Владимир Крамник: "Не могу сказать, что в Казани было соревнование по классическим шахматам"

Время публикации: 01.06.2011 03:00 | Последнее обновление: 01.06.2011 06:43

Фридель: Здравствуйте, Владимир. Благополучно вернулись из Казани? Как вам матчи претендентов?
Оригинал на английском языке на Chessbase

Крамник: Спасибо, добрался нормально. Насчет турнира: прежде всего, хотелось бы сказать, что с организационной точки зрения это было прекрасное соревнование, игровые условия оказались очень хорошими. Так что, абсолютно никаких претензий в плане организации. Однако, у каждого остались смешанные чувства, мягко говоря. Естественно, матчи получились очень напряженными. Полагаю, все тай-бреки выдались захватывающими и эмоциональными для зрителей и игроков тоже, смею вас заверить в этом. Но я могу только согласиться с критиками, которые говорят, что система непригодна для сегодняшних матчей претендентов по классическим шахматам. Теперь это стало совершенно очевидно.

- Значит, вы бы предпочли турнир? Разве вы не были за матчи?

- Лично я всегда предпочитал формат турнира, и моя точка зрения стала ясна два или три года назад в результате опроса, который провел ChessBase. Изначально в цикле планировалось провести круговой турнир, но затем ФИДЕ по каким-то неизвестным мне причинам поменяла формат в пользу матчей. Ну, даже не совсем матчей – я бы скорее назвал это своего рода нокаутом, поскольку четыре партии – это не настоящий матч. Кажется, это была не лучшая идея.

- Какие были проблемы, по вашему мнению?

- Прежде всего, давайте признаем, что турнир в Казани был не очень интересным с шахматной точки зрения. Хотя, там были, конечно, интересные партии, но, к сожалению, такой формат провоцирует шахматистов играть очень осторожно, и даже пытаться дожить до рапида или блица, чтобы затем использовать свои шансы там – особенно это касается тех, кто признанно лучше играет с быстрым контролем. Очень эффективная стратегия, когда количество классических партий ограниченно, и нельзя обвинять игроков в том, что они делают это – в конце концов, это же чемпионат мира. Для многих шахматистов сыграть хотя бы раз матч на первенство мира является мечтой жизни, поэтому нельзя обвинять их в попытке использовать любые средства, чтобы увеличить шансы до максимума. Для некоторых это означало «проскочить» первые четыре партии и загнать соперников в игры с более коротким контролем. Довольно печально наблюдать такой вид шахмат.  

- Разве это не вина самих игроков?

- Я не думаю, что это проблема игроков, потому что мы играем в соответствии с системой, по определенному формату и правилам. И на кону стоит слишком многое, поэтому я не хочу обвинять кого-либо. Это только ясно показывает, что нужно поменять систему – в двух направлениях. Во-первых, должен быть гораздо больший акцент на классические шахматы. Я не могу сказать, что в Казани было соревнование по классическим шахматам. Это был турнир частично по классике, частично по быстрым шахматам, частично по блицу. Для случайного турнира такая формула сгодится. Но если мы говорим о матчах претендентов по классическим шахматам, я думаю, мы должны играть в основном в классические шахматы. Конечно, в случае равенства для определения победителя время от времени неизбежны тай-бреки по быстрым шахматам. Но это должно происходить в исключительных случаях, а не все время. Так что, это серьезная проблема: я считаю, в новом формате должно быть намного больше классических шахмат, а этого можно достигнуть с помощью кругового турнира. Если два игрока разделят первое место, они могут сыграть матч по быстрым шахматам для определения победителя. Но это будут четыре быстрые партии против куда большего числа классических игр. Например, в Казани лично я сыграл больше рапида или блица, чем классики, что несколько странно.

- И во-вторых…

- Во-вторых, нужно найти такой формат, в котором шахматисты будут вынуждены играть агрессивно, рисковать для того, чтобы выигрывать партии. Они не должны иметь возможности проходить дальше, просто делая ничьи. В наши дни это очень важно, тем более, что уровень подготовки и игры очень высок. Если кто-то хочет просто делать ничьи, в коротких матчах очень трудно с этим что-то сделать. Поэтому я думаю, что нужно заставлять игроков играть на победу, пусть даже несколько искусственным путем. Это кардинально изменит вопрос. Конечно, все равно будет больше ничьих, чем результативных партий – на столь высоком уровне это останется в любом случае. Но если речь идет, допустим, о двухкруговом турнире с семью или восемью участниками, то для того, чтобы стать победителем, нужно набирать, по крайней мере, «+4». То есть, необходимо выиграть четыре партии – или даже больше, поскольку нельзя быть уверенным в том, что ни разу не проиграешь. Поэтому если ты понимаешь до турнира, что тебе нужно выиграть пять или шесть партий, очевидно, что ты будешь играть более рискованно, например, играть куда более сложные дебюты за оба цвета. Это сделает турнир интересным, поскольку ничья не будет устраивать никого. Ну, может быть, устроит лидера, но тогда его соперник, который отстает на очко, будет бороться за победу. Так что, турнирная система будет гораздо более интересной и логичной, поскольку для того, чтобы стать претендентом на мировую корону, нужно будет лучше остальных играть в классические шахматы, а не в быстрые или блиц. Кроме того, я думаю, что найти деньги на такой турнир не сложнее, чем на матчи. Поэтому не вижу проблем с таким форматом.

- Итак, мы должны отказаться от претендентских матчей вообще?

- Не обязательно. Казанский вариант, но с большим количеством партий – шестью или восемью – меня также полностью устроит, потому что на более длинной дистанции стратегия «каттеначо» уже не так эффективна, и исходы большинства матчей будут решаться не в тай-бреках. Единственный, но, возможно, серьезный недостаток такого цикла может быть в нахождении спонсоров. Несомненно, такой формат потребует больших призовых. Но если этот вопрос будет решен, то я думаю, что этот вариант также будет хорош.

- «Каттеначо»?

- Футбольное выражение. Тактическая система с акцентом на оборону, предназначенная только для одной цели: не пропустить гол.

Я хочу подчеркнуть, что дискуссия не имеет ничего общего с моим выступлением и моим результатом в Казани. Играл ли я недостаточно хорошо или не совсем повезло, но мне некого винить, кроме себя. Я думаю, что Борис Гельфанд является абсолютно законным претендентом. Может быть, ему чуть повезло с «сеткой», но в этом нет его вины. Все, что было в его руках, он использовал превосходно, и я очень рад за него и с нетерпением жду его матча с Анандом. Очень редкий случай, когда в его возрасте – ему будет 43, когда он сыграет матч с Анандом – шахматист впервые в жизни становится претендентом на мировую корону. И я знаю, что для него это очень важно. Он очень серьезный игрок с классическим подходом к шахматам, и уже столько раз пытался за свою двадцатилетнюю карьеру достичь этого результата. И сейчас, когда никто, вероятно, не ожидал, ему удалось. И я по-человечески очень рад за него. Я думаю, для Ананда матч не будет легким, хотя, он все-таки фаворит. Но никому не стоит недооценивать Бориса, который разделил 2-3 места со мной в турнире на первенство мира в Мехико и выиграл Кубок мира. У него есть уникальная способность показывать лучшую игру в самые важные моменты.

Далее идет еще небольшая часть интервью, в которой Крамник, по сути, повторяет и дополняет уже сказанное. «Главное – что-то нужно делать, - заключает он. – Это стало настолько очевидно в Казани, что мы просто дальше не можем игнорировать проблему».   

ОРИГИНАЛ   


  


Смотрите также...