История одной книги, или Quo Vadis, Garry?

Время публикации: 25.08.2017 09:00 | Последнее обновление: 25.08.2017 09:02

Гарри Каспаров вернулся в шахматы, правда, всего на пять дней. Вернулся, чтобы напомнить нам, что кроме компьютера в шахматах всё еще есть место для фантазии, воображения, интуиции и риска. Все пять дней я вживую наблюдал партии великого против молодых звёзд, пытаясь понять глубочайшие замыслы, пусть и не везде осуществившиеся. Ещё совсем недавнее шахматное прошлое, хотя и значительно отодвинутое стремительным вторжением искусственного разума, столкнулось с настоящим. Разве мог я мечтать увидеть новые партии Каспарова, чьё творчество отражено в сотне с лишним биографических изданий, с героями совсем ещё свежих шахматных книг, которые, правда, уже успел изучить от корки до корки, - Ароняном, Накамурой, Каруаной, Наварой? Мечты сбылись!

Я всё думал, как бы отметить пусть и кратковременное возвращение Гарри... Конечно, я бы мог подготовить полную библиографию книг, посвящённых великому чемпиону, но это огромная и кропотливая работа, требующая долгих часов и дней. Да и книги о Гарри у меня есть ещё не все. То тут, то там возникают какие-то неучтённые издания. Есть и такие, о которых знаю, но достать не могу.

Поэтому я решил рассказать короткую историю о том, как в моей коллекции оказалась самая первая книга, посвящённая творчеству Каспарова.

Шёл 1985-й год. Никаких изменений в СССР ещё не чувствовалось. Поэтому, естественно, абсолютно все из моего окружения, шахматисты и далёкие от шахмат, придавали огромное значению противостоянию Каспарова и Карпова. Молодой бакинский студент был чуть ли не единственной надеждой на какое-то улучшение ситуации в стране. Сейчас в это трудно поверить, но именно так и было!

Вот-вот должен был начаться второй матч. Первый, как известно, был прерван Кампоманесом и советскими властями, чтобы спасти "умирающего" чемпиона мира. Это сейчас Карпов всех уверяет, что готов был продолжить играть, но тогда было прекрасно видно, что после двух поражений подряд ни о какой шестой победе он уже и не думал... Быть бы живу...

Последние годы перед отъездом из страны моя тётя работала заведующим отделения в районной поликлинике недалеко от станции метро "Проспект Мира". Там она подружилась со многими врачами, которые после её отъезда стали друзьями её старшей сестры - моей матери. Особенно близко моя семья сошлась с семьёй Ларисы Гельфанд. Была Лариса обыкновенным московским участковым врачом. Не знаю как сейчас, но тогда эта работа была крайне трудной - с утра обходишь больных, а во второй половине дня принимаешь в поликлинике. Платили мало, поэтому многие врачи брали полторы, а то и две ставки.

Однажды Лариса позвонила и сказала, что у неё есть для меня сюрприз - книга от самого... Меня не надо было уговаривать - я примчался в тот же день. Оказалось, на участке Ларисы жила родственница Каспарова. Звали её, если мне не изменяет память, Арига Николаевна. Было ей около шестидесяти, а замужем она была, кажется, за Героем Советского Союза. Добрая и отзывчивая женщина, она приходилась Кларе Шагеновне то ли тётей, то ли двоюродной сестрой. Желая отблагодарить заботливого врача и зная о том, что среди её друзей есть фанатичный болельщик Каспарова, она передала Ларисе шахматную книгу, принадлежавшую самому Гарри. Как она попала к Ариге Николаевне, я не знаю. Может, она её специально выпросила, или же Гарри её забыл, побывав в гостях...

Книга была издана в 1985 году в Венгрии. Называлась она просто - "Kaszparov.."

Автор - неизвестный мне Солт Дежо, а вот предисловие, приведённое аж на трёх языках, написал известнейший гроссмейстер Андраш Адорьян - недавний претендент и победитель шахматной Олимпиады в Аргентине. Именно он и подарил Каспарову эту книгу - на задней обложке была его дарственная надпись: "Гарри, желаю удачи в предстоящем состязании".

Я очень дорожил и дорожу до сих пор этой книгой, а прочитав предисловие Адорьяна, проникся искренней симпатией и к этому шахматисту.

Адорьян: "В апреле 1979 года Баня Лука (Югославия) стал местом проведения исключительно сильного международного турнира. Среди шестнадцати участников, включая меня, было четырнадцать гроссмейстеров во главе с Петросяном, Андерссоном и Смейкалом. Однако победу (с разрывом в два очка) одержал студент из Баку, которому как раз во время турнира исполнилось шестнадцать лет. Темпераментного лохматого молодого человекa звали Гарри Каспаров.

В нём уже тогда можно было предугадать великого шахматного чемпиона. Не только его результаты - его универсальный, полный фантазии и энергии стиль игры, отражавший глубокое понимание позиции, просто очаровывал. И тем не менее, многие предлагали подождать с выводами, заявляя, что в шахматах было много больших талантов, неизвестно куда исчезнувших..."

Далее автор предисловия рассказывает о своей дружбе с юным Каспаровым, начавшейся в Баня Луке и продолжавшейся через переписку, включавшую различные шахматные анализы и обмен идеями и материалами.

В том же году на межзональном турнире в Риге Адорьян совершил настоящий шахматный подвиг: для того чтобы догнать Рибли в борьбе за место в матчах претендентов, ему пришлось "по заказу" в последних двух турах победить Ларсена и Майлса (чёрными!). Но он "всего лишь" поделил 3-4 позиции с Рибли, а выходящее место было одно. Матч, проходивший под патронажем самого Первого секретаря ЦК ВСРП Яноша Кадара, складывался крайне неудачно. Проиграв оба раза чёрным цветом, Адорьян уступал со счётом 0.5-2.5. Оставалось всего три партии...

Адорьян: "Своей с великим трудом добытой уверенностью я частично был обязан Гарри. Именно он перед турниром со страстной убеждённостью доказывал, что у меня есть шансы на выход в матчи претендентов (по рейтингу Эло я был 11-ым среди 18 участников), а после успеха в поединке с Рибли позвонил и сказал, что всегда верил в меня".

Адорьян вновь совершил невозможное: победив в четвёртой и пятой партияx и сделав ничью в шестой, он, благодаря лучшему показателю по таблице коэффициентов, забрал путёвку в матчи претендентов. Правда, проиграл в четвертьфинале блистательному Роберту Хюбнеру.

Иногда Каспаров и Адорьян встречались. Им даже удалось провести совместную тренировочную сессию в августе 1984-го "где-то в СССР".

"Хотя мой багаж потерялся по пути (Карпов удружил? - Я.З.), но мои идеи, которые Каспаров был готов применить и которых Карпов удачно избежал, а также мои записи и моя голова были со мной". Адорьян приготовил новинки в атаке Кереса.

И всё-таки одна из идей венгерского гроссмейстера была использована Каспаровым. Правда, Адорьян пишет, что Гарри сделал серьёзную психологическую ошибку в самом начале матча: вместо того чтобы "акклиматизироваться" в необычных условиях, сразу же ринулся на своего соперника, хотя у того был большой опыт именно в матчевой рутине. Когда Адорьян в конце сентября появился на матче, счёт был уже 3-0 в пользу Карпова. Вскоре чемпион победил ещё в одной партии.

И вот заключительная цитата из предисловия Адорьяна: "Как Феникс из пепла восстал Каспаров. После четырёх ничьих он победил в 32-ой партии, а после ещё четырнадцати (!) мировых одолел соперника в 47-ой и 48-ой партиях. После того как счёт из 5-0 превратился в 5-3, вмешался президент ФИДЕ, остановивший матч и вызвавший один из самых больших скандалов в истории шахмат. Разумная публика, как и большинство ведущих гроссмейстеров, осудили  это решение. Я выскажу своё мнение, слегка изменив имя президента ФИДЕ: CAMPOMADNESS... (КАМПОСУМАСШЕСТВИЕ - Я.З.)".

Увы, мои симпатии по отношению к Адорьяну вскоре испарились. После переезда в Штаты я не особо уделял внимание шахматам. Не до них было. Но как-то раз попалась мне статья из русскоязычной газеты, в которой говорилось о неблаговидных поступках ряда венгерских шахматистов по отношению к сёстрам Полгар. Упоминались Портиш, Рибли, Адорьян, Иванка и Вереци.

Вскоре всё разъяснилось. В 1997-м году в Нью-Йорке вышла книга Жужи (Сьюзен) Полгар и Джейкоба Шуцмана "Queen of the Kings Game - Королева игры королей" (CompChess).

В этой интереснейшей и искренней книге много рассказывалось о том, какие барьеры пришлось преодолеть семейству Полгар, прежде чем пришли успех и всеобщее признание. Там-то я и нашёл следующие строки: "Самые сильные низменные чувства по отношению к сёстрам были вызваны завистью. В этом преуспели ведущие венгерские шахматистки Мария Иванка и особенно Жужа Вереци. Эти дамочки ощущали соперничество и зловещую угрозу, прекрасно понимая, что юные сёстры Полгар неизбежно превзойдут их и отправят их карьеры в полное забвение. Кроме того, венгерские шахматисты-мужчины, такие как Портиш и Рибли, входившие в группу ведущих шахматистов мира, были явно озадачены появлением юной Жужи, имевший в возрасте семнадцати лет рейтинг 2500. Некоторые пошли на крайние меры, как, например, гроссмейстер Андраш Адорьян. Его ненависть к сёстрам Полгар была вызвана антисемитизмом, который он выражал многократно".

Всё это удивительно и не поддаётся абсолютно никакому логическому объяснению. То есть ты открыто, не стесняясь в выражениях, ведёшь борьбу с целым еврейским семейством, и в то же самое время самоотверженно помогаешь Каспарову-Вайнштейну одолеть любимчика антисемитски настроенных советских властей.

Но вернёмся к написанному Жужей Полгар: "В начале восьмидесятых гроссмейстер Адорьян был одним из сильнейших шахматистов мира. Во время командного чемпионата в блиц ему выпало играть с подростком по имени Жужа Полгар. Жужа нанесла ему поражение, которое он, вероятно, не смог пережить. В блице время является ключевым фактором. В партии Адорьян добился выигранной позиции, но его секунды стремительно истекали. Жужа быстро передвигала фигуры, и когда упал флаг, именно гроссмейстер оказался проигравшей стороной.

Адорьян начал злую и лживую атаку на семейство Полгар в прессе. Когда выдерживать это стало невозможно, они подали на него в суд за публичное оскорбление и выиграли дело. Кроме того, Адорьян обвинил журналиста Карпати в том, что тот получил взятку за написание позитивных статей о семье. Карпати подал на Адоряна в суд, и снова гроссмейстер оказался проигравшим. Следует заметить, что через какое-то время Адорьян был госпитализирован ввиду ментальных проблем".

Вспоминается советский гроссмейстер Александр Котов, маленький человек с чёрными кустистыми бровями, обучавший меня шахматам по советскому телевидению. Впитавший в себя все основные постулаты советского антисемитизма, агент КГБ, он был... женат на еврейке (правда, не первым браком), отцу которой с риском для карьеры тащил через таможню с Олимпиады в Тель-Авиве... молитвенный талес. Мало того, как у всякого антисемита, у него был свой любимый еврей (именно так, без всяких кавычек). Ради него Котов отказался от борьбы в матч-турнире трёх за два места в финал чемионата СССР ("...меня беспокоил сам факт, что приходится становиться на пути талантливого парня"), что позволило талантливому парню выйти в межзональный из чемпионата страны и ворваться в элиту мировых шахмат. Его победе в грандиозном турнире 1967 года Котов посвятил блестящую статью. Его любимчиком был Леонид Штейн.

Ну а что же Адорьян? А всё то же! В 1990-м году он выпустил в немецком издательстве Reinhold Dreier oбъёмную книгу "Quo Vadis, Garry? - Куда идёшь, Гарри?", посвящённую шахматной карьере Каспарова, прокомментировав большое количество партий.

Особый интерес представляют добавленные в конце документы. Есть, например, ксерокопия титульной страницы книги Каспарова "Испытание временем" с дарственной подписью будущего чемпиона: "Андрашу Адорьяну - моему верному другу и соратнику во всех испытаниях временем. С искренней признательностью. От автора. Белград 10.05.85".

Есть и просто уникальный документ на английском от 27 декабря 1985 года. В нём Каспаров доверяет международному гроссмейстеру Андрашу Адорьяну из Будапешта представлять его во всех шахматных делах на Западе и особенно вести от его имени переговоры с ФИДЕ.

Есть и забавный документ, составленный самим Адорьяном. В нём он призывает шахматное сообщество помочь Африке. Подписав воззвание, Адорьян называет себя, в добавление к титулам олимпийского чемпиона и претендента, ещё и секундантом Каспарова на матчах с Карповым (1984), Андерссоном (1985), Тимманом (1985) и Майлсом (1986).

Приводится и список лиц, упоминавшихся в книге. Кого там только нет! Есть даже Пищенко - карповский телохранитель из КГБ. Есть и Дорфман, и Псахис, и Полугаевский, и Тайманов, и Таль... Нет только фамилии Полгар.

Поди пойми этих антисемитов...


  


Комментарии

"Решил я - и, значит, кому-то

"Решил я - и, значит, кому-то быть битым,
Но надо ж узнать, кто такие семиты,-
А вдруг это очень приличные люди,
А вдруг из-за них мне чего-нибудь будет!

Но друг и учитель - алкаш в бакалее -
Сказал, что семиты - простые евреи.
Да это ж такое везение, братцы,-
Теперь я спокоен - чего мне бояться!

Но тот же алкаш мне сказал после дельца,
Что пьют они кровь христианских младенцев;
И как-то в пивной мне ребята сказали,
Что очень давно они бога распяли!

Им кровушки надо - они по запарке
Замучили, гады, слона в зоопарке!
Украли, я знаю, они у народа
Весь хлеб урожая минувшего года!")))
В.С.Высоцкмй, 1964

Если исходить из текста, то в

Если исходить из текста, то в случаях Адорьяна и Котова дело не в антисемитизме (поскольку он не абсолютен, то его и нет), а в зависти, желании получить личную выгоду за счет унижения подходящих для этого лиц или внутренней потребности кого-то ненавидеть. В принципе, по этой причине это понятие вряд ли уместно употреблять слишком часто: любое слово с сильным зарядом от чрезмерного использования превратится в общее место и начнет действовать против тех, кого оно должно защищать (''когда соль теряет силу, она становится ядом''). Грубо говоря, Гитлер - это антисемитизм, а ''дядя Вася'' - просто озлобленный люмпен, чье мнение о ком-либо может не больше, чем испортить настроение.

Уважаемый Palop, Вы, конечно,

Уважаемый Palop, Вы, конечно, совершенно правы. Но как донести это до того "ботаника", на которого невменяемый "дядя Вася" попрёт с кулаками? Проблемная ситуация, однако...

Он же, уважаемый профессор,

Он же, уважаемый профессор, попрет с кулаками на не такого как он сам, а не на еврея, как мне представляется, и ''ботаник'' должен это понимать. Для тех животных, которые совершили нападения в Парке Горького на энтэвэшного пропагандона и на активиста с Немцова моста, важно было полечить единственно доступными методами свои комплексы, а не воевать за идеалы, которых на самом деле у них нет. Были бы возможности кому-нибудь набить морду - идеологическое сопровождение под свое скотство такие типы всегда найдут.

В 1994 году перед началом

В 1994 году перед началом турнира в Алуште https://www.365chess.com/tournaments/Alushta4_1994
Адорьян предложил участникам и организаторам сыграть все свои партии только черными. (В тему Black is OK). Ему было в том отказано, и в итоге он сыграл черными намного лучше, чем белыми,

 

АДОРЬЯН, однако... К тому же

АДОРЬЯН, однако... К тому же в Алуште. :-)

Как минимум один из

Как минимум один из участников турнира его за глаза называл Д'Артаньян.

Из мемуарных заметок

Из мемуарных заметок досточтимого Якова Зусмановича осталось непонятно, что же хорошего Андраш Адорьян нашел в азербайджанском КГБ и чем ему досадил папа-Полгар. В статье явно наличествует стремление к манипуляции сознанием читателей.

//Молодой бакинский студент был чуть ли не единственной надеждой на какое-то улучшение ситуации в стране.//

Бедная, бедная страна. Все надежды на полуобразованного бакинского студента, но и тот оказался агентом КГБ и жертвенной курочкой.

Впрочем, была и немалая часть

Впрочем, была и немалая часть бедной, бедной страны, у которой все надежды связывались с полуобразованным уральским нестудентом, но и тот оказался агентом КГБ и жертвенной курочкой, собиравшей вокруг себя полуобразованных ленинградских студентов для задействования в своих грязных играх. Судя по интервью 1984 г. одного из таких студентов, студенты к разврату были готовы:
'' - После окончания школы Вы почему-то выбрали экономику, а не иностранный язык, к примеру. Чем это объяснить?
- Тут виноват, скорее всего, чемпион мира А.Е. Карпов, который учился на экономическом факультете Ленинградского университета. Вот я и решил пойти по его стопам.
- Чем занимаетесь в свободное время?
- К сожалению, его практически нет. После турниров, приходится навёрстывать упущенное на втором курсе университета. И всё же, если выпадает свободная минутка, уделяю внимание своей коллекции марок — собираю серию «Живопись»...''

Уж не на меня ли Вы подумали,

Уж не на меня ли Вы подумали, ув. Палоп? Историю моего поступления в ЛГУ Вы можете узнать у А.Р. Кентлера - он в курсе, он же и "виноват".

Бог с ним, с поступлением в

Бог с ним, с поступлением в ЛГУ. Гораздо больше меня интересует судьба Вашей коллекции марок.

А с чего Вы взяли, что была

А с чего Вы взяли, что была "коллекция"? Не иначе как газет советских перед обедом начитались? Признавайтесь, ув. Палоп.

Нет, советского интернета,

Нет, советского интернета, уважаемый Валерий Борисович. Там есть интервью, якобы данное Вами некому В. Михайлову во Львове в 1984 г. (последнее, кстати, очень символично). Можете сами найти и посмотреть. Неужели фейк?

Да, что-то такое припоминаю

Да, что-то такое припоминаю смутно - наверное, из бюллетеня турнирного? Помнится, мы тогда с М.Б. Пукшанским весело посмеялись над этим фейком. Однако советские люди всему верят, да еще и охотно тиражируют.

Должен Вас огорчить, ув. Палоп, и досточтимого Якова вместе с Вами: почти вся шахматная литература и вся шахматная "история" - это фейк. Печально, но факт.

Меня это нисколько не

Меня это нисколько не удивляет. Понятно же, что ленинградское КГБ сочинило бы ''правильное'' интервью любому своему воспитаннику, если он был недостаточно политграмотен. Я даже рад, что этот фейк посодействовал Вашей успешной карьере: кто знает, чего достигли бы Маланюк, не будь он всегда морально чистоплотен, и Карпов, будь он порядочен?

Тут скорее львовское или

Тут скорее львовское или азербайджанское КГБ поработали. Это они пытались обработать досточтимого Якова и внушить ему, что все вокруг беспросветно, и что единственная его надежда на "светлое будущее" ("прекрасное коммунистическое далеко") связана с каббалистическими ритуалами, шахматными сплавами и говорливой каппаросной курочкой. Выясняется, однако, что заодно им и Вас, и чистоплотного Маланюка удалось обмануть.

Спасибо за интереснейший

Спасибо за интереснейший материал, дорогой Яков!

Я был бы счастлив, если бы

Я был бы счастлив, если бы мои материалы доставляли Вам хотя бы 1/100 от того наслаждения, которое я испытываю, прикасаясь к Вашему творчеству.

Яков, спасибо. Кстати, в июле

Яков, спасибо. Кстати, в июле 1989 г., будучи по гостевому приглашению в Израиле (еще с советскими красными паспортами), мы попали в шахматный клуб в Беер-Шеве (детище Элиягу Леванта, бывшего ленинградца), где проходила встреча Кубка Европейских чемпионов между "Беер-Шевой" и венгерским клубом (названия не помню). 4 доски венгров : 1.Портиш, 2.старшая Полгар. 3. младшая Полгар 4.средняя Полгар!
У меня и фотографии того события есть.
А на стене над сценой красовалась увеличенная фотография Виктора Львовича (друга детства Леванта) на приеме у Менахема Бегина в 1978-м.
Все это было очень сильно.

Если бы кто-то ещё объяснил

Если бы кто-то ещё объяснил суть статьи и какое отношение вся эта писанина имеет к Каспарову...

Cуть - заклеймить известных

Cуть - заклеймить известных людей + обвинить в антисемитизме.
Поднятие ЧСВ гарантированно.
Это особенно забавно читать у автора, который сам является законченным шовинистом.

"Оксимирон" и "Гнойный" не

"Оксимирон" и "Гнойный" не могли не оставить свои послания.

Раньше шахматные байки

Раньше шахматные байки рассказывал Старый Семен (Царствие Небесное),сейчас - Старый Яков.
Почему - то Зусманович подписывает все свои статьи как "шахматный историк".Никакого отношения данная задорная статья к историческим трудам не имеет.
Обыкновенные воспоминания.

Смотрите также...