Явка с повинной

Время публикации: 28.02.2017 14:48 | Последнее обновление: 28.02.2017 14:53

После моего предыдущего текста вы могли подумать, что автор написал его исключительно для того, чтобы показать: играть в шахматы можно не только в хиджабе. Чтобы поозорничать, если не поерничать. Смею заверить – это совсем не так. Напротив! Дело в том, что неправильно повернутая доска напомнила об эпизоде собственной биографии, о котором и вспоминать-то не хочется, не то что делиться с кем-нибудь.

Но – повинную голову меч не сечет, и читатели, надеюсь, будут снисходительны, тем более, что основная часть вины лежит не на мне. Автор, можно сказать, только предоставил орудие преступления, совершил же его другой человек, которого я не только никогда не видел, но даже не был с ним знаком.

Объяснюсь.

Прежде всего, подчеркну еще раз, что не только в подарочных комплектах, выставочных шахматах, рисунках и рекламах, но и в случае постановочных фотографий мало кто обращает внимание на положение доски и  расстановку фигур. Судите сами:


Фрэнк Синатра с Уолтером Брауном. Очевидно, гроссмейстер был настолько под впечатлением от встречи с великим Синатрой, что не придал никакого значения, каким образом расположена шахматная доска.


Пусть шахматы и декоративные, но Марсель Дюшан ведь
был сильным игроком.


Непохоже, что фотография постановочная, но играющие (да и наблюдающий) не заморачиваются мелочами. Предводитель белых фигур уже сделал длинную (короткую) рокировку и крушит королевский (ферзевый) фланг соперника.


А эта фотография - уж точно не постановочная. Партия Спасский - Таль привлекла особое внимание ленинградской публики. Михаил Нехемьевич частенько принимал участие в питерских блиц-турнирах, и рядом с любой его партией болельщики стояли на сцене Чигоринского Клуба, на стульях и на столах. Тем более, когда рижанин встречался с Борисом Спасским.

Добавлю, что едва ли не половину зрителей, которых вы видите на снимке, автор знал лично, с некоторыми играл. Но дело не в этом; взгляните попристальнее на доску и фигуры соперников. Нет, нет, здесь всё в порядке, наберитесь терпения.


* * *

Десять лет назад в издательстве «New in Chess» вышла моя очередная книга. Среди эссе, составивших ее, был и рассказ о признанном мастере молниеносной игры Генрихе Чепукайтисе, которого иначе как Чипом в Питере никто и не звал.

Его имя было вынесено в заглавие, тем более, что словцо «чип» завоевало всеобщую известность и в другом, компьютерном смысле. С этим вопросов не было (Smart Chip From St. Petersburg).

Но какой сделать обложку? По этому поводу были различные мнения. В конце концов остановились на предложенной мной  фотографии c нависающими над партией Спасский - Таль зрителями. Фото очень соответствовало содержанию: здесь и огромный в то время интерес к шахматам, и блиц, о котором шла речь в эссе о Чипе. Решено!

На следующий день после того как книга поступила в продажу, издателю позвонил торжествующий Тим Краббе. «Я многое видел. - сказал Тим. – Многое. И на выставках, и в гостиницах, и на рекламах. Всюду. Но чтобы такое появилось в шахматной книге, да еще на обложке!..»

С издателем едва не случился инфаркт, он не спал всю ночь, а рано утром позвонил мне.

В голландском языке нет нецензурных слов. Ругательства, разумеется, имеются, но любое может быть вынесено на бумагу, тем более – в виртуальное пространство. Несмотря на то что в русском понятие «ненормативная лексика» становится всё более расплывчатым, словесный водопад издателя всё же правильнее передать так:

..........................................................................................................................................................
..................................................................................................................................
..............................................................................................................................

 

Взгляните на обложку книги и вы сами всё поймете.


  


Смотрите также...