Борис Спасский: "Когда снова увижу Фишера, спрошу, кого он не слушался"

Время публикации: 11.11.2014 22:01 | Последнее обновление: 11.11.2014 22:05

Борис Спасский по-прежнему желанный гость сочинского Медиацентра, где проходит матч на первенство мира. Сегодня великий ветеран снова посетил Гостиную Дворковича, где пообщался с детьми - участниками "турнира чемпионов"
В этом материале мы приводим наиболее интересные выдержки из выступления Бориса Васильевича и его ответов на вопросы слушателей. Некоторые цитаты уже публиковались в нашем Твиттере в режиме онлайн.  

Б.СПАССКИЙ: Рад встречи с вами. Я еще пока живой, еще хожу - конем... С черного поля на белое, с белого на черное...

...Впервые с шахматами я познакомился во время войны. Нас с братом эвакуировали из Ленинграда незадолго до начала блокады, и мы оказались в детском доме. ...Когда в детстве дрались с братом, я называл его Гитлером, а он меня - Геббельсом.

В 1942-м, когда мне было пять лет, мне показали начальные азы шахмат. И первое, что я запомнил - как ходит ладья, ведь её ход наиболее простой - только по горизонтали и вертикали.

Вечером, когда никого не было, я тайком взял и вывез черную ладью из гаража. В начальной позиции убрал пешку а7 и затем... 

...прошелся ладьей по маршруту а8 - а1 - h1 - h2 - а2, сметая всё, что попадалось на её пути. В конце путешествия ладья стояла на поле а2, и на доске не осталось ни одной белой фигуры. Таким образом, я устроил страшное обжорство. Моя ладья объелась. Причем в детском доме на тот момент голода еще не было, и я не был голодным. Голод начался через месяц. Тогда папа с мамой приехали и забрали нас, и тем самым, по-видимому, спасли.

Так я впервые вошел в шахматный мир. И теперь, когда мне не пять, а 76 лет, я снова хочу войти в него. Но уже не как обжора, а совершенно другим путем.

1.f3 e5 2.g4 Qh4.

Как видите, у белого короля есть уязвимое место. Диагональ e1-h4 - это артерия (показывает на свое сердце - CN), которую надо беречь. Белые не уберегли.

Эту двухходовку оставляю как свою сегодняшнюю визитную карточку, когда я снова вернулся и еще хочу продолжить свою шахматную жизнь. Сейчас она связана с тем, что в городе Сатка (на Урале) действует шахматная школа, которая, как магнит, притягивает детишек из соседних областей. Мы проводим там занятия, и школа уже достигла определенных успехов.


* * *

Я никогда не мечтал стать чемпионом мира. Это как-то пришло само собой в результате моих усилий. Я становился всё более и более сильным шахматистом, и в конечном итоге это дало результат. Хотя, завоевать звание чемпиона мира было очень трудно. Первый матч Петросяну я проиграл, правда, так и не понял тогда, почему это произошло. Однако, проиграв, я почему-то на сто процентов был уверен, что следующий матч выиграю! Абсолютно был в этом убежден.

...Мне очень помогал Игорь Бондаревский, который был не только тренером, но и другом. Хотя, бывало, между нами случались и ссоры. Например, во время второго матча с Петросяном он ругался, что я его не слушаю. Отвечал ему: "Я должен слушать только себя!" Как вы уже знаете, тот матч я выиграл.


* * *

Однажды Фишер проиграл мне, расстроился и заплакал. Ничего страшного в этом нет, я тоже иногда плакал после поражений. Так что, если вы плачете, это нормально. Можете плакать и дальше.

...Очень жалко, что не состоялся матч Фишера с Карповым. Большая потеря для шахмат. Почему не состоялся - известно: Фишер хотел, чтобы матч проходил по тем же правилам, что самый первый матч на первенство мира между Стейницем и Цукертортом - до десяти побед без ограничения количества партий. Это шло вразрез с правилами ФИДЕ, и международная федерация не согласилась с требованиями чемпиона. Соотношение сил между Фишером и Карповым на тот момент? Фишер был на десять килограммов тяжелее...

...С Фишером мы дружили, но, в основном, в последние годы его жизни. Живя в Рейкьявике, он тщательно подбирал место, где будет похоронен. Подбирал и людей, которым надлежало присутствовать на церемонии погребения. Подбирал музыку, которая должна была звучать... Это известная американская песня "Green Green Grass of Home".   

Прошло шесть лет с кончины Бобби, но мы до сих пор встречаемся - я иногда вижу его во сне и даже разговариваю с ним.

...Мой матч с Фишером в 1972-м... Во-первых, я мог несколько раз уехать из Рейкьявика, ведя в счете. Поведение моего соперника тогда было, скажем так, некорректным. Если в местном заливе утром переставали петь птицы, Бобби мог написать протест и обвинить меня в этом. Ему везде и всюду мерещились заговоры против него.

Но я на него не обижался. Понимал: у него - свои проблемы, у меня - свои. Мои проблемы - Спорткомитет СССР. Я ведь был непослушным гроссмейстером, часто имел отличное от остальных мнение. И за это меня обязательно следовало наказывать, что Спорткомитет и делал неоднократно.

Фишер тоже был непослушным. Но кого он не слушался, я не знаю. Когда снова увижу его во сне - спрошу об этом. Но когда это будет, предсказать невозможно.


  


Смотрите также...