Крокодил

Время публикации: 28.06.2019 19:59 | Последнее обновление: 28.06.2019 20:03

Здесь остановки нет, а мне – пожалуйста:
Шофер автобуса – мой лучший друг.

Булат Окуджава

Не знаю, почему я недолюбливал Фрэда Тейвена. Виделись мы всего несколько раз, едва перемолвились словцом, но по какой-то причине я испытывал к нему антипатию. Его гладкое самодовольное лицо напоминало мне крокодила. Да, думал я, такой, вцепившись, уже не отпустит.

В период 2008-2011 годов Фрэд Тейвен был главой Центра Макса Эйве. ЦМЭ представляет из себя маленький музей, посвященный родоначальнику отечественных шахмат, библиотеку и игровой зал. Находится он на площади Амстердама, тоже носящей имя Эйве; это самый центр города, и если вы бывали в нем, наверняка знаете, о какой площади идет речь.


Здесь можно сыграть в большие шахматы, и желающие находятся в любую погоду.

Два-три раза в год ЦМЭ устраивает вечера, и если я в это время в Амстердаме, всегда заглядываю на эти шахматные тусовки. Где еще можно встретить коллег, которых не видел порой годами, издателей, журналистов, организаторов, судей и прочую шахматную живность. Обычно эти встречи проводятся в находящемся на той же площади казино, которое их и спонсирует.

Носят они несколько фривольное название «рюмочка Эйве»: во время и после официальной части (награждение молодых талантов, объявление лучших шахматистов года, презентация новых книг и т.п.) милые девушки обходят гостей с подносиками, где стоят пусть и не рюмочки, но бокалы с красным и белым вином и незамысловатой снедью.

На этих «рюмочках Эйве» я и встречал Фрэда Тейвена. Он был тогда заместителем министра безопасности и юстиции страны. Пару раз мы говорили, но, убей бог, совсем не помню о чем. Скорее всего наши разговоры были похожи на мою почти тридцатилетней давности беседу с тогдашним президентом Федерации шахмат страны Хансом Понтом. Знакомясь, тот по джеймсбондовски представлялся – Понт, и, выдержав паузу, добавлял внушительно Ханс Понт! На Олимпиаде в Нови-Саде (1990) я столкнулся с Хансом в лобби гостиницы после матча Голландия – Германия. «Как сыграли?» - приветливо спросил президент. «Все партии нашего матча закончились вничью». «Ясно, - кивнул он, - ну а результат-то матча каков?» Привыкший общаться с шахматными функционерами, я спокойно отвечал, что счет в матче получился 2:2. «Понятно, - продолжал мой собеседник. – Ну а сам-то ты как сыграл?».

Предполагаю, что наши разговоры с Фрэдом Тейвеном протекали пусть и не в похожем ключе, но мало отличались от прочих, мотыльково-порхающих, из которых и состоит контакт на подобного рода тусовках. Полагаю, однако, что шахматы он действительно любил и согласился исполнять функции главы ЦМЭ не только из-за полезной строки в биографии.

Однажды на какой-то сессии парламента Тейвен разразился пламенной речью, начав ее словами: «Шахматы не являются спортом! - и продолжил. – Нет, дамы и господа, это не мои слова. Их произнес бельгийский министр, когда рассматривался вопрос, какие именно виды спорта должны получать государственные дотации. В отличие от наших соседей, шахматы в Голландии получают всяческую поддержку, и я надеюсь, что эта поддержка будет только увеличена. Когда недавно я разговаривал с коллегой – министром, ответственным за спорт, - он заверил меня, что во всем, что касается шахмат, я получаю карт-бланш. И если мне достанется место в новом кабинете, я полностью удовлетворюсь постом «замминистра по шахматным делам!»

Несколько лет назад Тейвен сыграл партию против чемпиона мира. Как вы, вероятно, знаете из многочисленных публикаций на нашем сайте, каждый год после окончания турнира в Вейк-ан-Зее в Гааге проводится сеанс одновременной игры, в котором принимают участие главы фракций, члены парламента, сенаторы, работники министерств и ведомств.

В одном из таких сеансов (Гаага, 2016) принимал участие и Тейвен, а сеансером был не кто-нибудь, а сам Магнус Карлсен. Чемпион мира выиграл 29 партий, проиграв только одну. Это был триумф замминистра (на фото Магнус только что сделал ход на доске Тейвена). Правда, при ближайшем рассмотрении выяснилось, что, сделав в партии несколько ходов, он срочно вынужден был покинуть поле боя: какое-то важное заседание никак не могло быть перенесено. За доску сел Йерун ван ден Берг - многолетний директор традиционного турнира в Вейке.

«Когда я сменил Тейвена, - сказал Йерун, - в партии было сделано всего семь ходов, но позиция мне не очень нравилась… Потом, правда, дело как-то наладилось, удалось выиграть пешку, а в заключение Магнус зевнул фигуру...»


* * *

Повторюсь: за свою работу в качестве главы Центра Макса Эйве Тейвен не получал ни цента. В повседневной жизни он занимал пост главного прокурора Амстердама, стал членом парламента, потом замминистра безопасности и юстиции. Успешную карьеру прервало дело о расписке. Не буду посвящать вас в существо дела. А впрочем, почему бы и нет.

Министр предложил сделку какому-то крупному торговцу тяжелыми наркотиками в ответ на сдачу всех членов наркобанды. Сделка, в которой не было ничего не разрешенного законом, заключалась в отказе от преследования и даже выплате денежной компенсации. Но расписка с подписью криминального авторитета долго не находилась, а когда обнаружилась, сумма, полученная главарем организации, оказалась значительно больше той, о которой чиновники докладывали парламенту.

Дискуссии, неприятные вопросы представителей оппозиционных партий. Имена министра и его зама не сходили тогда со страниц газет, и о «деле Тейвена» можно было услышать едва ли не каждый вечер по телевидению. В конце концов и министр, и его зам были вынуждены подать в отставку и уйти из политики. Случай не был чем-то из ряда вон выходящим: настоящий политик должен иметь не только кожу буйвола, но и быть готовым к тому, что можно поскользнуться на чем-угодно. Разумеется, речь идет о политиках Запада, где порой из-за совершеннейшей чепухи (по российским меркам) карьера может застопориться, а то и вообще прекратиться.

Например, из-за задекларированного членом парламента ужина с коллегой, который при ближайшем журналистском рассмотрении оказался не членом парламента, а каким-то бизнесменом. Оба были опознаны, появились фотографии в газетах, и член парламента, извинившись, был вынужден сложить полномочия. Также отставкой закончилась дело другого парламентария, и тоже о заявленной в налоговое управление декларации о компенсации проезда в Гаагу из какой-то деревни в Брабанте. На самом же деле парламентарий уже несколько месяцев снимал квартиру в Гааге и ни в какой Брабант не ездил. И это всё? – возможно, спросите вы. Да, всё. Случаев подобного рода на моей памяти немало, а объяснение понятно каждому: народные избранники должны быть абсолютны честны. Даже в мелочах.


* * *

Обычно следы таких людей после расставания с политикой теряются: одни уходят на какие-то административные должности, другие возвращаются к работе по специальности, третьи пытаются заняться бизнесом.

С Фрэдом Тейвеном произошло совсем иное. Он стал… шофером городского автобуса в родном Харлеме, где родился, начал играть в шахматы и живет до сих пор. Как шофером? - вероятно удивитесь вы. Замминистра? Обычным шофером? Именно так!

«Права я получил ровно сорок лет назад, - вспоминал Тейвен. - Я мечтал тогда стать шофером автокара, что возит туристов по разным странам Европы. Некоторое время, пусть и совсем недолго, я работал в таком качестве. Потом началась учеба, затем работа, работа, работа… А ведь это такая замечательная профессия! После принятого мною решения я получил немало откликов. Некоторые были поражены, другие нашли его смешным, но подавляющее большинство реакций было положительных. Никогда не следует стыдиться того, чем занимаешься, а я… Я снова могу делать то, к чему всегда лежало сердце!»

Не могу сказать, что новость о бывшем замминистра, севшим за руль автобуса (пусть только три дня в неделю), осталась совсем без внимания. Перед тем как фотографии Фрэда Тейвена были вытеснены более актуальными, они довольно часто появлялись на страницах газет. Тейвен, получающий от пассажиров деньги за проезд, Тейвен, лавирующий на своем автобусе в потоке городского транспорта в час пик, Тейвен, перекусывающий с другими шоферами во время короткой паузы…

Реакции бывших коллег его были очень одобрительными. «Именно Фрэда я могу представить за рулем автобуса. Нет сомнения, что он не ограничивается объявлением остановок, но и балует пассажиров рассказами об интересных местах города…» - сказал один министр. А другой добавил: «Кто, кто, а уж Фрэд сможет поддержать порядок в салоне. Думаю, как-нибудь прокатиться вместе с ним по Харлему…»

Эту идею претворил в жизнь тогдашний (и сегодняшний) премьер-министр Нидерландов Марк Рютте. Он пришел пожелать бывшему коллеге хорошего рейса и даже проехал несколько остановок.


* * *

Лорд Честерфельд говорил, что нужно найти такую работу, которой вы занимались бы даже в свободное время и бесплатно. Этот лорд, кстати, любил сидеть кучером на козлах и погонять лошадей. Нет сомнения, что Тейвен делает свою работу не столь из-за денег, сколь ему просто нравится сидеть за рулем и находиться в постоянном контакте с публикой.

Ни в годы, когда он был главой Центра Эйве, ни когда я слышал о его предложении стать «замминистра по шахматам», ни после «выигранной» им партии у Магнуса Карлсена, ни - тем более - во время громкого скандала, приведшего к его отставке, я не мог предположить, что Фрэд Тейвен окажется для меня сюжетом, обтянутым плотью: он не производил впечатление человека, у которого в кармане припрятано немного детства.

1 января 2019 года член харлемского шахматного клуба «Белый Конь» стал главой организации, защищающей права интеллектуальной собственности: художников, писателей, издателей и продюсеров, и я не знаю, можно ли до сих пор увидеть Фрэда Тейвена за рулем автобуса. Но особой роли это не играет: он уже осуществил мечту юности.

Не знаю почему, но антипатия к бывшему главе Центра Макса Эйве у меня в последнее время улетучилась, а улыбка теперь кажется даже симпатичной. Да и лицо совсем не напоминает больше крокодила. Разве что крокодила Гену.


  


Смотрите также...

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • ...А если оно не воплощено в жизнь двумя поколениями, то априори нереально. Это я к тому, что сильнейшие шахматисты мира никогда не были и никогда не смогут стать одной семьей.

    Всё произошедшее в Тромсё - лишь очередное доказательство того, что шахматисты - всего-навсего марионетки театра абсурда под вывеской ФИДЕ, которая никогда не допустит их солидарности.

    Я хочу остановиться на самом важном, чем закончилась чехарда в Тромсё.

  • До начала турнира в Вейк-ан-Зее Магнус Карлсен дал интервью корресподенту голландской газеты «Фолкскрант», в котором сказал немало интересного. С некоторыми идеями чемпиона мира вы уже знакомы, другие могут показаться любопытными.

  • Турнир 1936 года в Ноттингеме был одним из самых знаковых в прошлом веке. Вспоминает один из победителей его Михаил Ботвинник: «Долгое время чемпион мира Эйве был лидером, и я еле поспевал за ним. В этот критический момент состязания Ласкер неожиданно пришел ко мне в номер.


    Эмануил Ласкер на турнире в Ноттингеме (1936) представлял Советский Союз

  • Дело было в начале семидесятых застойных годов в Москве.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Накануне мы сообщали о блицтурнире, проведенном в Сан-Франциско после основного соревнования. Победитель в блице так и не был выявлен, а вот главный приз основного турнира San Francisco GM Invitational 2014 все-таки достался Михаилу Гуревичу.

  • Уходит наш 2014-й год. Мы все уже готовы встретить 2015-й. А мне всего 26… Или уже?

    Этот год был для меня во многом переломный, как в шахматном, так и нешахматном плане. Чемпионаты Европы - турниры, на которых профи наших дней должны играть в 15 лет, я впервые поехал туда в 25. Но не думаю, что много потерял. Для меня это большой опыт.

  • Далекий и такой мне близкий 1964-й.

    Я и мои закадычные приятели Саша Меньков и Наум Карачун каждый вечер в клубе имени Чигорина. Ведь там проходит полуфинал 33-го чемпионата СССР по шахматам.

    Лидируют опытные бойцы Семен Фурман («Сёма-финалист») и Владас Микенас («Микки»). Но наши симпатии всецело на стороне «нашего представителя» - знойного узбека Вити Манина.

  • Голландия готовится к очередному шахматному фестивалю в Вейк-ан-Зее. Организационный комитет объявил, что 7 января по договоренности с Управлением железных дорог страны на маршруте Амстердам – Венло (и обратно) в поездах будут открыты специальные шахматные купе. В течение целого дня в них можно будет сыграть  партийку-другую, для любителей блица заготовлены часы.