Сильвио Данаилов: "Илюмжинов мог не знать, что творит Макропулос"

Время публикации: 24.01.2018 01:57 | Последнее обновление: 25.02.2018 11:47
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 23.01.18, 22-00
Длительность: 1 час 10 минут

Е.СУРОВ: Московское время 22.02, это прямой эфир Chess-News. Ну что ж, где выборы, там скандалы, а где скандалы, там Сильвио Данаилов. Вот и сегодня он на связи. Сильвио?

С.ДАНАИЛОВ: Добрый вечер!

Е.СУРОВ: Добрый вечер! Вы следите за всей этой предвыборной ситуацией, я бы сказал, не только в России, но и во всём мире, потому что в этом году будут выборы и в ФИДЕ тоже?

С.ДАНАИЛОВ: Конечно, слежу. Особенно за выборами в ФИДЕ – это очень важно для развития шахмат вообще, как спорта, как воспитательного явления – те же шахматы в школах. Поэтому очень важно, кто будет следующим президентом ФИДЕ.

Е.СУРОВ: Мы ещё поговорим об этом, а пока я вот что хочу у вас спросить. Как мне вообще вас представить? Кстати говоря, последнее интервью с вами у нас на сайте было уже довольно давно. Да и вообще, подрастает новое поколение, есть совсем молодые шахматисты и любители шахмат, которые могут вообще не знать, кто такой Сильвио Данаилов. Как вас сейчас назвать? В чём заключается ваша текущая деятельность в настоящее время? Можно сказать, что вы – бывший президент Европейского шахматного союза, менеджер Веселина Топалова, который уже почти завершил карьеру. Ну а сейчас вы чем занимаетесь?

С.ДАНАИЛОВ: Можно сказать так: я – менеджер и тренер двух чемпионов мира из девятнадцати, Пономарёва и Топалова, и я думаю, что этот мой рекорд никто не побьёт. Очень трудно сделать одного чемпиона, а двух – это вообще фантастика. Потом я семь лет был тренером сборной Болгарии, и три раза мы выигрывали у России, этим результатом я очень горжусь. Потом семь лет я был президентом Болгарской шахматной федерации и четыре года – президентом Европейского шахматного союза. Сейчас я отдыхаю и занимаюсь финансами – американской биржей и криптовалютой, это очень интересно. А шахматы для меня сейчас, скорее, как хобби. Мы с Веселином создали в Болгарии фонд Веселина Топалова, помогаем детским шахматам, в основном, в Болгарии и Испании, но это тоже в качестве хобби. В основном, я всё-таки занимаюсь финансами.

Е.СУРОВ: Итак, дамы и господа, у нас в эфире Сильвио Данаилов, который отдыхает и занимается финансами. Я удивился, когда вы сказали про криптовалюту, и подумал: вот чёрт! Я отстаю от вас и вообще от жизни, потому что я до сих пор свою жизнь кладу на шахматы, а вы занимаетесь тем, чем реально нужно заниматься в наше время. Я, например, вообще не понимаю, что такое "криптовалюта", ещё не успел изучить вопрос. Да и, честно признаюсь, когда пытался, не смог.

С.ДАНАИЛОВ: Криптовалюта – это очень-очень интересное дело! Это виртуальная валюта, и создана эта замечательная технология абсолютно неизвестным парнем, Сатоси Накамотой. Это может быть прозвищем, может быть реальным именем – никто не знает. Он придумал систему – называется "блокчейн", и любые трансляции видны в интернете. На самом деле, за две минуты объяснить очень тяжело, но я думаю, что за этим будущее. И через, скажем, двадцать лет она сможет заменить золото или будет даже больше, чем золото. Так что это будущее, которое очень интересно, это такой новый мир, я в него погрузился, и мне жутко интересно.

Е.СУРОВ: Хорошо, тогда скажите, что легче объяснить человеку, который, что называется, пришёл с улицы: происходящее в системе ФИДЕ или криптовалюту?

С.ДАНАИЛОВ (смеётся): Происходящее в системе ФИДЕ вообще невозможно объяснить нормальному человеку! Ты должен быть очень глубоко погружён  в эту кухню, чтобы хоть немного что-то понимать. Криптовалюту же очень легко объяснить. Посмотреть несколько видео на Youtube, немножко прочитать, посмотреть рынок – и всё станет понятно. А то, что происходит в ФИДЕ, совершенно невозможно объяснить.

Е.СУРОВ: Хорошо, а что сейчас, по-вашему, там происходит? Ясно, что ведутся какие-то закулисные игры, и частично это связано и с выборами в Российскую шахматную федерацию.

С.ДАНАИЛОВ: Происходит то, что 25 лет подряд – фактически почти 30 лет – ФИДЕ руководит реально команда Макропулоса, первого вице-президента. Кирсана Илюмжинова они используют просто как спонсора. Он слишком занятый человек, всё время на виду, постоянно ездит по миру, постоянно у него какой-то бизнес, и он не может следить, что творится в ФИДЕ каждый день. Практика такая: коррупционная бригада Макропулоса и его друзей – я их называю "Макро и друзья", Makro&friends – завладели ФИДЕ и контролируют её стопроцентно уже тридцать лет с абсолютно коррупционными практиками. Проблема не в этом, а в том, что шахматы не двигаются, их популярность падает, имидж у ФИДЕ ужасный везде, и от этого страдают все: и игроки, и детские шахматы. Повсюду говорится, что шахматы – это спорт, это культура, воспитание, наука и искусство. Но это надо доказывать, а не только об этом говорить. А с этой командой у ФИДЕ имидж ужасный, и всё катится всё больше вниз.

Е.СУРОВ: Скажите, а вам как человеку отдыхающему (как вы сказали) не всё ли равно, что там происходит?

С.ДАНАИЛОВ: Нет, не всё равно. Потому что всё-таки не надо забывать, что я отдал шахматам много лет своей жизни – более, чем 40. И даже если я сейчас в стороне и не активно в шахматах, мне не всё равно. Мне больно за то, что я вижу. Я давно начал с этим бороться и буду продолжать эту борьбу. Я сказал, что приложу все свои силы, чтобы эту команду, которая вредит ФИДЕ и всему шахматному миру, убрать. Я буду бороться с ними до конца. Я хочу, чтобы ФИДЕ была хорошей организацией, чтобы шахматы развивались и становились более популярными в мире.

Е.СУРОВ: Что это конкретно за команда, которую вы хотите убрать? И в связи с этим вопрос по поводу той фразы, которую вы уже произнесли: "Макро и друзья" – вы часто это пишете, в том числе и в своём Твиттере. Кто такой Макропулос, мы знаем. А кто его друзья?

С.ДАНАИЛОВ: "Друзья" – это всё-таки лучше брать в кавычки, это слишком мягко. Я бы сказал "Макро и его прислужники" или "Макро и его рабы". Создана такая структура, что любой вопрос в ФИДЕ решается через Макро. Если ты хочешь провести любое соревнование – чемпионат Европы, чемпионат мира, детский турнир, если ты хочешь стать арбитром, провести Олимпиаду – всё это решает только один человек. Это Макропулос. У него очень слаженная, на протяжении тридцати лет, команда. И чтобы хоть что-то получить, нужно всё проводить через Макро. А Макро и его команду шахматы вообще не волнуют, а интересует только одно – сидеть на этих стульях власти до конца жизни. Потому что в жизни у них другой профессии нет. Если они окажутся вне ФИДЕ, они закончатся как люди, их просто не будет. А в ФИДЕ они большие начальники, тратят спонсорские деньги Кирсана Илюмжинова, и так далее.

Приведу элементарный пример, чтобы люди немножко понимали, о чём идёт речь. В 2014 году в Тромсё, в Норвегии, идут выборы следующей Олимпиады. В 2016-м была Олимпиада в Баку – замечательная Олимпиада! Могу сказать – лучшая, которую я видел в своей жизни. И в Тромсё надо было делать выбор между двумя кандидатурами: Батуми (Грузия) и Кейптаун (Южная Африка). Что говорят в ФИДЕ? Мы должны развивать шахматы, мы должны популяризировать шахматы. Любой нормальный человек выбрал бы Кейптаун – замечательный город! Во-первых, в Африке никогда не было Олимпиады. Во-вторых, Олимпиада уже проходила на Кавказе, в Баку, и через год – снова Кавказ, Батуми? Ну нет никакой логики! Но Makro&friends решают, что Олимпиада должна быть в Батуми, потому что там им нужнее, они получают какие-то выгоды. И люди выбирают Батуми.

Вот вам только один простой пример. На самом деле, это скандал, потому что это стыдно! В Европе было множество Олимпиад. Один раз предложили Африку, где никогда не было олимпиад, Кейптаун – прекрасный город, и его не выбрать! А выбрать Батуми, потому что Макро и друзьям было так выгодно.

Е.СУРОВ: Я вам так скажу. Аргумент насчёт Кавказа (два раза подряд), наверное, логичный. Но насчёт того, что лучше, а что не лучше – это, может быть, дело вкуса. Если сделать вид, что мы выбираем только по презентациям, то кому-то презентация Кейптауна больше понравилась, кому-то – презентация Батуми. У Батуми проект был тоже неплохой. С другой стороны, посмотрим, что будет в реальности.

С.ДАНАИЛОВ: Я ещё раз говорю. Если ты в ФИДЕ, хочешь популяризировать шахматы во всём мире, и у тебя никогда не было предложения провести Олимпиаду в Африке. В Европе очень много олимпиад проводилось, в Южной Америке – меньше, а в Африке вообще ни разу. И вдруг ты получаешь замечательное предложение от Кейптауна! Я видел это предложение, видел презентацию – там всё замечательно, там само правительство отвечало за проведение Олимпиады. Потом ты имеешь блестящую Олимпиаду в Баку, просто блестящую – её невозможно повторить или очень тяжело. И ты выбираешь снова Кавказ! Почему? Потому что тебе выгодно. Выгодно тебе лично или ещё по каким-то причинам, но о шахматах ты думаешь в последнюю очередь, и в последнюю очередь думаешь о том, что надо популяризировать шахматы везде, а не только на Кавказе.

И вообще смотрите. Если кто-то хочет быть арбитром на турнире ФИДЕ – это выбирает лично Макро. Апелляционный Комитет – 90% одни и те же люди. Арбитры – одни и те же люди. Что, нет хороших арбитров? Посмотрите комиссии ФИДЕ. Это все бывшие и настоящие любовницы Макро. Они все на хорошей кормёжке в ФИДЕ.

Е.СУРОВ: Прямо все?

С.ДАНАИЛОВ: Так что это уже не лезет ни в какие ворота!

Е.СУРОВ: Хорошо. Понятное дело, что кто так долго находится у власти, тот хочет остаться. Я так понимаю, что на данный момент Илюмжинов – единственный, кто пока официально объявил о том, что он идёт на выборы ФИДЕ. А Илюмжинов нынче – это, я так понимаю, оппозиция Макропулосу?

С.ДАНАИЛОВ: С Илюмжиновым у меня начались разногласия – ну, не то, чтобы разногласия… Я ему ещё в 2010 году прямо в глаза сказал: "Кирсан, эта команда уже не годится, меняй, потому что это плохо для ФИДЕ и для шахмат". Но он тогда не послушался, и Болгарская шахматная федерация голосовала за Карпова. На следующих выборах, в 2014 году, был тот же самый разговор, он сказал, что он не может убрать Макропулоса и его команду. И Болгарская федерация, и я лично решили поддержать Каспарова. Надо было дать Каспарову шанс хотя бы на четыре года и посмотреть, что он мог сделать, тем более, что он – самое большое имя в мировых шахматах. При этом Макропулос и его команда не собирались уйти. Потом вдруг мы видим, что сам Макропулос и его друзья оставили Илюмжинова и начали искать другого кандидата. Причина – якобы американские санкции, но это смешно. Думаю, что там другие причины, но я не знаю, какие. Главное, что сейчас они в оппозиции, Макропулос ищет других кандидатов и ведёт борьбу не на жизнь, а на смерть против Илюмжинова.

Е.СУРОВ: Подождите, я не совсем понимаю логику. А какие могут быть ещё причины? Если Макропулос беспокоится о своём месте и о своём заработке на этом месте, то с Илюмжиновым он просидел на этом месте столько лет! Зачем же ему рубить сук, на котором он сидит?

С.ДАНАИЛОВ: Я думаю, единственная его мотивация – это деньги. Потому что когда начинаются выборы, Макропулос и команда должны выдвинуть какого-то кандидата. Если нет кандидата, то кто будет платить им за кампанию? У них не будет никаких денег, вообще ноль! Для них была неслыханная удача, что на выборы шёл Бессел Кок, потом Карпов, потом Каспаров. Тогда Илюмжинов вынужден был тратить на свою кампанию большие деньги из собственных ресурсов. И, конечно, часть этих денег доставалась им. А сейчас… Они говорят об американских санкциях, но я поинтересовался этим вопросом, и мне не стало ясно, в чём преступление Илюмжинова. Меня никто не может упрекнуть в том, что я так говорю, потому что я его друг. Я всегда его критиковал, когда мог, если он был неправ. Моя логика такая: можно представить, что какой-то американец попадает в какой-то российский список. Но мы же при этом не будем говорить, что он преступник.

Я думаю, что реально у них просто кончились деньги, и они ищут нового кандидата. По двум причинам. Допустим, ты нашёл нового кандидата и говоришь ему: тут большая кампания, ты должен заплатить пять, десять, пятнадцать миллионов – непонятно, сколько. И он говорит: о'кей! Но тогда они могут в последний момент прийти к Илюмжинову и сказать: слушай, это очень дорого. Давай заплати за свою кампанию ты, и мы останемся с тобой. Понимаешь, в чём игра?

Они живут на выборах, они наживаются на выборах. Посмотри реально: кто Макропулос по жизни? Какая у него профессия? Президент Греческой шахматной федерации. Как ты думаешь, какую зарплату получает президент Греческой федерации?

Е.СУРОВ: Вы знаете, я даже не знаю, какую зарплату получает президент Российской шахматной федерации и исполнительная дирекция.

С.ДАНАИЛОВ: Ладно, понятно. Но у ФИДЕ нет зарплат. Никто из Президентского совета, в том числе и Макропулос, не имеет зарплаты. Зарплату имеют только те, кто работают в офисе. Это правильно. Сколько получает Макропулос как президент Греческой шахматной федерации? Ну полторы тысячи евро, ну две.. Ладно, давай три тысячи евро. Это дикая сумма для Греции, но пусть будет три тысячи. А как он живёт? Как он живёт в обычной жизни: тратит везде деньги, постоянно гуляет. Откуда у него такие деньги?

Е.СУРОВ: А может, он тоже, как вы, отдыхает и финансами занимается? На посту ФИДЕ.

С.ДАНАИЛОВ (смеётся): Да-да-да! Так что здесь всё понятно. Он так и живёт. А когда я показал документально, что он потратил на своё лечение деньги ФИДЕ, мне даже не ответили на это. Скажи хоть что-нибудь! Есть же документы. Скажи: "Да", "Ты врёшь", "Это неправда" – или что-то подобное. Но если ты молчишь – сам понимаешь, это что-нибудь да значит.

Е.СУРОВ: Сильвио, буквально сейчас, в эти секунды, я читаю информацию, которая поступила только что, и думаю, что скоро мы опубликуем её на сайте. Просто перед интервью с вами я запросил кое-какое подтверждение и сейчас его получил. Информация такая: Андрей Филатов, президент Российской шахматной федерации, подаёт на вас в суд. Мы пока не видели судебной жалобы, но я так понимаю, что за тот самый твит или даже несколько твитов, в которых вы сообщили, что он встречался с Георгиосом Макропулосом некоторое время назад, и тот ему предложил идти на выборы в ФИДЕ в обмен на, по-моему, пять миллионов долларов. И вот Филатов отвечает, что он не получал… Я просто с английского источника читаю… Поясните, я что-то запутался: кто кому должен-то?

С.ДАНАИЛОВ: Здесь всё очень просто. В ФИДЕ есть много людей, которые рассказывают информацию, очень много людей. Макропулос сам хвалился, что он встречался с Филатовым, что он достиг с ним некоего соглашения. И он не только к Филатову бегал, он бегал и к президенту Азиатской шахматной федерации шейху Султану и предлагал ему то же самое, но сумму не знаю. В ФИДЕ серьёзные люди. В моём твите было написано просто: Макропулос с Филатовым встречались, и Макропулос ему предложил. Я не написал, что Филатов согласился или принял какие-то деньги. Я сказал просто: была такая встреча, на которой он получил предложение. Об этом говорили многие из ФИДЕ. Я могу позвать свидетелей, которые об этом расскажут. Но я никогда не говорил, что Филатов согласился, или что было достигнуто какое-то соглашение.

Е.СУРОВ: Тем не менее, Филатов считает, что эти сведения позорят его честь и достоинство, поэтому он подаёт в суд на вас.

С.ДАНАИЛОВ: А что здесь позорного? Филатов – вице-президент ФИДЕ, Макропулос – первый вице-президент ФИДЕ. Позор в том, что они встречались друг с другом? Ну если он так думает, то замечательно. Я слышал эту информацию от многих людей в ФИДЕ, потому что сам Макропулос, по их словам, сам этим хвалился, когда убрали Илюмжинова: мол, спокойно, ребята, у нас есть новый кандидат, всё будет нормально. Так что я ни слова плохого не сказал про Филатова.

Е.СУРОВ: И вы считаете, что этот кандидат – Андрей Филатов?

С.ДАНАИЛОВ: Мы не знаем, согласился или нет Филатов на это, мы можем только догадываться по двум фактам. Первое. На Президентском совете в Анталье Макропулос предложил исполнительному комитету проголосовать, чтобы Илюмжинов не имел права подавать свою кандидатуру на следующие выборы. Помните такое?

Е.СУРОВ: Припоминаю.

С.ДАНАИЛОВ: В Президиуме сидел Филатов – гражданин России, президент Российской шахматной федерации – и промолчал. Хотя мог бы сказать: как так можно? Этого нет в повестке дня, и вообще – что за бред? Но он промолчал. Это первый факт.
Второй факт. На Наблюдательном совете Российской шахматной федерации был задан вопрос: кого поддерживает Российская шахматная федерация на выборах ФИДЕ? И поддерживает ли Кирсана Илюмжинова. Ответ был такой: "Макропулос – достойный кандидат и замечательный человек, но мы пока никого не поддерживаем". Помните такое?

Е.СУРОВ: Да-да.

С.ДАНАИЛОВ: Странно, что Российская шахматная федерация не поддерживает российского гражданина на выборах ФИДЕ. Это как если я – болгарин, и меня бы не поддержала Болгарская шахматная федерация.

Е.СУРОВ: Да, такое было, по-моему, впервые.

С.ДАНАИЛОВ: Вот вам два факта. Это на самом деле факты, всё это было опубликовано, обнародовано, этого никто не придумал. Значит, на основании этих фактов мы можем догадываться, какое соглашение у них было. Но фактов нет. Есть факт их встречи – это легко доказать. Есть фото их встречи, есть свидетели. Я не вижу, чем я опорочил честь господина Филатова? Тем, что вице-президент ФИДЕ встречается с первым вице-президентом ФИДЕ? Это нормально? Если Филатов считает, что Макропулос – такой преступник и такой бандит, что встреча с ним – это ужасно для репутации, то это его дело.

Е.СУРОВ: Я вас понял. Скажите мне вот что. Я ведь не зря в начале нашей беседы попросил уточнить, как вас представить. Вы ведь больше не являетесь президентом Болгарской шахматной федерации. Что случилось? Почему вы ушли, или вам пришлось уйти?

С.ДАНАИЛОВ: Вообще надо знать психологию Макропулоса и его друзей. Когда завершаются выборы, они начинают с первого же дня работать на следующие выборы. То есть они должны убрать всех-всех оппозиционеров и врагов. Что произошло? Комиссия по этике наказала Каспарова на два года, другого оппозиционера, Леонга, комиссия наказала тоже на два года. Меня наказали на восемнадцать месяцев – в апреле заканчивается этот срок. Это во-первых. Во-вторых, им надо уничтожить в ФИДЕ те федерации, которые против них. Это очень важный пункт. Вы видели этот момент с Сербской шахматной федерацией?

Е.СУРОВ: Что вы имеете в виду?

С.ДАНАИЛОВ: Значит, в Сербской шахматной федерации раньше президентом был Копания, а Урошевич был её делегатом. Урошевич работает на ФИДЕ, на её комиссии, постоянно где-то там крутится. Прошли выборы – и появляется совсем новая шахматная федерация, новый президент, новый делегат. Всё совершенно новое. Вы опубликовывали письмо президента Сербской шахматной федерации на Chess-News. Значит, этот новый президент отправляет письмо в ФИДЕ, в котором говорится о том, что у них есть лицензия от министерства спорта, есть все документы – пожалуйста, замените в своих документах имена и укажите новую команду. Шесть месяцев ни ответа, ни привета. В то же самое время Сербия платит деньги ФИДЕ, и деньги принимаются без проблем. Через восемь месяцев они получают ответ от Макропулоса: "Ситуация у вас очень сложная, нам надо подумать, всё обсудить и решить". Открываем документы ФИДЕ – а там старое сербское руководство, и сидит парень по имени Урошевич. То есть большего беззакония невозможно представить! Они ничего не меняют в документах, просто оставляя старые данные, прежнюю федерацию и прежних людей. Почему? Потому что они не уверены, что новые будут за них голосовать, а Урошевич точно будет за них голосовать. Полное беззаконие! Но что может сделать Сербская шахматная федерация? Они предали всё это огласке, никто, кроме Chess-News, не опубликовал их открытое письмо, все остальные западные журналисты об этом промолчали. Значит, Сербская шахматная федерация должна пойти в Спортивный арбитражный суд в Лозанне и выиграть. Но для этого нужны деньги, минимум двадцать тысяч, а у них нет, они бедная федерация. Так что они ничего не могут сделать, и вопрос так и продолжает висеть в воздухе. Старое руководство осталось в документах, новое ФИДЕ игнорирует.

Теперь о болгарской федерации. Им надо было уничтожить меня, наказать меня, Каспарова, Леонга. Потом надо было уничтожить Болгарскую шахматную федерацию. Потому что они прекрасно знают, что пока я там, они никогда не получат от неё голос. Никогда! Поэтому лучше уничтожить федерацию, чтобы она вообще не голосовала, чем федерация будет голосовать против. И они начинают фальсифицировать документы вместе со своими друзьями из Европейского шахматного союза и начинают обращаться с этими фальшивыми документами во все болгарские инстанции – в прокуратуру, налоговую, министерство спорта. И, в конце концов, они дошли до министра. Они приехали к министру и сказали: "О, тут беззаконие! Тут сидят преступники, их надо убирать" – и так далее. И министр отнял лицензию у федерации. Тогда я решил уйти в отставку, потому что своим присутствием я приношу вред болгарским шахматам. Если я остаюсь, то федерация лишается лицензии, а без лицензии федерация не может работать. И я подал в отставку. Члены старой федерации все ушли, сейчас у нас новая федерация, которая получила лицензию. Но новая федерация пока тоже не приняла ни в ФИДЕ, ни в ЕШС, потому что команда Макропулоса не уверена, кто будет делегатом. А они должны иметь стопроцентную гарантию, что делегат будет "их". А если вдруг делегатом окажусь если не я,  то какой-то мой друг, то они снова не получат голос от Болгарии.

Так что пока эти федерации в ФИДЕ не приняты. Может быть, они будут приняты на конгрессе в Батуми, а, может быть, и нет. Но Болгария на этом конгрессе точно не будет голосовать. Вот такая простая история.

Да, ещё. Они подвели болгарского министра и болгарское министерство спорта. Потом Болгарская шахматная федерация пошла в Верховный суд Болгарии и выиграла пока два суда – мы сейчас ждём третий. Болгарский суд признал, что всё это была ложь, что министр был подведён фальшивыми документами. Но ситуацию уже не исправить, так что реальная ситуация сейчас такая, какая есть.

Е.СУРОВ: Извините, я не совсем понял, что именно доказано. Что явилось ложью?

С.ДАНАИЛОВ: Ложь то, что заявил болгарский министр. А он заявил, что Болгария неправильно потратила деньги, не по закону. А заявил он это, исходя из ложной информации, из лжи и клеветы Макропулоса, Азмайпарашвили и их людей, которые поехали в Болгарию и привезли фальшивые документы. Мы это доказали, и суд Болгарии два раза признавал, что мы были правы, что мы делали всё по закону. Так что мы выиграли оба суда. Сейчас ждём третье решение.

Но опять-таки, посмотрите. Только на меня они потратили в суде в Лозанне около трёхсот-четырёхсот тысяч швейцарских франков за эти годы. Подумать только, сколько турниров можно было провести на эти деньги! Сколько раз помочь детским шахматам! А они потратили это просто на то, чтобы меня уничтожить. Но я благодарен им за это, потому что я сейчас отдыхаю и очень хорошо провожу время.

Е.СУРОВ: Смотрите. Министерство молодёжи и спорта Болгарии в чём-то обвиняло федерацию под вашим руководством – в неправильном расходовании средств и так далее. Представьте, что я – человек со стороны, и я об этом узнал. Почему вы так уверены, что этим руководил кто-то извне, кто-то за пределами Болгарии? Знаете, это наша, российская логика. Если у каких-то чиновников начинаются проблемы, то мы сразу ищем врага вокруг.

С.ДАНАИЛОВ: Нет… Они не скрывались. Они поехали и встретились с министром. Макропулос, Азмайпарашвили, Цорбадзоглу поехали в Софию и встретились с министром. Я же не просто подозреваю – это всё задокументировано. Они поехали, встретились с министром, передали ему фальшивую информацию, ложь, клевету. А министр не разбирается – ведь у него вице-президент ФИДЕ, у него президент ЕШС! Что он может сделать? Если ему говорят такие люди, то он верит. Ему подсовывают фальшивые документы, и он говорит: "Я должен отобрать у федерации лицензию". И отбирает лицензию!

Е.СУРОВ: Получается, что они уже почти четыре года ведут против вас эту кампанию, если не сказать войну?

С.ДАНАИЛОВ: Да.

Е.СУРОВ: А зачем Европейскому шахматному союзу всё это? Им что, заняться больше нечем, кроме как воевать с единственной федерацией столько времени?

С.ДАНАИЛОВ: Здесь два момента. За тридцать лет единственный, кто выиграл у них выборы, - это я. В 2010 году на выборах в ЕШС они лоббировали Али [Нихата Язычи] из Турции, твоего друга.

Е.СУРОВ: Да, мы уже давно не знаем, где он.

С.ДАНАИЛОВ: Да. Но выиграл я. Это был для них сюрприз, они этого не ожидали. У них была такая отлаженная выборная машина, что они считали выигранными любые выборы. И я единственный выиграл выборы у них и четыре года был у них в оппозиции. Я им нарушил весь бизнес в Европе. Потому что раньше все турниры и соревнования проводились где? Турция, Греция, Грузия – в общем, там, где друзья. И получали за это прибыль, правильно? Я им всё это разрушал четыре года, и у них никакого бизнеса не получилось. Потом, через четыре года, я поддержал на выборах ФИДЕ Каспарова – тоже был в дикой оппозиции. Но они выиграли, ну хорошо.

То есть они должны были меня уничтожить и боролись со мной четыре года. И до сих пор борются, до сих пор пашут по этому поводу.

Е.СУРОВ: Вы помните, у нас с вами было когда-то интервью (по-моему, в январе 2015 года), здесь же, в Вейк-ан-Зее. И вы тогда сказали впервые, что будете следующим, кто бросит перчатку Илюмжинову на выборах в президенты ФИДЕ. Но сейчас, видите, прошло время, и, я так понимаю, расклад изменился.

С.ДАНАИЛОВ: Во-первых, если я что-то хочу… Уже не хочу. У меня нет никаких политический амбиций в ФИДЕ. Если эти люди не уйдут, мне вообще будет неинтересно, что там в ФИДЕ происходит. Потом это было ещё тогда, когда я хотел каких-то перемен в шахматах. Когда я был президентом Европейского шахматного союза, мы создали в Брюсселе детскую шахматную школу вместе с Каспаровым, обратились в Европейский парламент, который сказал, что да, 420 подписей собрано за то, чтобы шахматы в Европе вошли в школьную программу. Вот такими вещами я хочу заниматься. Меня не интересует, где проходят какие-то турниры – это сейчас никого не волнует. Шахматы надо поднимать на новый уровень. А как я могу думать о каких-то постах, когда против меня выступает ФИДЕ – огромная организация с неплохими финансовыми ресурсами в валюте. Это невозможно. Видите, я уже даже не президент Болгарской шахматной федерации.

Так что у меня нет никаких политических амбиций. Я отработал свой срок в четыре года, доволен, и думаю, что это было хорошее время для федерации и шахмат. Но это тяжёлая и неблагодарная работа. И да, когда я это говорил, я, может быть, и хотел этого, но сейчас абсолютно не имею таких амбиций. У меня просто есть желание убрать этих людей, потому что они вредные для ФИДЕ, вредные для шахмат и вредные вообще. И они должны уйти. Надо поставить на их место новых людей, энергичных, которые будут делать какие-то вещи для шахмат. Потому что интерес к шахматам падает.

Е.СУРОВ: Скажите, вот вы говорите: "Эти люди должны уйти". Я примерно понимаю, кого вы имеете в виду под "этими людьми". Но если на выборах в 2018 году окажется такой выбор: Илюмжинов или Макропулос, - то из чего мы тогда выбираем?

С.ДАНАИЛОВ: Как это Макропулос?

Е.СУРОВ: Я имею в виду сторону Макропулоса. Допустим, что Илюмжинов – один кандидат, а второй кандидат – условный Макропулос.

С.ДАНАИЛОВ: Во-первых, мы не можем сравнивать Илюмжинова и Макропулоса. Это небо и земля сейчас. Никто не может отрицать, что Илюмжинов для шахмат сделал очень много. Когда он пришёл в ФИДЕ, был полный развал, было банкротство. При Кампоманесе не было денег, не было ничего. Илюмжинов вложил очень большие деньги и сделал много вещей. Не надо отрицать того, что человек сделал много полезного для шахмат.

Е.СУРОВ: Сильвио, простите, прерву, но не могу удержаться. Всё, что вы говорили про Макропулоса – и сейчас, и раньше – это всё происходило под руководством Илюмжинова. Вы простите, но я никогда не являлся и не являюсь сторонником теории "царь – хороший, бояре – плохие". Илюмжинов ответственен.

С.ДАНАИЛОВ: Я не уверен, что Илюмжинов был в курсе этих дел, что творились. Он постоянно в поездках, как он может следить за офисом ФИДЕ? Я ему говорил, да и не только я: "Эти люди вредные, убирай их!" Есть, конечно, вариант, что он всё знал и одобрял. Я не знаю. Но я не уверен. Такие детали он не может знать. Он просто доверял. Это была его команда, они выбирались постоянно, а ведь всегда доверяешь своей команде, правильно? Но Макропулос и Илюмжинов – это небо и земля.
Если Илюмжинов станет президентом, он должен очистить всю эту грязь и начать всё с белого листа и новыми людьми. И тогда всё будет о'кей. Но если останется Макропулос, то будет вообще ужас!

Е.СУРОВ: А вы можете быть среди тех, новых, людей, с кем Илюмжинов захочет дальше идти в политику?

С.ДАНАИЛОВ: Я не знаю. Всё-таки я хочу посмотреть на концепцию. Что будет нового? Вообще ФИДЕ нужна дикая реформа. Все эти комиссии, все эти истории... Нет никакого пиара, никакого маркетинга – вообще всё по нулям. На ФИДЕ нужно смотреть как на компанию, которая постоянно зарабатывает деньги. Она не может всё время искать каких-то друзей. Типа, давай позвоним Маиру Мамедову из "Сокара", и он даст деньги, потому что он наш друг, давай позвоним шейху Султану, потому что он тоже наш друг. Так уже не получается, это устаревшая модель. Надо поставить всё на совсем иной уровень. Если у Илюмжинова есть новая концепция, новая стратегия, тогда можно разговаривать. Но просто так, типа, давай к нам – так не получится. Потом я уже устал от этой политики. От неё нет никакой прибыли, а только проблемы.

Е.СУРОВ: Странно вообще получается. Говорят, что шахматы вообще не прибыльный спорт, да и в политике нет никакой прибыли. За что же тогда борются все эти люди, которые хотят остаться у власти? И в России, и в ФИДЕ. Они же не просто держатся за свои кресла, они держатся за кресла, которые позволяют им много получать, зарабатывать в этих креслах. Они-то не бедные чиновники.

С.ДАНАИЛОВ: Что творится в российских шахматах, я понятия не имею, но в ФИДЕ я точно знаю. Если завтра эти люди не будут сидеть в ФИДЕ, то у них нет профессии, и я не знаю, как они будут жить и что будут кушать. Они не тренеры, не организаторы, не бизнесмены, у них нет своих компаний – у них ничего нет. Они живут только за счёт этих денег. Возьми их и убери – и на следующий день они будут на улице. Может быть, с голоду они и не будут умирать. Но сейчас роскошная жизнь, которую они ведут – постоянно первый класс, бизнес-класс, лучшие гостиницы, он начальник, определяет арбитров, определяет апелляционный комитет, - это жизнь в стиле "люкс". Вот, скажем, апелляционный комитет. Дурацкий комитет, где ты сидишь где-то там, кушаешь, ничего не делаешь и получаешь семь-десять тысяч долларов. Извини меня, кто откажется? Я никогда в своей жизни не был членом апелляционного комитета, даже будучи президентом Европейского шахматного союза, мне это никогда и в голову не приходило. Насколько я знаю, Илюмжинов тоже никогда не был. Но зато посмотрите, кто там. Постоянно одни и те же люди, на 90%.

Так что у них есть какая-то прибыль, и они уже не могут без этого жить. Они живут хорошо, не делая при этом ничего. Зачем от этого отказываться? Это моё объяснение.

Е.СУРОВ: Да. И если уж по большому счёту, то не прибылью это называется, а как-то ещё. Ну, большие деньги... А прибыль – это такой экономический термин, означающий нечто другое.

С.ДАНАИЛОВ: Да, можно сказать, что это льготы. Льготы за то, что ты – наш, ты – хороший друг, ты нас поддерживаешь, ты за нас голосуешь. И вот тебе должность арбитра, вот тебе апелляционный комитет, вот тебе поездка, вот тебе комиссия. И ты счастлив, тебе от этого хорошо.

Я могу сказать, что когда я был президентом Европейского шахматного союза, я получал зарплату в три тысячи евро. Но я пахал – это ужас как! Невозможно понять, какая там дикая работа! Ты каждую неделю меняешь по два-три самолётных рейса, и все деньги тратишь, потому что ты – президент, ты угощаешь людей. Все ведь ждут, что платишь ты. А прибыль – копейки, выработки – ноль. Я как бизнесмен зарабатывал в сто раз больше в год и чувствовал себя гораздо лучше. А тут работаешь, работаешь – и ещё все недовольны.

Е.СУРОВ: Скажите, Сильвио, вы сейчас следите за шахматными турнирами?

С.ДАНАИЛОВ: А как же! Конечно, слежу. Смотрю отдельные партии. Мне интересно, я всё-таки много лет был в шахматах.

Е.СУРОВ: Сейчас ведь другие шахматы, чем были ещё несколько лет назад, когда и Веселин Топалов на что-то претендовал. Я не хочу обидеть Веселина, может быть, он и сейчас на что-то претендует, но мы всё-таки понимаем, что это не совсем то, что было раньше. Но вопрос мой не об этом. Ведь не только в шахматах, которые на доске, а вообще в шахматном мире всё поменялось. Сейчас тут уже немножко другие законы. Как вы думаете?

С.ДАНАИЛОВ: По-моему, популярность шахмат падает. Вот сейчас идёт замечательный турнир в Вейк-ан-Зее, правильно? Там играет и Карлсен, и вообще очень сильный состав. В западных СМИ ноль информации об этом! Я живу на Западе, я за этим слежу – ноль информации. Нет никакого интереса. В Голландии, может быть, есть какой-то интерес, потому что там голландский спонсор, и так далее. То же самое – в Саудовской Аравии. Замечательный турнир, все играют. Опять же – информации ноль. Ну, может быть, где-то появились две-три строчки.

Если мы вспомним матчи прошлого – Фишер – Спасский, Карпов – Каспаров, Топалов – Крамник, - то там были ажиотажи, интересные истории. Сейчас такого нет. Надо над этим работать.

Е.СУРОВ: Не заставляйте меня напоминать, с чем был связан ажиотаж в матче Топалов – Крамник.

С.ДАНАИЛОВ: Это неважно! Важно, чтобы была история, чтобы люди следили, чтобы им это было интересно, на это все смотрели. На Западе есть такое выражение: плохой рекламы не бывает. В России, может быть, так не считают, но это неважно.

Е.СУРОВ: Извините, я вас перебил.

С.ДАНАИЛОВ: Нет-нет, всё нормально. А сейчас что? Мы имеем матч на первенство мира раз в два года, Карлсен с кем-то там, непонятно с кем. Призовой фонд – миллион долларов, уже несколько лет. Победитель получает шестьсот тысяч, проигравший – четыреста тысяч. Значит, снимаем налоги, расходы на тренировки, на команду, и так далее – и реально победитель получает "чистыми" четыреста тысяч. Это раз в два года, это чемпион мира. А любой футболист какого-нибудь второго испанского дивизиона, какой-нибудь слабой команды – я не говорю о "Реале", о "Барселоне", это вообще космос! – но какой-нибудь "Саламанки" получает такую сумму в год. И что я могу сказать родителям? "Берите свои деньги, вкладывайте их в ребёнка, пусть он занимается шахматами, и после двадцати лет страшной работы он может стать чемпионом мира, как Карлсен, и заработать четыреста тысяч". Понимаешь, такие деньги получает хороший программист в Америке в год.

То есть шахматы не развиваются. Нет пиара, всё идёт медленно. В телевизоре шахматы мы не показываем, интернет используем плохо. Конечно, проводится много турниров, но дело не двигается.

Е.СУРОВ: Я уже запутался, а к чему мы это вели?

С.ДАНАИЛОВ: Мы вели к тому, что, может быть, пора уже делать какие-то перемены?

Е.СУРОВ: Да, а я-то спросил вообще про шахматную обстановку. Ну хорошо, вы считаете, что интерес к шахматам в целом за последние годы падает, правильно я вас понимаю?

С.ДАНАИЛОВ: Да, думаю, падает. Может быть, развитие детских шахмат идёт не так плохо. Шахматы в школе и так далее – это нормально. Но интерес к большим соревнованиям падает.

Приведу пример. В Париже игрался Гран-При по быстрым шахматам. Это событие освещала студия канала "Плюс". А канал "Плюс" – это спортивный канал, там только спорт, спорт и спорт. Мы были там три дня. И там в студии был Карлсен. И ты представляешь, никто не попросил у него ни фотографии, ни интервью, ни даже автографа. Никто! И это великий Карлсен. В студии спортивного канала. В Париже, где играется Гран-При. И ноль интереса, ноль! Мне больно и стыдно за это. Надо всё по-другому делать, но без пиара, без маркетинга это сделать невозможно.

Так что если ФИДЕ не функционирует как компания, на рынке, профессионально, то это так и будет продолжаться.

Е.СУРОВ: Скажите, а как вы относитесь к громким историям, связанным с турнирами в Саудовской Аравии, в Иране? Вы же наверняка следили и имеете своё мнение по этому поводу.

С.ДАНАИЛОВ: Как я могу к этому относиться? Любой человек, который живёт в Европе, не может согласиться с тем, что ты поедешь в Иран, на тебя наденут эти бурки, и только тогда ты играешь в шахматы. Потому что ты получаешь за это какие-то деньги. Всё-таки есть элементарные права человека, достоинство женщины, уважение, честь. Я понимаю, что у них там такие порядки, но мы не должны вокруг них бегать. Почему вокруг них так бегают? Потому что нет других предложений? В Саудовской Аравии всё было замечательно, но опять-таки, какой чемпионат мира, если там не играет Израиль? Вы скажете: у них не было шансов. Но Гельфанд – замечательный игрок в блиц и в быстрые шахматы, он мог бы спокойно взять медаль.

Е.СУРОВ: Но дело-то не в этом, не в том, что нет шансов. Пусть бы Гельфанд был первым в мире или последним – это неважно.

С.ДАНАИЛОВ: Да, дело в принципе. Если ты организовываешь турнир и называешь его чемпионатом мира, там должны играть все. Если туда не допускается хотя бы один человек, это уже не чемпионат мира.

Е.СУРОВ: Понимаю вас.

С.ДАНАИЛОВ: Да, я против этого. Я понимаю, что у этих людей нет выбора, у них нет предложений. Женский чемпионат мира – это вообще головная боль! Как его продать, куда, кто хочет? Никто не хочет. Ну давайте запустим его в Иране. Быстрые шахматы – то же самое. Вы видели, чтобы какая-то федерация любого другого спорта делала какие-то чемпионаты в Саудовской Аравии или в Иране? Я не видел. Только шахматы.

Е.СУРОВ: Ну вот такой у нас особенный спорт, что если обеспечить большой, а то и рекордный призовой фонд, то все остальные факторы отходят на второй, на третий, на десятый план.

С.ДАНАИЛОВ: Ну да.

Е.СУРОВ: Сейчас модно спрашивать у разных собеседников – не так давно у Каспарова спрашивали, - и я у вас тоже спрошу. Вы ведь, конечно, видели логотип ближайшего матча на первенство мира? Точнее, не логотип, а оформление, которое представила компания "Агон".

С.ДАНАИЛОВ: Нет, не видел, к сожалению.

Е.СУРОВ: Как же так?

С.ДАНАИЛОВ: Просто не знал. А о чём идёт речь?

Е.СУРОВ: Речь идёт об эротике.

С.ДАНАИЛОВ: Что?

Е.СУРОВ: Я за короткое время не подберу другого слова, кроме как "эротика в шахматах". Вы ведь как знаменитый пиарщик должны относиться к этому с пониманием и с юмором?

С.ДАНАИЛОВ: Не знаю, я должен на это посмотреть, я ведь не видел.

Е.СУРОВ: Потому что очень много СМИ – и в России, и по всему миру – обратили внимание на матч на первенство мира, на "Агон", - но только в связи с этим логотипом. И компания "Агон", которая создала этот логотип и ответственна за всю организацию чемпионата мира, радуется, потому что они получили вот такой пиар во всём мире.

С.ДАНАИЛОВ: Честно говоря, мне тяжело ответить просто потому, что я этого не видел и не знаю. Я не могу следить за всеми шахматными новостями, я слежу за самыми главными. А это просто пропустил.

Но я видел то, что раньше делал "Агон", и в Нью-Йорке, и в Москве, и мне нравится, как они работают. Это ведь очень тяжёлый рынок, а они работают неплохо. И Мерензон, и команда его неплохо работают. Видно, что стараются. Ведь продать шахматы – это очень тяжёлый бизнес, очень! Я продавал шахматы всю свою жизнь и знаю, насколько это тяжело.

Е.СУРОВ: И кстати, они фактически продолжают вашу тему (мы когда-то об этом говорили), а именно: продажа прав на транслирование партий.

С.ДАНАИЛОВ: Правильно!

Е.СУРОВ: Они хотят, чтобы шахматные сайты, которые транслируют партии и которые на этом зарабатывают, делали это не бесплатно. Будем называть вещи своими именами – ведь есть сайты, которые зарабатывают, в том числе на том, что транслируют какие-то партии, в данном случае – партии матча на первенство мира. И они, по мнению организаторов, тоже должны за это платить. Об этом и вы когда-то говорили.

С.ДАНАИЛОВ: Да, я боролся, но я проиграл суд ChessBase в 2010 году.

Е.СУРОВ: Но вы с тех пор не изменили своего мнения?

С.ДАНАИЛОВ: Нет. Я думаю, что "Агон" абсолютно прав. Я даже Мерензону тогда сказал, что я их поддерживаю, и если что-то я могу сделать... Так что мнение своё не изменил и не изменю.

Шахматы – это тоже продукт. А знаете, насколько тяжёло создаётся этот продукт! Ты должен бегать за спонсорами, всё организовать. Это большая работа, ты должен пахать. И в конце приходит какой-то парень, берёт всё бесплатно и продаёт своим зрителям или подписчикам. Это вообще обидно! Ты заплати, скажи: "Да, я буду использовать твой продукт, давай договоримся. Может быть, я сделаю тебе рекламу, проведём какой-то бартер или деньги заплачу". Но не так нагло и бесплатно. В западном мире такого нет. Бесплатных обедов нет, и те, кто считает, что они должны быть, неправы. Такого нет. Это бизнес. И если "Агон" хочет продать свой продукт, то это замечательный шанс.

Кстати, это дешёво. Я помню, что для матча в Нью-Йорке заплатил пятнадцать или двадцать долларов, и это была замечательная трансляция и отличные комментарии. Чего они хотят, я не понимаю? В чём здесь проблема? Ты смотришь футбол по телевидению – и платишь. Ты смотришь шахматы – и платишь. Ты смотришь матч на первенство мира, матч Карлсен – Карякин – и платишь. Это нормально. Почему это должно быть бесплатно? А как эта компания получит прибыль? Так что…

В суде – это другое. Там начинается разговор про интернет-права…

Е.СУРОВ: Сайт Chess24 выиграл у них суд на всех инстанциях, насколько мне известно.

С.ДАНАИЛОВ: Да, так же и я проиграл сайту ChessBase. То же самое. Суд сказал, что я не мог доказать… Какая-то глупость вообще! Но да, по немецким законам я проиграл, что поделать? Это тяжёлый бизнес.

Е.СУРОВ: Скажите, Сильвио, вы уж почти четыре года отдыхаете – я опять возвращаюсь к тому, с чего мы начали. И в то же время вы все эти четыре года следите за событиями, комментируете, пытаетесь как-то влиять. Вы вообще неравнодушны к тому, что происходит, и это видно. Вам не обидно, что вы сейчас в таком положении… Извините, я не хочу вас обидеть, но есть такое выражение "отрезанный ломоть". Вы не чувствуете себя сейчас в шахматном мире отрезанным ломтём?

С.ДАНАИЛОВ (смеётся): Нет, вообще нет! Я очень доволен своей жизнью сейчас. Я был в шахматах сорок лет, всё видел. Тысячи турниров, первенства мира, все скандалы и так далее. Не чувствую себя так, во-первых, потому что немножко устал. Опять-таки, я люблю работать с людьми, где есть позитивная атмосфера и желание всех что-то сделать для шахмат. Но я не хочу снова идти в эту грязь, в эту политику, где все на тебя набрасываются, клевещут на тебя, обвиняют в клевете. Всё это довольно противно. Поэтому я с удовольствием стал "отрезанным ломтём" – это хорошее выражение. Нет-нет-нет, совсем не жалею, очень доволен.

Потом люди боятся перемен, а их не надо бояться. Ну, занимался одним, сейчас занимаешься другим. Не надо этого бояться. Если ты хорош в одном деле, ты будешь хорош и в другом. В этом я точно уверен.

Е.СУРОВ: Одна дверь закроется, другая откроется. Тут я с вами согласен.

С.ДАНАИЛОВ: Да, потому что люди боятся выйти из зоны комфорта, они там счастливы. Но если у них какие-то проблемы, и надо выйти из этой зоны, то они боятся, у них начинается паника.

Е.СУРОВ: Вы знаете, бывают зоны такого большого комфорта – я сейчас опять возвращаюсь к теме выборов, - что из них уходить действительно не хочется.

С.ДАНАИЛОВ: Я согласен. Если у тебя есть только эта жизнь, ты ничего другого не умеешь и не хочешь, то ты должен держаться за это дело. Но если у тебя есть другая жизнь и другие интересы, и другая профессия, то почему бы и нет? Я не вижу в этом большой трагедии. Но я повторюсь, что шахматы – это очень тяжёлый бизнес, дико тяжёлый. Чтобы продать шахматы, надо очень много работать, и непонятно, успеешь или не успеешь продать. Вообще я не завидую следующим поколениям.

Е.СУРОВ: Я вас благодарю, Сильвио. Ещё раз повторюсь: вы неравнодушны к тому, что происходит в шахматном мире, имеете на всё своё мнение. Часто оно оригинальное, интересное. Иногда с годами оно меняется, - так а кто с годами не меняется? Все мы меняемся.
И напоследок, может быть, вы скажете что-то? Если вам дать десять-пятнадцать секунд, что вы хотите сказать шахматным любителям и профессионалам?

С.ДАНАИЛОВ: Профессионалам – особенно первой десятке – могу пожелать, чтобы они больше популяризировали шахматы, чтобы не только играли в турнирах и зарабатывали деньги, но и смотрели на жизнь более широко. Независимо от того, насколько ты силён, твой путь в шахматах рано или поздно заканчивается, ты уходишь. И самое главное – использовать то время, которое у тебя пока ещё есть, и популяризировать шахматы и немножко заниматься благотворительностью. Нельзя, чтобы всё было только ваше. Побольше бескорыстного духа! Помогать детским шахматам, помогать любителям, популяризировать шахматы и не ждать, чтобы кто-то всегда за это тебе платил. Конечно, ты профессионал и этим зарабатываешь, но те, кто в первой десятке, могут позволить себе делать иногда и бесплатные поступки.

И ещё раз скажу. ФИДЕ должна меняться полностью, нужно полностью поменять эту команду и начать новую жизнь ФИДЕ с чистого листа – как профессиональной компании. Это моё пожелание. И я буду помогать всем, кто хочет это сделать.

Е.СУРОВ: Спасибо! Это был Сильвио Данаилов, и мы беседовали в эфире Chess-News.

С.ДАНАИЛОВ: Спасибо!.


  


Комментарии

Макро и Данаилов "достойны"

Макро и Данаилов "достойны" друг друга, один известный мем писали про них. :) Разумеется, ни одного доброго слова я про Макро нe скажу, но отмечу, что примерно половину чего-то похожего на правду, он недавно рассказал в большом интервью, кому интересно - найдет. Я не удивлюсь, если вторая половина правды заключается в том, что у Кирсана Николаевича уже не так много денег и он просто не может продолжать кормить эту свору.

Если бы шахматная политика

Если бы шахматная политика была шахматной партией, а я-одним из её участников, я бы с удовольствием разменял бы Илюмжинова на Макро, Данаилова-на Азмая, и после того как все эти фигуры ушли б с доски, я бы протёр её спиртом, побрызгал вокруг освежителем воздуха, а потом стал бы думать, как играть дальше...

Смотрите также...

  • Запись прямого эфира: 06.12.2015, 17.45
    Длительность: 19 минут

    Е.СУРОВ: 17.45 московское время, это прямой эфир Chess-News, и на связи Сильвио Данаилов из Лондона. Сильвио, почему из Лондона, а не из Афин?

    С.ДАНАИЛОВ: Потому что я не член президентского Совета. Я сейчас нахожусь в Лондоне на супертурнире.

    Е.СУРОВ: А вам интереснее сейчас в Лондоне на супертурнире или было бы интереснее там, в Афинах?

  • Длительность: 18 мин. 45 сек.

    Е.СУРОВ: Мы в Тромсё, Сильвио Данаилов вместе со мной, добрый вечер! Он чуть-чуть уставший после всего, что случилось, после всех процедур. Сильвио, я вам сразу хочу сказать – и буду с вами честен и откровенен, - я не знал заранее, чем закончатся выборы президента ЕШС, но практически в самом начале Олимпиады, как я вас здесь увидел, и позже тоже, я по вашему лицу всё уже понял. Ваше лицо вас выдавало, как я понял, вы всё уже знали заранее. Правда ли, что вы уже смирились с поражением на выборах?

  • Е.СУРОВ: Илья Владиславович, вы играете в какую-то игру с Каспаровым?

    И.ЛЕВИТОВ: Нет, с Каспаровым, к сожалению, я ни в какую игру не играю. А я так и не понял – не успел прочесть, - что он там сказал, мой турецкий друг?

    Е.СУРОВ: Он назвал вас точно так же другом и сказал, что вы играете в свою игру с Каспаровым за спиной Дворковича.  

  • Е.СУРОВ: Вейк-ан-Зее, Chess-News, Сильвио Данаилов, приветствую вас. Получается, вы уже в двенадцатый раз в Вейке?

  • Об этом сам Данаилов сообщил в ходе интервью нашему сайту.

  • Е.СУРОВ: 20.21 московское время, прямой эфир Chess-News, и президент Израильской шахматной федерации Моше Слав сейчас на прямой связи со мной. Добрый вечер, Моше!

    М.СЛАВ: Добрый вечер! Я в Москве сейчас пару часов, проездом в Армению. Еду смотреть, как там организовывают чемпионат Европы.

    Е.СУРОВ: Чтобы перенять опыт?

  • Е.СУРОВ: Кирсан Николаевич, здравствуйте! Что там произошло сегодня, вы не могли бы объяснить?

    К.ИЛЮМЖИНОВ: Наверное, кто-то хочет выдать желаемое за действительное. Хотят, чтобы я в отставку ушёл. Но я официального заявления не делал, не подписывал никаких бумаг на этот счёт. Работаю президентом ФИДЕ. Следующие выборы будут в сентябре 2018 года, будем смотреть. Выдвинусь снова или не выдвинусь – пока не могу сказать, ещё полтора года впереди.

  • В ходе интервью нашему сайту президент Европейского шахматного союза выразил готовность сотрудничать с Российской шахматной федерацией:

  • Е.СУРОВ: Бессел Кок рядом со мной, гость, которого не так просто заполучить. Человек известный в шахматном мире, в том числе потому, что баллотировался на пост президента ФИДЕ. И Генна Сосонко будет переводить вопросы и ответы.

    Б.КОК: Может быть, я и известен в шахматном мире, но больше для вашего отца, учитывая возраст…

    Е.СУРОВ: Я не столь молод, как может показаться. Скажите, господин Кок, чем вы сейчас занимаетесь? К шахматам имеете какое-то отношение?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?