и встретились опять с Зурабом Азмайпарашвили, на этот раз уже с президентом ЕШС. Мы сейчас находимся в Баку, Зураб, здравствуйте!

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Добрый день! Мне приятно, что мы встретились в этом городе. Во-первых, это замечательный город, во-вторых, у меня много воспоминаний, связанных с Азербайджаном, и далеко не самых плохих в моей жизни. Поэтому мне всегда приятно находиться здесь, а в данный момент я здесь нахожусь в качестве гостя – мы открываем Гран-При. А дальше я уже полечу в другие места.

Е.СУРОВ: В данном случае не в качестве президента, а в качестве почетного гостя?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Честно говоря, меня пригласила Азербайджанская шахматная федерация в качестве президента ЕШС. Но, с другой стороны, меня также пригласил Маир Мамедов в качестве друга. Так что давайте определимся: я друг или официальное лицо? Первый вариант мне нравится больше.

Е.СУРОВ: Но я вас хочу спросить прежде всего как официальное лицо…

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Это понятно. Я ведь даю интервью, и это понятно.

Е.СУРОВ: Сколько времени вы уже президент ЕШС? Месяц или уже больше?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Скоро уже будет два месяца.

Е.СУРОВ: Да, время быстро летит. Ну и какие у вас уже успехи на этом посту?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Скажем так, пока я и не ожидал, что у меня будут какие-то успехи. Во-первых, надо расчистить все, что было до этого. А это работа не президента. Работа президента будет начинаться в тот момент, когда будет чистое поле, и ты сможешь на нем работать. А когда надо еще чистить… Допустим, с офисом надо разобраться. Мы уже практически разобрались – офиса в Белграде точно не будет. Туда уже ездили наш казначей и бухгалтер – это было в конце августа. Надо было решать финансовые моменты, надо было решать, что мы будем делать с офисом. И тогда мы сделали политическое решение: офиса в Белграде не будет.

Е.СУРОВ: А где будет?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Это уже следующий вопрос, поэтому давайте пока с этим закончим.

Е.СУРОВ: Единственное, что я могу сказать насчет Белградского офиса: его жалко с той точки зрения, что он очень красивый был, с красивым видом на город.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Да, но кому этот офис принадлежал, вот вопрос. Принадлежал ли он Европейскому шахматному союзу? Ни одного подтверждающего документа нет. Ни одного! Странно, да? Просто интересно, кому он принадлежал, задаю я вопрос. Наверное, журналисты могут это выяснить.

Е.СУРОВ: А если я вам задам этот вопрос, то вы не знаете ответа?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я точно не знаю. Но то, что не Европейскому шахматному союзу – это факт. ЕШС как орган не был зарегистрирован вообще в Сербии. Неплохо, правда?

Потом мне предложили продать мебель там… Казначей ведь должен заработать деньги для ЕШС. Мне комиссия предложила продать мебель, конечно, задешево – мы же не будем транспортировать эту мебель, если появится новый офис, правда? Тем более, что мы не знаем, где и когда он будет. И я опять-таки принял политическое решение. Зачем продавать за бесценок? Притом непонятно кому. Потому что совершенно ясно, что тот, кто контролировал этот офис, тот бы, наверное, и купил задешево эту мебель, правильно? Поэтому я принял решение, что эта мебель отойдет Сербской шахматной федерации. Мы уже подписали соглашение, Теодорос Цорбадзоглу ездил туда, так что мебель мы подарили Сербской шахматной федерации. Я считаю, что первое хорошее дело мы уже сделали.

Второе – это, естественно, то, что заключено очень много контрактов. Контракты с двумя испанскими фирмами: одна – Travel Agency, другая – маркетинговая компания. И третье... Я не знаю, как это звучит, но Сильвио Данаилов подписал контракт с болгарским пиар-агентством до мая 2015 года. Я понимаю, что там, скорей всего, очень хорошая болгарская пиар-компания. Но человек, который работал пресс-атташе ЕШС, Бойко Христов, показывает, что мы ему по контракту должны каждый месяц платить деньги. Неважно, работает он или нет. Он сейчас написал, что он готов работать. Но человек забывает, что во время кампании в этом году он работал на одну сторону. То есть он не работал на ЕШС, он работал конкретно на Сильвио Данаилова и его кампанию. Человек даже не понимает, что такое вообще этические нормы. И он давит на нас, чтобы мы платили ему зарплату.

И вот эти фирмы тоже на нас нажимают, что мы должны им платить. Но мы пока даже не можем прояснить, что конкретно они нам предлагают, какой сервис?

Третий момент, который существует, с которым мы разбираемся, - это вопрос с федерацией Черногории. Черногорская шахматная федерация предъявляет нам иск на 30200 евро, которые кто-то недодал им во время чемпионата Европы в Будве. В Тромсё мы приняли политическое решение отдать все документы Черногорской шахматной федерации. Мы отдали им эти документы, теперь они просят с нас деньги. Хотя ЕШС по контракту тогда, естественно, не получал никаких комиссионных, чтобы мы платили союзу Черногории.

Е.СУРОВ: А за что платить, я не очень понял?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Там история такая. Шакотич был организатором турнира. Параллельно он был и президентом федерации, и исполнительным директором ЕШС. А через президента ЕШС Черногорская шахматная федерация, получив право проводить у себя турнир, передала права сначала одной фирме, потом другой фирме, и там уже передалось на Шакотича. Я не знаю, там какая-то сложная комбинация, на самом деле. Но мы будем разбираться с этими комбинациями и со всеми этими делами. Опять-таки, я не хочу судиться, мы не намерены никого судить или осуждать. Но с фактами надо разобраться, чтобы все легло ровно, как бы "обнулить" ситуацию.

Е.СУРОВ: А у вас не было встречи с предыдущим президентом? Есть ведь некая процедура передачи дел, что-нибудь вроде этого.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Как это – "передать дела"? Я выиграл выборы, правильно? Президент ушел к себе домой, и все. Я думал, что мы встретимся в Бильбао, а он туда не приехал, хотя я думал, что он будет. Организаторы отзывались о Сильвио Данаилове, что благодаря ему они получили этот турнир Masters. Я думаю, что они его пригласили, но он не появился. Мой казначей разговаривал с бывшим казначеем, который был в Бильбао, с господином Бурштейном, и там были вопросы, на которые они должны ответить. На сегодня мы уже наняли адвоката, у нас просто нет выбора. Наш адвокат [неразборчивое имя], хорошая девочка, она понимает нашу шахматную тематику, потому что работала в свое время в офисе ФИДЕ, сейчас она магистр по юриспруденции и работает адвокатом. Мы не можем сейчас тратить много денег, а она нам помогает, в чем-то делает специальные скидки. И по последним письмам я вижу, что она обратится с вопросами к бывшему президенту, генеральному секретарю и казначею. И думаю, что мы получим ответы. А после этих ответов мы уже пойдем чуть-чуть вперед.

Вот это та рутинная работа, которую надо закончить. Я думаю, что мы завершим эту работу к Батуми – мы проводим там заседание Правления 24 октября, а 25 октября у нас внеочередная Генеральная Ассамблея…

Е.СУРОВ: Это в Батуми будет проводиться?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Да. Потому что нам надо решить, что будет с бюджетом 2015 года. Я однозначно не буду работать с бюджетом, который утвердило предыдущее руководство.

Е.СУРОВ: Он меньше, чем вы хотите?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Во-первых, он меньше. Во-вторых, он непонятен. Потому что когда по маркетингу, скажем, апеллируют вначале к каким-то цифрам – какие-то 60 тысяч, - непонятно, какая польза была от маркетинга столько лет. И почему это надо писать, чтобы потом манипулировать бюджетом? Я не собираюсь манипулировать бюджетом.

Третье. Я очень надеюсь, что к этому времени у меня будет спонсор, поэтому я уже хочу, чтобы бюджет планировался так, чтобы он был реальным на 2015 год. Так что будем разбираться с контрактами, потому что без разрешения правления мы не можем контракты ни продлить, ни аннулировать. Хотя, скорей всего, нам придется аннулировать некоторые контракты, к сожалению. Потому что если мы аннулируем контракты, то это означает, что мы потеряли какие-то деньги. А если мы будем продолжать работать по контрактам, без каких-либо гарантий, это будет означать, что мы опять будем терять гораздо большие деньги. А я не хочу терять деньги. Лучше потерять что-то, чем потерять всё. Думаю, что мы пойдем таким путем.

Приглашены абсолютно все, включая экс-президента Данаилова. Кто воспользуется приглашением, тот приедет. Делегатов будет достаточно. Мы их принимаем.

Е.СУРОВ: И все-таки у вас был очень хитрый взгляд в вопросе об офисе.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Хорошо! У меня было несколько встреч по вопросу офиса. Например, были встречи в Турции. Я ожидаю предложения из Стамбула. Мы договорились в принципе о параметрах, и если эти параметры нас будут удовлетворять, то я не исключаю такой возможности, что офис будет в Стамбуле. Была у меня встреча во Франции, с президентом шахматной федерации Салазаром. Они мне показали, где размещается их федерация. То есть они могут - как это было в Берлине, когда в пределах Германской шахматной федерации был и европейский офис, - в пределах Французской шахматной федерации иметь офис. Но для нас стало совершенно очевидно, что это не может быть нашим главным офисом. Это может быть или офис по маркетингу, или бизнес-офис. Я не исключаю такой возможности, и мы сможем договориться, чтобы быть полезными друг другу. Чтобы, с одной стороны, и Французской федерации был полезен ЕШС, и чтобы Французская федерация была ему полезна. И конечно, я не исключаю возможности иметь такой офис в Тбилиси.

Е.СУРОВ: Главный офис?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Да. Я не исключаю такой возможности. Буду работать в этом направлении. Хотя у меня не было такой идеи, но сейчас просто все мои единомышленники сходятся к тому, что было бы неплохо, если бы этот офис… Да! У меня, безусловно, есть условие: этот офис должен быть бесплатным для ЕШС.

Е.СУРОВ: А что означает "бесплатный"? За него же кто-то платит?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: "Бесплатный" означает, что здание бесплатно, коммунальные услуги бесплатно и секретарь тоже…

Е.СУРОВ: А кто за это платит в итоге?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я должен договориться с властями, со спонсорами – неважно. Главное, чтобы они платили. Если Турция выйдет с предложением, что все это будет бесплатно, то… Естественно, я не хочу сказать, что работники офиса не должны получать зарплату, это мы будем платить. Но все остальное… Я хочу на коммунальные расходы – воду, телефон и так далее – найти спонсора. Уважающая себя страна, федерация это найдет. 

Е.СУРОВ: Правильно ли я понимаю по поводу спонсора, что будет некий один крупный спонсор, постоянно поддерживающий ЕШС?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я думаю, да.

Е.СУРОВ: И этот спонсор – тот же самый, что поддерживал вас в предвыборной кампании?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: А кто это?

Е.СУРОВ: А вы мне сами об этом в интервью говорили.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Меня многие поддерживали.

Е.СУРОВ: Тем не менее, вы даже называли имя этого человека.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Человека… Опять же, почему надо все время связываться с одним человеком? У меня есть много друзей, и я с чего-то начну. Про себя-то я знаю. Но пока у меня не будет… Более того, даже контрактов не будет. Вот, например, у меня была встреча – не буду врать – и сейчас находится уже на практически завершающей стадии. Те, кто хочет спонсировать, советовали мне сделать свой фонд – я его уже сделал, это Фонд президента ЕШС. Они аккумулируют свои средства там. И это будет неплохо, даже для меня. Они пока больше доверяют мне, чем… Они хотят помочь, в первую очередь, мне. И это было ими изначально изложено. И если деньги будут вот так прямо даны Европейскому шахматному союзу, то… Допустим, у нас сейчас есть 200 тысяч. И спонсор дает Х. 200 тысяч плюс Х – это ты закладываешь в бюджет и, хочешь не хочешь, но ты должен это тратить. Это однозначно. Если заложено в бюджет столько-то, то нормальный руководитель  этот бюджет тратит, чтобы к концу года баланс был на нуле.

И если это будет фонд, то фонд, безусловно, будет финансировать проекты. Причем проекты какие? Мы же ориентированы на образование, программу "Шахматы в школе" и все такое. Изначально было так: европейская комиссия "Шахмат в школе" получает столько-то. А потом анализируешь факты и думаешь: а почему она должна получать вообще хоть что-то? На работу комиссии – это я понимаю. В год один раз собрать их где-то, оплатить билеты, гостиницу – это да, я понимаю. Но если, допустим, кто-то сказал: 30 тысяч или 40 тысяч должна получить комиссия… А что они будут делать на 40 тысяч? Если у них нет проекта на 40 тысяч, значит, они не могут их тратить, правильно? Вот если будет фонд – будет легче, потому что тогда комиссия будет иметь минимальный бюджет, чтобы подготовить проект. Готовят они проект, допустим, он будет стоить 20 тысяч. Они обратятся к фонду. Или к ЕШС. ЕШС обратится к Фонду президента, и я, безусловно, не буду притормаживать их, я буду все выделять. Но если это будет сумасшедший проект, то я не буду финансировать. Думаю, что это правильный выход именно для того, чтобы слаженно работать.

Е.СУРОВ: Если упрощать, вы сейчас занимаетесь оптимизацией расходов.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Конечно, надо оптимизировать расходы. И главное, чтобы деньги тратились правильно. Просто так тратить деньги, из-за того, что они есть, - это неправильно. 

Е.СУРОВ: А вот смотрите, это интервью будут слушать или читать шахматисты, гроссмейстеры. И они спросят: "Давайте ближе к шахматам". Какие у вас сейчас шахматные проекты?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Давайте к шахматам. Те проекты, что есть, мы будем продолжать двигать. По индивидуальным турнирам у нас вопросов нет. Я анализирую ситуацию и понимаю, что организовывать мужской  и женский индивидуальные чемпионаты – это самое тяжелое дело на данный момент. Тяжелое – потому что дорогостоящее. Я думаю, что мы найдем выход. Надо работать со спонсорами, со странами, с федерациями и так далее.

Что касается других чемпионатов, то, как вы знаете, у нас есть большие тендеры, и они будут участвовать в тендерах. Одиннадцать соревнований проходят под эгидой ЕШС. Но мое наблюдение, что сейчас европейский клубный турнир заходит в  стадию кризиса.

Е.СУРОВ: По мнению некоторых, он уже давно зашел в эту стадию.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я не имею в виду только женский. Женский клубный чемпионат уже давно находится в глубоком кризисе. Его надо как-то моделировать, спасать, иначе он вообще будет умирать. Мужской клубный турнир тоже заходит в кризис, по моему мнению. Потому что сильные команды уже требуют, чтобы не было такого большого турнира, чтобы было соперничество только между ними. А слабые требуют, чтобы была возможность встретиться с сильными. И тут надо как-то балансировать. У меня такое ощущение, что надо будет сделать Лигу чемпионов и, скажем, Первую лигу. Притом нельзя оскорблять вторую часть. Потому что если ты оскорбляешь более слабых, то совершенно очевидно, что многие клубы потом вообще не захотят участвовать. Тут надо найти золотую середину, чтобы и сохранить статус-кво, и не обижать тех, кого нельзя обижать. Это сложная работа, но мы будем работать в этом направлении. А женский чемпионат… Ну посмотрите, уже восемь команд осталось! А организатор не выставляет свою команду. Это просто позор! Для меня это самое худшее – когда организатор, который проводит соревнование, не выставляет свою команду. Ну что хуже можно придумать?! Зачем тогда организатор берет на себя это все, можно задать простой вопрос? Для чего организуется турнир, если вы в своей стране не популяризуете это соревнование? Коммерческая тайна? Не будет тут никакой коммерческой тайны! Я понимаю, что для некоторых это коммерческая тайна. Организаторы обязательно должны выставлять как минимум одну команду!

С детскими соревнованиями, как вы знаете, у нас проблем нет. Я сейчас пытаюсь сбалансировать ситуацию. Я понимаю, что сейчас у нас где-то очень много организаторов, которые вцепились и не хотят оторваться – идет тендер, идет борьба. А где-то мы ищем организатора. ФИДЕ в свое время очень хорошо придумала. Когда у многих федераций появился интерес к олимпиадам, ФИДЕ задумалась: а где же проводить соревнование Кубок мира, которое дорого стоит? И придумала. Сказала организаторам, что если вы хотите проводить олимпиаду, то надо брать на себя и Кубок мира тоже. И предложение прошло. То есть была проведена реформа, которая прошла. Потому что действительно, у олимпиады организатор всегда находится.

Е.СУРОВ: К этой реформе нужно и осторожно относиться. Потому что, как выяснилось в Тромсё, на Кубок мира ушли некие средства, а потом не хватило на Олимпиаду.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Это уже объяснения, извините, организатора, который, по-моему, этот момент использовал немножко недобросовестно. Они нарушили очень много моментов. И тут я не могу не согласиться с мнением людей, что виноват не только организатор. Виновата в чем-то и ФИДЕ. Потому что… Скажем, сейчас я – организатор олимпиады в Грузии. Мы взяли обязательство, что у нас будет экспо-зал, где будет проведено соревнование.

Е.СУРОВ: Зал, которого еще нет.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Правильно, которого еще нет. Допустим, проходит время – уже 2015, 2016 год, - а у нас ничего нет. Я думаю, что на такой случай у ФИДЕ должны быть некие правила, чтобы просто…

Е.СУРОВ: Какие-то вопросы должны возникнуть?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Обязательно! Вопросы должны возникнуть, и они должны решаться. Если они не решаются, тогда, по правилам, должна работать другая система. Мы же кладем какие-то деньги как депозит. Вот вы теряете депозит, теряете олимпиаду.

А мы начинаем искать потенциального организатора. За два года до соревнований, я думаю, что организатора можно найти. Конечно, за четыре-пять месяцев его найти невозможно, потому что это крупное соревнование, и за такой срок денег ты практически нигде не находишь, если только это не совсем развитая страна. Мне кажется, что когда организаторы Тромсё обещали построить зал для соревнований, они должны были сдержать данное слово, а не манипулировать потом ситуацией, что у них денег нет, того нет, этого нет. Я понимаю и ФИДЕ тоже. Она пошла на уступки. Но если денег нет, и ты их нигде не находишь, то… ФИДЕ все-таки хотела, чтобы организатор провел это соревнование, и помогала. Но я был бы пожестче в этой ситуации. Я считаю, что ЕШС должен действовать так: есть контракт, то если он не соблюдается, то надо действовать пожестче.

Е.СУРОВ: В общем, вы вели еще к тому, что хотите привязать организацию какого-то крупного соревнования к другому соревнованию.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Может быть. Я не исключаю, что мы, допустим, в будущем будем пересматривать регламент, и какое-то соревнование, если оно тяжело двигается, ему тяжело находятся спонсоры и так далее, тогда… Скажем, будет бонусная система. Допустим, кто-то подает заявку на проведение турнира. В заявке указано, какой зал, какой аэропорт, какие отели и так далее. И будет еще один пункт: какие турниры проводили эти организаторы. И если ты видишь, что они проводили исключительно турниры, которые нарасхват, и все бьются за эти турниры, тогда понятно, что это нельзя считать за бонус. Но если они проводили турниры, на которые тяжело искать организаторов, то они должны получить серьезный плюс, и в бонусной системе они должны получать столько очков, чтобы легче получать другие соревнования. Я думаю, что выход можно найти.

Е.СУРОВ: ЕШС и ФИДЕ сейчас тесно сотрудничают? Не то, что раньше?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Пока мы сотрудничаем на том уровне, на каком это сотрудничество вообще есть. ФИДЕ прислала нам уведомление, что мы должны были номинировать до 15 сентября членов комиссии от европейских стран. Мы им послали свои кандидатуры – это первое наше обязательство. И скоро ФИДЕ уже опубликует список комиссии. Пока это первое сотрудничество. Но мы, конечно, будем сотрудничать. ФИДЕ, к сожалению, не смогла провести женский чемпионат мира в этом году. Сейчас есть какие-то мысли, что она проведет его в марте 2015 года. И мы должны, естественно, сотрудничать, потому что, скажем, у меня вырисовывается картина, что в марте я не смогу провести женский чемпионат. В апреле тоже не смогу, потому что в апреле это совпадает с китайским командным чемпионатом мира. Я уже должен манипулировать датами. Скажем, в начале марта начать соревнование или закончить уже где-то там… Это нормальное взаимодействие. Но я не сторонник этого. Да, мы будем понимать друг друга. Но надо просто сделать календарь и жестко его придерживаться.

Е.СУРОВ: А что делать, если никто не хочет организовывать женский чемпионат?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Есть обязательства. У кого есть обязательства? У ФИДЕ! Если есть у Европы обязательства, и я не нахожу, скажем, организатора – ищу по всему миру, но не нахожу... Есть какие-то резервы. Мы же не можем остаться без чемпионата! Значит, мы проведем чемпионат в любом случае. Но у нас, к сожалению, нет конкретных дат. Вот с датами нужно определиться совершенно жестко. Мы идем на уступки, и это мне не нравится. Представьте, Женя, завтра я иду к потенциальному организатору и говорю: "Знаете, турнир будет в марте. Можно?". Он говорит: "Да, пожалуйста! В марте - это хорошо". А послезавтра выходит постановление ФИДЕ о том, что в марте проводится женский чемпионат мира. Я звоню организатору, а он говорит: "А я только в марте могу". И я потерял организатора, правильно? То есть это взаимодействие должно быть очень тесное. И мы сейчас работаем в этом направлении, чтобы вот такого не было. Если ты заранее заложил в календарь турнир, то надо следовать этому. Я понимаю, что женский чемпионат мира – это дорогостоящее соревнование, наверное, у ФИДЕ столько денег просто нет. Но в будущем это надо как-то решать. Я не соглашусь с тем, чтобы постоянно менять сроки.

Е.СУРОВ: А март – это уже более или менее определенный срок?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Нет, не определенный, просто разговор такой был.

Е.СУРОВ: А как вы думаете, где может пройти чемпионат?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я не знаю и спрашивать не буду, зачем? Это все детали. Просто мне сказали, что если я намереваюсь чемпионат Европы кому-то отдать – потому что это соревнование сейчас уже пойдет без тендера, это будет чисто мое решение…

Е.СУРОВ: А почему?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Потому что предыдущий менеджмент не был успешен в этом тендере, скажем так. И по тем же правилам президенту дается право – замечательное, конечно, право…

Е.СУРОВ: В ЕШС президент тоже может все, что угодно?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: …право находить организатора. Ну вот я и воспользуюсь этим правом и буду искать организатора. Надеюсь, что найду. У меня уже есть какие-то наметки, несколько федераций… Но я думаю, что найду золотую середину.

Честно говоря, я сторонник того, чтобы мужской и женский чемпионат проводились вместе.

Е.СУРОВ: А такое ведь уже было когда-то.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я сторонник, и не исключаю такой возможности, что мое решение будет принято, понимание там двустороннее. И с Израильской шахматной федерацией мы можем договориться и вместе провести чемпионат.

Е.СУРОВ: В те же самые сроки?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Да, в те же сроки, потому что это идеально. Например, в 2018 году – пусть никто в этом уже не сомневается, -  я заложил в бюджет мужской и женский чемпионат провести в Грузии. Не знаю пока, в каком городе, но точно в Грузии. 200 тысяч в бюджете уже есть, призовой фонд для женского и мужского чемпионатов, еще от 50 до 100 тысяч – это я организую. 

Е.СУРОВ: То есть в 2018 году шахматы будут просто греметь в Грузии!

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Однозначно! В 2016 году женский Гран-При проведем.

Е.СУРОВ: Это точно?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Абсолютно точно.

Е.СУРОВ: А где?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Тоже будем решать. Не всё же в Батуми будем проводить, правильно? Нет, пока у нас нет таких амбиций – проводить чемпионаты мира. Я все это, честно говоря, хочу сделать в плане такого соуса к олимпиаде - помочь другим. Помочь ФИДЕ в организации Гран-При, помочь Европейскому союзу в организации индивидуальных чемпионатов. Хорошо, когда у тебя есть такой козырь, как олимпиада, и ты можешь работать на благо шахмат в разных направлениях, а не только на олимпиаду. Поэтому загружаем соревнованиями по максимуму.

Е.СУРОВ: У вас хороший клуб появился, который стал чемпионом.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Хороший клуб, замечательный, и прекрасно, что начали с такого успеха. Это означает, что у клуба есть будущее, и вообще у клубного чемпионата на уровне Грузии будет какое-то будущее. Тем более, что в эти дни в Уреки как раз проходит мужской клубный чемпионат. Да, практически это – локальные резервы, у нас нет столько денег, чтобы приглашать суперзвезд, но, тем не менее, турнир проводится. Это уже хорошо, с чего-то мы начинаем.

Е.СУРОВ: Скажите, а вы уже покинули пост заместителя министра спорта?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Нет, и не покину, пока… Я даже ни от кого не скрываю, у нас была встреча с премьер-министром, он знает о моем намерении [покинуть]. Но у нас первостепенная задача – это утвердить государственную программу развития шахмат на следующие четыре года - 2015-2018.

Е.СУРОВ: Я думал, эта программа уже есть.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Программа есть, она замечательно написана. Но надо, чтобы было распоряжение правительства. Когда это будет, когда будет создан такой орган, как оргкомитет олимпиады – а это такой орган, который должен сотрудничать с ФИДЕ и подписывать контракты… Вот как раз сейчас я вернусь в Грузию, 6-го еду в Батуми, и мы организуем Оргкомитет-2018. Вот когда все это будет сделано, и когда будет распоряжение правительства, и когда будет утвержден полный бюджет, и так далее, и так далее, - вот тогда…

Е.СУРОВ: …тогда найдутся другие вопросы, по которым вы могли бы быть полезным. Все равно ведь такие найдутся.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Конечно, совмещать можно все. Даже премьер, честно говоря, удивился: почему ты собираешься уходить? Я говорю: "Никого не хочу обманывать. Все равно ведь я буду заниматься шахматами, 24 часа в сутки". И зачем мне тогда это? У меня есть достаточно хорошее звание, чтобы не иметь параллельно должности замминистра. Если вы мне доверите в чистом виде довести до конца шахматную олимпиаду в Грузии в эти годы, то это будет для меня самая большая награда. На том и порешили. Ну, когда сделаем, тогда сделаем. Мы уже обо всем договорились, так что тут нечего скрывать. Все знают, что я уйду, но это будет тогда, когда все сделается. Раньше говорили "перейду на другую работу", да?

Е.СУРОВ: Спасибо большое, будем ждать дальнейших новостей.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Да, я думаю, что мы скоро это всё… Это главная задача сейчас. Я как раз говорил с Гией [Гиоргадзе] перед вашим приходом, что мы работаем, у нас все готово, документально все готово, программа готова. Но опять-таки, всегда есть какие-то политические решения премьера, политические решения всей команды. Но они должны быть утверждены "в печать". Я не сомневаюсь, что "в печати" это все появится, но это работа. Конечно, маленькую ошибку всегда можно сделать. Но в правительстве работают над ошибками. Ошибки могут быть и юридические, правильно? Поэтому все эти документы должны быть собраны, хорошо проверены юристами, и тогда все будет.

Е.СУРОВ: Давайте я вам в конце задам уже неоригинальный вопрос, но мне он интересен: а вы не собираетесь стать президентом ФИДЕ?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: (смеется) Это вы на ходу придумали здесь?

Е.СУРОВ: На ходу. А знаете, почему придумал? Потому что, во-первых, вы в нашей беседе кое-что подвергли критике и кое-что рассказали…

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Нет-нет, я ФИДЕ не критикую, я знаю эти проблемы.

Е.СУРОВ: Вот! Если вы умеете решать их лучше, чем нынешнее руководство?..

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я знаю, что находить 600 тысяч долларов за один день тяжело. Поэтому женский чемпионат и передвинулся – потому что ну нет этих денег в природе! И надо их находить. То есть я тоже понимаю, что во время предвыборной кампании эти деньги тоже тяжело находить. Была совершенно другая задача, а на эту задачу никто и не ориентировался. Это дружеская критика, дружеский совет. Нам надо работать вместе. А как мы будем работать вместе, без конфликтов, если в какой-то момент у нас будут совпадать соревнования? У нас будет конфликт. Поэтому его надо избежать. Надо посидеть и сказать: это - наш календарь, это – календарь ФИДЕ. Давайте сделаем календарь, и чтобы он не нарушался. А если денег нет, то и соревнований нет. Это печально, конечно, но что поделать? Надо проводить, надо из кармана что-то доставать, значит. Да, доставать из кармана!

Е.СУРОВ: И все-таки, отвечая на мой вопрос…

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Отвечая на ваш вопрос, я говорю: если я не найду спонсора для соревнований, которые я должен провести, то мне придется достать эти деньги из кармана. Так делают другие. Сколько раз Кирсан доставал из своего кармана! Немало. Я понимаю Кирсана, когда он не хочет доставать из своего кармана, потому что реально человек устал уже от этого. Есть же команда, команда должна работать. Понятно, что искать все время спонсора – это не работа президента, тем более, когда президент уже двадцать лет на этой должности. У него должна быть слаженная команда. Но эта команда в этом году, к сожалению, была ориентирована на выборы. Я думаю, что в будущем такого не повторится. Для меня очень печально, что сейчас нет женского чемпионата, который прошел бы в соответствии с календарем. Вообще, честно вам скажу, я бы женский чемпионат аннулировал. Я уже советовал господину Боргу это сделать.

Е.СУРОВ: Вообще аннулировать титул чемпионки мира среди женщин?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Сделаем Кубок мира среди женщин. И  поставим вопрос перед организатором олимпиады: чтобы они брали и мужской, и женский Кубок мира. И перейти на унифицированную систему среди женщин и мужчин. Это мой совет.

Е.СУРОВ: То есть титула чемпионки мира не будет?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Нет, будет. Но титул будет такой же, как и мужской. У мужчин же нет такого. 128 человек играют, победитель Кубка мира попадает в претендентский турнир, правильно? Давайте сделаем то же самое среди женщин.

Е.СУРОВ: Это вполне разумное предложение.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Это разумное предложение. Более того, я сказал, что если бы у меня была в тендере олимпиада 2018 года, Кубок мира среди мужчин и женщин 2017 года,  то мне некуда было бы деваться, и я бы взял. Мне какая разница? Это соревнование само по себе стоит 600 или 700 тысяч долларов. Но когда замахиваешься на 20 миллионов, неужели ты не найдешь таких денег, чтобы не отказаться от главной цели? То есть хочешь не хочешь, но ты находишь. Поэтому я считаю, что ФИДЕ должна рискнуть в этом направлении тоже. Потому что у ФИДЕ неправильно получается. Лучшая шахматистка планеты – сейчас все понимают, что это Хоу Ифань. Но она не будет играть нокаут-чемпионат или будет играть и в третьем или во втором круге проиграет, а потом выйдет опять на чемпионку, потому что она должна была работать в Гран-При, чтобы обеспечить себе выход. То есть такая вычурная система и абсолютно нелогичная. Должна была выиграть Гран-При чемпионка мира, чтобы потом попасть на матч и разгромить свою соперницу с почти сухим счетом. И что у нас получается? Что она вылетает – залетает – вылетает – залетает.

Е.СУРОВ: И это невозможно никому объяснить из любителей шахмат.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Тяжело объяснить. Как ты это звание продаешь вообще? Обесценивается звание. Вот нокаут-чемпионат – кто там выигрывает? И становится чемпионкой мира, а звание никакое, абсолютно нулевое просто! Такую чемпионку мира иногда на третью доску в национальной команде не сажают. Это же неправильно. Опять-таки, я никого не обижаю, но это факт. И надо уходить от этого. Вот Джеффри [Борг] меня спрашивает: "В 2017 году возьмешь на себя проведение женского кубка?". А теперь я уже подумаю. Потому что у меня уже соревнование есть. Но если бы ты поставил меня перед фактом в марте, то мне некуда было бы деваться, и я должен был его брать.

Е.СУРОВ: А разве это хорошо, когда у вас Борг спрашивает: "2017 возьмете?". Ну вы возьмете. Но будет следующая олимпиада, а они не возьмут.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Они возьмут, если ты пропишешь это в регламенте. Мужской Кубок 2 200 000 или 2 300 000 стоит. И берут его из-за олимпиады. Ты что, хочешь Кубок среди мужчин провести? Конечно, нет. Олимпиаду хотят провести – так они берут и это тоже. Даже Дурбан готов был взять. Да Дурбан взял бы и женский, и Батуми взял бы женский, если бы это было прописано в правилах. А просто так, естественно, никто не выбросит 600 тысяч.

Е.СУРОВ: Жалко, конечно, что в Дурбане не будет олимпиады, у них хорошая была презентация...

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: А почему в Дурбане не будет? Скажем, сейчас там была грузинская делегация, и они остались очень довольны проведением юношеского чемпионата мира в Дурбане. Я думаю, что у них есть все шансы взять следующую олимпиаду, 2020 года, почему нет? Главное, чтобы интерес был, главное, чтобы федерация работала. То, что им не удалось выиграть у Батуми – я думаю, что у них просто появились проблемы внутри федерации. Они не могли летом, если вы помните, разобраться со своей федерацией. То уходили там президенты, то приходили. Понятно, что в таких условиях тяжело брать олимпиаду. Тем не менее, я благодарен Дурбану, потому что они хорошо провели недавнее соревнование. А это дает нам стимул работать лучше. Иначе просто люди нам скажут: "Вы что? Вон Дурбан такой замечательный был, а вы с Батуми нам что, лапшу на уши повесили?". Так что это дает нам мотивацию. Тем более, что Бакинская олимпиада – я не сомневаюсь и ты не сомневаешься – будет одной из лучших, если не самой лучшей. Правильно? Особенно после Тромсё, после Дрездена...

Е.СУРОВ: После Тромсё я не сомневаюсь, конечно.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Будет лучшей. Конечно, нам и так тяжело. Параллельно мы выиграли у Дурбана, который провел замечательные соревнования. Так что планка поднята очень высоко. А твой вопрос?..

Е.СУРОВ: Мой вопрос: вы будете преемником Кирсана Николаевича? Прямо спрашиваю.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Если Кирсан Николаевич решит, что лучшая кандидатура для ФИДЕ – это моя кандидатура… Но я думаю, он так не решит. Потому что я всегда говорю на эту тему так. ФИДЕ – это сложный механизм. ЕШС в этом смысле механизм легче. Здесь если ты просто правильно работаешь, ты уже будешь успешным. В ФИДЕ неважно, правильно ты работаешь или неправильно. Иногда можно неправильно работать, но все будет окупаться другими моментами. Или правильно работать, но все будут тебя посылать: "Да пошел ты, откуда пришел!". У ФИДЕ очень много забот. Поэтому мне кажется, что президентом ФИДЕ должен быть если не финансовый магнат, который имеет свои денежные активы, то у него должен быть рядом серьезный спонсор, хотя бы на тот срок, на который он избирается. А у меня нет такого финансового механизма сзади. Поэтому я на эту тему даже думать не буду. Как это – баллотироваться без всякой финансовой поддержки, без бэкграунда? В конце концов, кампания тоже дорого стоит. А если нет денег даже на кампанию… Ну хорошо, на Батуми деньги есть. Батуми – это замечательно, это наша, своя территория. Но я неизвестен своей наглостью. Я рационален, я все рассчитываю, все просчитываю. А что просчитывать, если у тебя ничего нет?

Но опять-таки, если Кирсан Николаевич решит, что ему уже хватит, и он не хочет баллотироваться, и он скажет мне: "Зураб, давай, я тебя поддержу, ты баллотируйся" – то тогда такой вариант будет рассматриваться.

Е.СУРОВ: Это означает автоматически, что вы станете президентом? Все-таки это выборная должность.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Это совсем не означает. Я думаю, что конкуренты найдутся, и их будет много. Но опять-таки, если Кирсан сам не будет баллотироваться, то… Я анализирую ситуацию и думаю, что для него я был бы приемлемым кандидатом. Но я не пошел бы, если бы мне не пообещали определенной помощи. Все равно не пошел бы.

Е.СУРОВ: А если тот же самый «бэкграунд», который у вас сейчас?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: У меня? У меня сейчас нет никакого бэкграунда! Вы что думаете, сотня тысяч долларов – это бэкграунд?

Е.СУРОВ: А вот если Илюмжинов передаст вам свой?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Илюмжинов передаст свой бэкграунд? Ха-ха. У него для этого должна быть веская мотивация. Ели анализировать факты, то кто может быть кандидатом на следующих выборах?

Е.СУРОВ: Каспаров отметается?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Почему отметается? То, что он набрал 61 голос – это ничего не значит. Каспаров не отметается, он уважаемая фигура в шахматном мире. Почему Гарик стал чемпионом мира? Потому что он учился на ошибках. Он провел работу над ошибками на выборах в Ханты-Мансийске, подумал, что для него достаточно учиться на карповских ошибках, взял все в свои руки и… допустил совершенно другие ошибки. Я думаю, что теперь у него есть карповский опыт, свой собственный, и он будет все это хорошо анализировать. Тем более, как он уже объявил, у него есть континент, на который он может опираться – Африка. И у него есть амбиции. А политика  - это такая вещь… Он был против меня в Европе, и это не секрет. Гарри считал, что Сильвио Данаилов более плодотворен в том плане, что больше голосов принесет Гарику. Теперь-то становится понятно, что я – лучший работник. Я не хвастаюсь, но я работал намного лучше, чем Данаилов в этой кампании. То есть чисто политически он может посчитать, что сейчас с Зурабом надо вести себя по-другому. А политический мир такой. Мы что, закрываем Гарику дорогу? Кто будет закрывать ему дорогу? Никто. Он может работать везде. Единственное, что в Азии ему будет сложно. В Америке ситуация тоже меняется, она не может там вечно быть одинаковой. То есть Гарика я со счетов не сбрасываю. Кирсана тоже не сбрасываю со счетов. И еще одного… Я читал у вас интервью Андрея Филатова, где он говорит, что ни за что не будет президентом. Но мое мнение, что он…

Е.СУРОВ: Я поясню для слушателей: вы сейчас загибаете третий подряд палец, это значит, что Филатов – третий претендент?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Филатов третий, да. То есть я думаю, что кандидатов будет достаточно. Только надо просчитывать варианты: договорится ли второй с третьим или первый с третьим, или второй с первым. Там тоже варианты могут быть. Плюс к этому добавить политическую ситуацию в России. Будет она меняться или не будет? От этого тоже много зависит. Потому что, скажем, с Грузией совершенно ясно: как бы ни менялась политическая ситуация, вектор будет того же направления – это западный вектор, то есть мы идем к Евросоюзу. Поэтому от смены правительства смена концепции не будет меняться. В том числе и в шахматном плане. Допустим, сейчас есть правительство, с которым я дружу. Если вдруг это правительство сменится – не дай бог, я не хочу, чтобы оно сменилось! – концепция не будет меняться.

Е.СУРОВ: А почему вы так уверены? Вот придет следующий…

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Кто?

Е.СУРОВ: Не знаю, кто.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Все равно он придет на демократической основе. Он не придет так: взял оружие и пришел, все будет демократически. Если мы проиграем, значит придет кто-то еще лучший. Этот нормальный политический процесс.

Е.СУРОВ: В России такого нет, я вам скажу.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: А в России такого нет. А что, у кого-то сомнения на этот счет? При этом, анализируя мировую ситуацию, видно, что кризис может наступить в любой момент. А при смене власти в России быстро может измениться и шахматная жизнь. Потому что конъюнктурно многие связаны с властью. Они, может, и не хотели бы. Может, они хотели бы, как мы, оказаться в таком сообществе, где их власть касаться не будет. Но в России это – хочешь не хочешь – тебя коснется.

Вот такие факторы. Но что на четыре года вперед гадать, кто и как будет? Я сказал: если у меня не будет финансовой поддержки, я не буду [баллотироваться] однозначно. Пока у меня есть четкие намерения – быть хорошим президентом ЕШС. Я думаю, что это будет не очень сложно. Иногда анализируешь факты и понимаешь: достаточно быть открытым, открыто общаться с федерациями, не блокировать что-то там – и уже федерация будет успешная. Потому что предыдущий менеджмент все-таки прославился тем, что у него не было этой открытости, он был более закрыт. Тем более, если у меня будет спонсор. Могу сказать, что если я буду успешен на этой должности, то я, скорее всего, буду продолжать хотеть работать там же, где я есть. Это можно утверждать на 99 процентов. А в ФИДЕ… Вы знаете, в ФИДЕ должны меня уговорить, причем многие. Одна сторона должна уговорить, вторая, третья… И я для себя должен понять, почему я - лучше. Наверное, человеку всегда кажется, что он – наилучший выход. Мне кажется, что я – не наилучший выход; такой сложный механизм, как ФИДЕ, я просто не потяну. Если бы мне задали вопрос: "Зураб, ты хочешь стать чемпионом мира?" – то в детстве я бы ответил: "Да, хочу". И в тринадцать лет отвечал: "Хочу". А в двадцать я уже отвечал: "Не хочу". Потому что не могу. Это понятно? То есть в Европу я хочу, я это сразу сказал, и я стал. А в ФИДЕ я чувствую, что не смогу потянуть – большой очень механизм.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос задам. Только по-честному.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я все честно отвечаю. Вот прямо с тобой анализирую сейчас: то одно, то другое, к чему-то прихожу и в конце концов соглашаюсь с собой, что мне сложно будет это делать в ФИДЕ.

Е.СУРОВ: В Тромсё были озвучены две программы на Конгрессе: Илюмжинова и Каспарова. Вот если судить только по программам, а не брать разные другие вещи, «бэкграунды», то кто был бы лучшим президентом?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Если анализировать программы... Скажем так. Когда Каспаров говорил о том, что он отменит или сократит взносы с федераций, то я думаю, что это в корне неправильно. Например, в Грузинской шахматной федерации давно существует такая система, когда никто ничего не платит. Это бюджетная организация. Мы  получаем из бюджета, сейчас все вместе его пробиваем. А, допустим, во Франции взносы собирают, в Германии собирают. Они – мощные федерации, у них есть финансовая поддержка со стороны, и правительство им не дает практически ничего. Зато у них есть всё, потому что имеются хорошие финансовые механизмы и спонсоры. Раз правительство ничего не дает, должны что-то давать спонсоры. У нас, допустим, спонсор SOCAR, потому что Маир [Мамедов] очень любит шахматы. А если бы он так не любил шахматы, то был бы SOCAR спонсором? Есть вопросы… Так что взносы – это основа основ. Когда Гарик сказал, что мы будем списывать со всех, кто не платит, то это неправильно. А что, другие, когда платили, что-то нарушили? Мы же все на одной основе. Допустим, я – грузинская федерация, ты – российская, кто-то – латышская. Мы же объединились на одной основе. Почему эта основа для меня, для тебя и для другого должна быть разной? У всех должно быть одинаково. Поэтому здесь я не согласен с Гариком. Во всем остальном – все нормально. То есть модернизировать ситуацию, сделать ее более гибкой, - я со всем этим согласен. Спонсорский институт надо находить. Но представлять господина Синкфилда в последний день – вот, перед вами стоит десять миллионов! – ну, это неправильно. Я так себя никогда не поведу. Даже мой спонсор, который был там, в Тромсё, и который будет моим спонсором – «Bank of Georgia» - он же не сказал ничего. И я не сказал, десять миллионов это будет стоить или десять копеек. Это просто будет! А потом мы будем работать и подпишем контракт. То есть мне кажется, что он дал хорошую подачу Илюмжинову, который вышел и сказал: "А я даю двадцать!". Честно говоря, знаешь, какое у меня было первое желание в тот момент? Поднять руку и сказать: "А я дал бы пятьдесят!". Это уже такая игра началась: десять, двадцать, пятьдесят – какая проблема?

Е.СУРОВ: А вы сейчас скажите! И станете президентом…

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Да ладно, это несолидно.

Е.СУРОВ: Вы считаете, не нужно было так поступать?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я считаю, что это неправильно. Кстати, Гарик же ко мне подошел после всего этого на следующий день. И я сказал ему: "Если у тебя с Синкфилдом договор, который ты представил устно, неужели у вас не было принтера в гостинице?". Он говорит: "Мы заключили поздно ночью уже эту сделку между собой". Я говорю: "Ну хорошо, но одну бумагу и принтер найти всегда можно и подписать". Я понимаю, что там и адвокаты должны подключиться, чтобы все это грамотно сформулировать. Но меморандум о намерениях всегда можно подписать. А потом уже можно подключать адвокатов, которые все это отшлифуют. Я ему говорю: "В этом ты неправ. Мне кажется, что если Синкфилд был готов выложить тебе десять миллионов, то он должен был с тобой подписать договор об этом". А слова… Ну, не принимаются слова, потому что половина зала даже не знает, кто такой Синкфилд.

Е.СУРОВ: Слушайте, ну Илюмжинов двадцать лет всё на словах обещает, без всяких бумаг.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Почему на словах? По-моему, Илюмжинов достаточно долго и хорошо поддерживал ФИДЕ. Я не знаю, сколько, но даже если взять последнее Гран-При… Слухи были, что многие этапы Гран-При субсидировал опять он. Может быть, он просто уже сам не хотел светиться в том плане, что для мира это выглядит так: "Елки-палки, ты не можешь найти спонсора и кладешь свои деньги!". Может быть, он так хорошо завуалировал ситуацию, что якобы одна фирма поддерживает, вторая поддерживает, третья… А реально, может быть, у кого-то перед ним долги были, и он сделал свои перерасчеты… Знаете, как это бывает в бизнесе? "Давай, мне это нужно! Но деньги мои". Так что все возможно. Поэтому напрасно ты думаешь, что он не тратит. Он опять тратит.

Е.СУРОВ: Как вы верно заметили, меморандум всегда можно подписать.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Всегда можно подписать. Поэтому соревноваться в этом с Кирсаном – неправильно. С Кирсаном можно было соревноваться по другому поводу. Мне кажется, что Гарик допустил еще одну ошибку: он объявил почти за год до выборов о своем намерении баллотироваться.

Е.СУРОВ: Слишком рано?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я думаю, да. Если бы он подготовил всю эту кампанию, положился на тех людей хотя бы, которых он с собой брал, даже с тем же самым шейхом Мохаммедом, которого он подключал… Я просто сейчас анализирую вместе с тобой. Он объявил об этом в октябре. Выборы были десять месяцев спустя, правильно? А он в октябре объявил, что у него шейх Мохаммед первый заместитель и так далее. Через некоторое время, за два дня до официальной даты объявления команды, шейх Мохаммед выпал из состава. Там было политическое решение, в этом никто не сомневается. То есть если бы Гарик объявил – девяносто же дней нужно? – скажем, за сто десять дней свою команду, то за двадцать дней перебить уровень очень сложно.

Е.СУРОВ: Насколько я помню, Карпов именно так и сделал. Может быть, Каспаров, как вы сами сказали, на ошибках Карпова и учился?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Нет, в воздухе должно было витать то, что будет Гарик. Но официально – нет. Когда он официально зарегистрирован, он дает второму шанс бороться против него. А если он не регистрируется… Скажем, вот Кирсан пришел бы ко мне и сказал: "Зураб, ты поддерживаешь меня на этих выборах против Гарика?". А где Гарик? Покажи Гарика. А нету Гарика! То есть сложно просить чисто гипотетически. Потом - да, но потом уже времени не хватает, времени мало. Как показывает даже Европа, три месяца – это мало. Я вынужден был работать. Я даже обиделся на Гарика: почему ты так рано объявил? Мне тоже пришлось рано объявить. Понятно, что когда рано объявляешь, то финансово это дороже стоит…

Е.СУРОВ: А тут надо еще мир успеть объездить.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: А тут надо еще мир успеть объездить, именно. То есть это сложно. Гарик чего-то боялся, что он не сможет объездить мир. Единственный минус для следующих выборов – что Гарик очень мало получил, и у народа может пропасть аппетит подойти к нему. 61 голос он всего получил.

Е.СУРОВ: Вы это как-то с сожалением говорите.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Нет, почему с сожалением? Ты понимаешь, я всегда сторонник того, чтобы была борьба. Мне даже не понравилось, что Данаилов получил всего 18 голосов. Не понравилось. Хотя некоторые радовались. А я сказал: если действующий президент получает одну треть, то значит вообще что-то неправильно. Значит, он должен был сделать что-то очень сильное "не то". Я рассчитывал на свои 30 голосов, думая, что он наберет 22 голоса, например. А 18 – это же мало. Представляешь, выходишь ты на выборах и набираешь одну треть. Это как-то… Гарик же тоже набрал одну треть, получается? Я считаю, что если бы он набрал 70-75 голосов, то это было бы сигналом к тому, что человек еще может улучшить какие-то свои параметры, улучшить работу. А сейчас ему будет сложнее не то чтобы баллотироваться… Баллотироваться как раз несложно – шахматный мир легко привыкает. Ему будет намного сложнее найти спонсоров, то есть подписать кого-то на это дело. Допустим, я дал Гарику миллион на эту кампанию. Он принес мне вот этот результат. И просит: дай опять миллион на следующую кампанию. И я уже подумаю: чего это я буду миллион просто выбрасывать? Есть такой момент. Это печально для него. Если ты считаешь, что я не думаю о Гарике, то это неправильно. Я думаю о нем.

Е.СУРОВ: Как часто вы о нем думаете? Это мы уже как на приеме у психолога.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я не очень часто думаю. Но если бы он подключился к каким-то программам… Скажем так, если бы Гарик был сейчас рядом со мной, в Европейском союзе. Я не знаю, придумать для него какое-нибудь почетное звание. Это было бы очень неплохо. Потому что ходить вместе с Гариком…

Е.СУРОВ: А вы его пригласите сейчас!

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я его пригласил, даже в Тромсё пригласил. Но что-то он… Может быть, он был очень сильно расстроен? А так – я не исключаю такой возможности. Потому что в Европе есть места, где он может очень хорошо что-то открывать. Но если он попросит что-то вроде: я тебе буду помогать, но взамен буду бороться с Кирсаном, как Сильвио Данаилов, - то я сразу говорю: это будет отказ. Мне не нужен ни Гарик, ни кто-то еще. Я ни с кем воевать не собираюсь. Я собираюсь сотрудничать с Кирсаном нормально, на хорошей основе, и, более того, дружить. Потому что мы дружим. А вот если Гарик скажет: "О, это хороший шахматный проект, мне будет выгодно от этого что-то, но я взамен ничего не прошу" – то это будет замечательное сотрудничество. Я не откажусь. Если кто-то мне даже гипотетически позвонит и спросит: "Чего ты там с Гариком кооперируешься?", - то я скажу: "Гарик – это важнейший человек в мире шахмат, его многие знают, его спонсоры знают, мир знает. И он мне поможет в этом проекте. Зато, скажем, в финансовом плане или в чем-то ему это тоже будет выгодно". Это хорошо, это неплохо. Мне нужен Гарик, мне нужна Полгар, мне нужны многие люди, которые известны всему миру своими шахматами.

Е.СУРОВ: Это был сторонник борьбы Зураб Азмайпарашвили.


  


Комментарии

Умный и обаятельный человек.

Умный и обаятельный человек. Всегда с удовольствием его слушаю.

Пригласить Каспарова в

Пригласить Каспарова в помощники Азмайпарашвили-это всё равно,что главным тренером сборной России по футболу назначить Газзаева,а вторым тренером-Капелло.Есть вещи,которые
не могут быть никогда.Задавать же вопрос Зурабу,как и ранее господину Филатову о возможности баллотироваться на пост Президента ФИДЕ за 4 года до выборов-слишком рано.Очень много воды утечет за это время из Волги в Каспийское море.Кто знает,что будет
через 4 года?

Ничего зазорного

Ничего зазорного Азмайпарашвили не сказал. С Каспарова что, корона слетит, если поможет популяризации шахмат в Европе? Глядишь, и голова очистится от политической дури.

Если человек ради избрания

Если человек ради избрания президентом заявляет, что готов привлечь в ФИДЕ 20 миллионов, а вскоре не находит 600 тысяч и отменяет женский чемпионат мира - он аферист и лжец, чьи слова не стоят и цента.

Вы, видно, не совсем

Вы, видно, не совсем внимательно прочитали интервью. 10 миллионов Каспарова являются точно таким же аферизмом как 20 миллионов Кирсана.

А при чем здесь Каспаров?

А при чем здесь Каспаров?

При том, что именно он начал

При том, что именно он начал этот глупый 'аукцион'. Не зря Зураб сказал, что ему тоже захотелось проголосовать 50-и миллионами. Все эти цифры, не подкрепленные никакими контрактами и договорами, не должны были восприниматься всерьез.

"Он первый начал" - это

"Он первый начал" - это хорошо. Но речь в комментарии Голубева идет совсем о другом. И упоминание Каспарова в данном случае абсолютно неуместно.

Насчет неуместно, можно

Насчет неуместно, можно поспорить, учитывая контекст. Но в любом случае, Голубев сильно перегибает палку. Ок, была названна в сумма в 20 миллионов. Кирсан связывал ее с женским чемпионатом мира? Ничего не упоминалось о временном периоде и на какие цели данная сумма будет израсходована. Поэтому обвинение во лжи и аферизме некорректно. А вдруг эти миллионы предназначались для построения шахматной деревни в Краснодарском крае? Именно для этой цели существуют официальные контракты, чтобы было понятно, о чем конкретно идет речь.

))))))

))))))

Илюмжинов может говорить, что

Илюмжинов может говорить, что деньги предназначены хоть для встречи инопланетян или чего угодно, факт остается фактом - обещал привлечение средств, и тупо провалил объявленный ими же чемпионат мира.
А история с его высокими личными гарантиями проведения матча Топалов - Камский во Львове? Илюмжинов врёт бесконечно и постоянно. Даже в вопросе своей шахматной квалификации мутит - то он годами "кандидат в мастера", а потом признается, что перворазрядник с кандидатскими баллами.

То, что Азмайпарашвили оправдывает Илюмжинова, как-то не удивляет. Было бы поразительно, если бы принялся обличать по всему периметру. Будь на месте Илюмжинова приличный человек, большие шансы, что после "Струмицы-1995" Азмай был бы заслуженно дисквалифицирован.

Вы понимаете, Зонг, я хорошо

Вы понимаете, Зонг, я хорошо знаю американскую финансовую индустрию и очень хорошо знаю, кто такой Синкфилд, и поэтому могу Вас заверить: если такой человек пообещает десять миллионов, никакие письменные контракты не нужны. Потому что у этого человека есть определённая репутация. Также как и у Илюмжинова тоже есть определённая "репутация", и поэтому если Илюмжинов пообещает деньги, то тут и письменные договора не всегда помогут. Вот и вся разница между обещанием Каспарова, основанном на устной гарантии Синкфилда, и обещании Илюмжинова-разница в репутации. Конечно, существует и другое отличие: я, честно говоря, не верю, что деньги не пахнут, и запах от денег Синкфилда и денег Илюмжинова очень даже различается. Но это уже совсем другая тема...

Что значит пообещал 10

Что значит пообещал 10 миллионов? Когда бы деньги зашли на счет? Через месяц или в течение пяти лет? На какие проэкты они предназначались? Могли ли эти деньги тратиться без одобрения Синкфилда? Есть целый ворох вопросов без ответа. И Каспаров и Илюмжинов, оба занимались фарсом, как было верно замечено в интервью.

Зомг, Вы очень находчивы в

Зомг, Вы очень находчивы в изобретении вопросов, которых на самом деле не существует. На вопрос "когда" ответил Каспаров. Деньги, конечно, могли бы тратиться без одобрения Синкфилда, потому что в противном случае он не мог бы списать их с налогов. Вопрос о финансировании шахмат не может быть фарсом, так как, хотим мы этого или не хотим, является определяющим для будущего этой игры.

Во-во, про Мэдоффа тоже

Во-во, про Мэдоффа тоже говорили "такой человек не может обмануть". А что вышло на деле, всем хорошо известно. Поэтому заклинания "определенная репутация", "такой человек, что никакие письменные гарантии не нужны" уже не действуют.

Невский, Ваше сравнение-это

Невский, Ваше сравнение-это классика жанра "в огороде бузина, а в Киеве дядька" (да простит меня Михаил за нелицензионное использование его любимого выражения). Мэдофф занимался активным управлением вкладов, Синкфилд же создал бизнес, финансовую корпорацию нового типа. Синкфилд уже много лет на пенсии и всем всё давно уже доказал, и успехами в бизнесе, и щедростью в благотворительности. Да, ещё один аспект этой темы- это как Азмайпарашвили пеняет Каспарову за отсутствие письменного договора и Зонг воспринимает это как серьёзный документ. На самом деле, по американской юридической теории договоров, устное обещание (озвученное Каспаровым и подтверждённое Синкфилдом) имеет точно такой же вес как письменный договор.Кстати, я уверен, что это было бы несложно выиграть дело в любом европейском суде против Илюмжинова, потому что все элементы договора в его речи присутствуют "голосуйте за меня" и я "дам 20 миллионов." И никакие оговорки, приводимые Зомгом, не помогут, потому что суд будет думать о том, как бы интерпретировал слова Илюмжинова "reasonable person", а не Зомг с Невским. Но существует две проблемы: 1) судить должна сама FIDE. 2)Все активы Илюмжинова наверняка зарегистрированы на тёщу, "дальнюю родственницу", и на парочку зелёных человечков.

Fel, Вы хотя бы один раз

Fel, Вы хотя бы один раз читаете, то, что пишите? "Судить должна сама ФИДЕ", с каких это пор общественная организация подменяет собой судебные органы!? И Мэдофф только в последнее время стал заниматься активными операциями, а до этого был одним из руководителей ведущей биржи по торговле акциями "новой экономики" NASDAQ с ежедневными оборотами в сотни миллиардов долларов, и намного более известным и, думаю, уважаемым, чем Синкфилд. Поэтому, ни былые заслуги, ни уважение не позволяют полностью исключить возможность обмана. Вот если бы Синкфилд выставил безотзывный аккредитив в американском банке на анонсированную им сумму, подлежащий раскрытию при условии избрания Каспарова, это было бы другое дело.

У Илюмжинова как раз может и

У Илюмжинова как раз может и есть на его банковском счете-20 миллионов долларов у Каспарова таких больших денег конечно нет) но эти мои слова лишь предположение а не факты...

О чем вы вообще спорите?

О чем вы вообще спорите? :)
Нет никаких сомнений в том, что Синкфилд намеревался потратить на шахматы эту сумму. Вопрос совсем в другом: кто бы распоряжался этими деньгами, что именно подразумевается под понятием "на шахматы" и что было бы, когда Каспаров бы по этому поводу (или по другому поводу) разругался с Синкфилдом. А разругался бы он с Синкфилдом неминуемо и скорее всего довольно быстро.

Как много вопросов - что было

Как много вопросов - что было бы. Очень интересные вопросы. И как приятно задавать их проигравшему, слабейшему. С победителя ничего спрашивать не будем?

"С победителя ничего

"С победителя ничего спрашивать не будем?" (c)
Естественно задавать вопросы о предвыборных обещаниях, как вы и сделали в интервью. Но когда Михаил Голубев начинает склонять имя победителя на все падежи, это просто не лезет ни в какие ворота. Я не понимаю какую пользу может принести этот экстремизм, тем более что невозможно формально привязать отмену определенного турнира к планируемому увеличению денежного фонда ФИДЕ.

На самом деле у меня нет

На самом деле у меня нет вопросов как раз к Каспарову. Все те, которые я задал - абсолютно риторические, что было бы если бы победил Каспаров - совершенно очевидно.

А вот с Илюмжиновым всё гораздо сложнее. Вопросов к нему очень много, но он на них не ответит. А "знатоки", которые ответят за него, скажут фигню. Но все эти вопросы сводятся к одному - нафига ему это надо? Я не знаю зачем и почему он так держится за этот пост. Власти и неприкосновенности там никакой нет, отмыть через ФИДЕ можно три рубля, максимум пять - наоборот, мало того, что работа каторжная, она еще и стоит ему денег. Наверняка какой-то рационал там есть, но мне он непонятен. Что же касается его правления - тут всё понятно, этот сериал мы смотрим достаточно давно. Лучше так, чем никак.

Конечно,если сравнивать с

Конечно,если сравнивать с Путиным,то у Илюмжинова нет ни власти,ни неприкосновенности.Но на самом деле,частично есть и то,и другое.Думается,
когда Илюмжинова "ушли" с должности главы Калмыкии,была договоренность с Кремлем,
что тот будет его поддерживать на пост в ФИДЕ.Вот и поддержали как в противостоянии с Карповым,так,тем более,и с Каспаровым.А возглавлять структуру,в которой чуть ли не 200 стран,почетно и престижно,даже если не зарабатываешь на этом деньги,а тратишь их.

Может, Илюмжинов просто любит

Может, Илюмжинов просто любит шахматы?

Да, конечно. И в нормальной

Да, конечно. И в нормальной стране они бы здорово помогли ему во время отсидки.

Ну я же говорил, что

Ну я же говорил, что "знатоки", которые ответят за него, скажут фигню. :) Туник вот причину со следствием перепутал. Договоренность перед выборами 4 года назад скорее всего была. Да и сейчас Илюмжинов заручился поддержкой наверху. Но это вообще никаким боком не объясняет зачем самому Илюмжинову это надо, только констатирует факт, что ему зачем-то нужно сохранять свой пост.

Илюмжинову этот пост нужен

Илюмжинову этот пост нужен ровно настолько,насколько аналогичные посты нужны
Блаттеру,Авеланжу,Самаранчу и другим руководителям,долго сидящим на своем месте.
Совсем неплохо вписать свое имя в историю в компании с Эйве,Олафссоном,Кампоманесом.Почему нужно искать выгоду только в денежном эквиваленте?

Представим, хотя это сложно,

Представим, хотя это сложно, Илюмжинова вне ФИДЕ. Кем он будет? Бывший президент Калмыкии, пройдоха, по которому плачут места не столь отдалённые. А так, пройдоха разъезжает по планете, вешает всем лапшу на уши, гробит женский чемпионат, да и вообще мировые шахматы, и ощущает себя важной персоной.

И что вас не устраивает в

И что вас не устраивает в нынешних мировых шахматах?

Проверить искренность

Проверить искренность намерений финансовых доноров очень просто: путем подтверждения последними своих намерений выписанными чеками. Объявляют Иванов/Смит/Рабинович свое намерение выделить денежные средства в установленные сроки, будьте любезны, в течение 3 банковских дней после победы своего кандидата передать руководству ФИДЕ акцептованный банком чек с платежами в соответствующие даты. Не предъявите-значит, вы обманщик, результаты голосования аннулируются.

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в Батуми. Я Евгений Суров и вместе со мной президент Шахматной федерации Грузии Гия Гиоргадзе, здравствуйте.

    Г.ГИОРГАДЗЕ: Здравствуйте.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Е.СУРОВ: 20.21 московское время, прямой эфир Chess-News, и президент Израильской шахматной федерации Моше Слав сейчас на прямой связи со мной. Добрый вечер, Моше!

    М.СЛАВ: Добрый вечер! Я в Москве сейчас пару часов, проездом в Армению. Еду смотреть, как там организовывают чемпионат Европы.

    Е.СУРОВ: Чтобы перенять опыт?

  • Длительность: 18 мин. 45 сек.

    Е.СУРОВ: Мы в Тромсё, Сильвио Данаилов вместе со мной, добрый вечер! Он чуть-чуть уставший после всего, что случилось, после всех процедур. Сильвио, я вам сразу хочу сказать – и буду с вами честен и откровенен, - я не знал заранее, чем закончатся выборы президента ЕШС, но практически в самом начале Олимпиады, как я вас здесь увидел, и позже тоже, я по вашему лицу всё уже понял. Ваше лицо вас выдавало, как я понял, вы всё уже знали заранее. Правда ли, что вы уже смирились с поражением на выборах?

  • В интервью нашему сайту президент Европейского шахматного союза Зураб Азмайпарашвили подверг критике тот факт, что ФИДЕ не смогла выполнить своих обязательств и провести женский чемпионат мира по нокаут-системе в назначенный срок. По мнению собеседника, если не находится денег, то надо "доставать из кармана":

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Тбилиси, август. Саломе Мелия, вице-чемпионка Европы вместе со мной сейчас, я её приветствую и поздравляю с успехом на чемпионате Европы.

    С.МЕЛИЯ: Добрый день, спасибо за поздравление.

    Е.СУРОВ: Скажи, пожалуйста, как так получилось? В чем, на твой взгляд, основная причина успеха?

  • Е.СУРОВ: Илья Владиславович, вы играете в какую-то игру с Каспаровым?

    И.ЛЕВИТОВ: Нет, с Каспаровым, к сожалению, я ни в какую игру не играю. А я так и не понял – не успел прочесть, - что он там сказал, мой турецкий друг?

    Е.СУРОВ: Он назвал вас точно так же другом и сказал, что вы играете в свою игру с Каспаровым за спиной Дворковича.