За что Елена била Фёдора

Время публикации: 29.05.2020 13:31 | Последнее обновление: 29.05.2020 13:35

«Какую карьеру сделал директор крупнейшего шахматного фестиваля в мире! А ведь начинал-то мойщиком тарелок в ресторане…»

Этот пассаж можно было прочесть в одной голландской газете во время последнего турнира в Вейк-ан-Зее. Имелся в виду Йерун ван ден Берг, знакомый каждому, кто хоть раз приезжал зимой в маленькую деревушку у Северного моря, на две недели превращающуюся в шахматную Мекку.

Молодой журналист принял давно исчезнувшее слово за единственное, знакомое ему. Дело в том, что по-голландски «тарелка» и «доска» звучат и пишутся одинаково, и наряду с мойщиком тарелок существует (существовало) выражение «мальчики у досок». Именно так назывались демонстраторы на шахматных турнирах.

Довольно сильный любитель уровня примерно кандидата в мастера ван ден Берг действительно начинал «мальчиком у досок»: Йерун регулярно работал демонстратором на сильнейших турнирах в Голландии, и автор прекрасно помнит его именно в этом амплуа.

Демонстратор? На шахматном турнире? Конечно, шахматистам в возрасте ничего объяснять не надо, но молодым и даже уже не очень молодым читателям разъясню, что имеется в виду.


* * *

Еще каких-нибудь тридцать лет назад не только электронных часов не существовало, никакой электронной аппаратуры на турнирах не было вообще. Наряду с участниками и судьями на игровой площадке постоянно находились и мальчики-демонстраторы. Как только молодой человек замечал, что на «его» доске сделан ход, он записывал его на бланке, подходил к огромной демонстрационной доске и воспроизводил этот ход для зрителей при помощи длиннющего кия.


Тигран Петросян – Давид Бронштейн. Первенство Москвы 1968

Процедура эта требовала кой-какой сноровки: поддеть фанерную фигурку с железной зацепкой и насадить на нужное поле в принципе было не так сложно, но иногда фигурка срывалась и с грохотом падала на пол. Если это случалось в цейтноте (а это и случалось чаще всего в цейтноте!), от громкого звука нервно вздрагивали все. Кроме того, демонстратор должен был поменять табличку с номером хода и перевести стрелки фанерных часов, дабы публика в зале могла следить за всеми аспектами партии. Всё это делалось, разумеется, тоже вручную.


Играется очередной тур межзонального турнира в Москве (1982). Демонстрационные доски, кии, таблички с номером хода, часы под демонстрационными досками; в центре на дальнем плане виден и сам демонстратор.

Демонстраторами в юные годы работали многие будущие гроссмейстеры. Юрий Львович Авербах вспоминает: «В 1940 году меня, уже кандидата в мастера и студента пригласили поработать демонстратором на XII чемпионате страны. Турнир проходил в Большом зале консерватории, там я впервые увидел шахматную элиту не из зрительного зала, а из-за кулис».

Автор этих строк знает о демонстраторских обязанностях тоже не понаслышке: в школьные годы ему довелось поработать в этом качестве на первенстве Ленинграда. Было это в 1959 году, а партию Бориса Спасского с мастером Ароном Решко из того чемпионата, которую мне довелось демонстрировать, десятый чемпион мира считает одной из лучших в своем творчестве.

[Event "Leningrad-ch32"] [Site "Leningrad"] [Date "1959"] [Round "?"] [White "Spassky, Boris Vasilievich"] [Black "Reshko, Aron G"] [Result "1-0"] [ECO "B11"] [PlyCount "59"] [EventDate "1959.05.13"] [EventType "tourn"] [EventRounds "17"] [EventCountry "URS"] [SourceTitle "EXT 2012"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "2011.11.24"] 1. e4 c6 2. Nc3 d5 3. Nf3 Bg4 4. h3 Bxf3 5. Qxf3 Nf6 6. e5 Nfd7 7. Qg3 e6 8. Be2 Qc7 9. f4 a6 10. b4 c5 11. b5 c4 12. Rb1 d4 13. Ne4 axb5 14. O-O Rxa2 15. d3 Rxc2 16. Bd1 Ra2 17. f5 Nxe5 18. fxe6 f6 19. Rxf6 gxf6 20. Nxf6+ Kd8 21. Nd5 Qd6 22. Bg5+ Kc8 23. Bg4 Nxg4 24. e7 Bxe7 25. Qxg4+ Nd7 26. Nxe7+ Kc7 27. Bf4 Ne5 28. Qg7 Kb6 29. Bxe5 Qf6 30. Bxd4+ 1-0 

Не думаю, что было бы правильно подвергать партию компьютерной проверке, но разве в корректности дело? Тренером Бориса был тогда Александр Казимирович Толуш, настаивавший, чтобы в каждой партии его подопечный что-нибудь да жертвовал. В партии с Решко Спасский с лихвой перевыполнил наказ Толуша.

Покаюсь: демонстратором я был никудышным; мало того что мною частенько игнорировался перевод стрелок на часах и показ порядкового номера хода, я нередко спускался со сцены в зал и подолгу обсуждал с приятелями положение на досках. А нехотя возвращаясь на сцену, сделанные ходы воспроизводил сериями, что, конечно, не могло радовать зрителей, пару раз даже жаловавшихся на нерадивого демонстратора.

На крупнейших турнирах и матчах на первенство мира демонстрационные доски были очень большого размера, и позиции можно было разглядеть даже из дальних рядов.


Концертный зал имени Чайковского (Москва, 1951)


Табличку с надписью «Билетов нет» можно было увидеть в московском Театре эстрады перед началом едва ли не на каждой партии матча Ботвинник – Таль (1960). Для не попавших в зал, вмещавший 1300 зрителей, прямо на Берсеневской набережной выставляли огромную демонстрационную доску.


Не думаю, что работа демонстратора была знакома юному Дэвику Бронштейну, ведь он стал мастером в шестнадцать лет – редчайший случай по тем временам. На фото: в зрелые годы Давид Ионович пытается восполнить этот пробел.


Во время финального матча претендентов (Белград 1977/78) Спасский даже при своем ходе считал варианты по демонстрационной доске. Это ужасно раздражало Корчного. Еще большего градуса отношения между соперниками достигли, когда Спасский постоянно сидел в специальном боксе, оборудованном для него прямо на сцене и обдумывал позицию, глядя на демонстрационную доску. Приняв решение, он покидал свое убежище, делал ход и тут же возвращался обратно.

Грудью – в буквальном смысле – встал на защиту демонстрационной доски донецкий мастер Юрий Коц. Чемпионат Украины в 1968 году был одновременно полуфиналом первенства Советского Союза, и Коц боролся за выход в финал. Встречаясь в последнем туре черными с Михаилом Подгайцем, он должен был стремиться к выигрышу. Коц несколько опоздал на тур и, бросив взгляд на доски, решил просто копировать ходы игравшейся неподалеку партии Штейнберг – Тукмаков. В той партии одесский гроссмейстер, тоже борясь за попадание в финал, очень агрессивно разыграл староиндийскую, еще больше подлив масла в огонь ходом пешки от короля. Однако после отрезвляющего ответа Штейнберга стало ясно: размен ферзей неизбежен, шансы на осложнения улетучиваются, на доске возникает скучный эндшпиль.

Пока ничего не подозревавший Подгаец думал, Коц подошел к демонстрационной доске с партией Штейнберга с Тукмаковым и, расставив руки, как распятый Христос, заслонил ее собой, дабы соперник ненароком не увидел неприятного хода. В этой позе Коц простоял до тех пор, пока Подгаец, не обращая внимание ни на нелепую фигуру соперника, ни на веселое оживление других участников, не сделал какой-то другой ход…


Один из сильнейших украинских мастеров шестидесятых Юрий Исаакович Коц (1933-2001)

Если все крупные турниры в Союзе игрались на сцене какого-нибудь театра или концертного зала, на Западе публика обычно была отделена от участников натянутым канатом и находилась в непосредственной близости к шахматистам. Поэтому демонстрационные доски были поменьше, а «мальчики у досок» переставляли фигуры просто руками.


Началась партия Фишера с канадцем Даниелем Яновским (Натанья 1968)


Первая партия матча Эйве - Сосонко (Хилверсум 1975)


Таким же образом демонстрировались партии в Вейке. Это знакомый читателям зал «Де Мориаан», только сорок лет тому назад (Вейк-ан-Зее 1980). За партией последнего тура наблюдает юный Ясер Сейраван.

В обязанности демонстратора входила также передача ходов в пресс-центр турнира и в зал, где партии комментировались для публики. Сегодня никаких демонстраторов, передающих ходы, конечно, нет. Комментатор, работающий со зрителями, следит за партиями онлайн, но демонстрационные доски на турнире в Вейк-ан-Зее остались.


Тринадцатилетний Магнус рассказывает о выигранной им партии у голландца Сипке Эрнста. Расспрашивают будущего чемпиона мира Ханс Рее и Генна Сосонко.

[Event "Corus-C"] [Site "Wijk aan Zee"] [Date "2004.01.24"] [Round "12"] [White "Carlsen, Magnus"] [Black "Ernst, Sipke"] [Result "1-0"] [ECO "B19"] [WhiteElo "2484"] [BlackElo "2474"] [Annotator "Lukacs,P"] [PlyCount "57"] [EventDate "2004.01.10"] [EventType "tourn"] [EventRounds "13"] [EventCountry "NED"] [EventCategory "9"] [SourceTitle "CBM 099"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "2004.03.30"] 1. e4 c6 2. d4 d5 3. Nc3 dxe4 4. Nxe4 Bf5 5. Ng3 Bg6 6. h4 h6 7. Nf3 Nd7 8. h5 Bh7 9. Bd3 Bxd3 10. Qxd3 e6 11. Bf4 Ngf6 12. O-O-O Be7 13. Ne4 Qa5 14. Kb1 O-O 15. Nxf6+ Nxf6 16. Ne5 Rad8 17. Qe2 c5 18. Ng6 fxg6 19. Qxe6+ Kh8 20. hxg6 Ng8 21. Bxh6 gxh6 22. Rxh6+ Nxh6 23. Qxe7 Nf7 24. gxf7 Kg7 25. Rd3 Rd6 26. Rg3+ Rg6 27. Qe5+ Kxf7 28. Qf5+ Rf6 29. Qd7# 1-0 

* * *

А как можно было следить за партиями в старые времена, когда никакого интернета не существовало? Только непосредственно придя на игру.


Подобные картины можно было видеть не только в Колонном зале Дома Союзов на финальном претендентском матче Карпов - Корчной (Москва 1974), но и на любом первенстве Советского Союза

Сегодняшние ветераны, бывшие детьми в пятидесятых годах, возможно, помнят и о радиотрансляциях с матчей на первенство мира или с каких-нибудь других важных турниров.

Поздно вечером раздавался известный всей стране голос футбольного комментатора Вадима Синявского: «Передаем шахматный выпуск последних известий. Приготовьте, пожалуйста, карандаш и бумагу».

Синявский часто работал в паре с Толушем, но это мог быть и другой гроссмейстер. Он рассказывал о течении борьбы, после чего снова звучал голос Синявского: «Записывайте отложенную позицию: Белые: Король е1 – король Евгений один, Ладья d2 – ладья Дмитрий два, Конь b3 – конь Борис три, пешки...»

Однажды мастер Виктор Хенкин диктовал по телефону в редакцию газеты текст партии. Как и Синявский, он заменял латинские буквы именами. Когда нужно было назвать ход еf, он сказал стенографистке: «Елена бьет Федора».

«Тут в разговор вмешалась девушка с междугородной станции, – вспоминал Хенкин. – С неподдельным любопытством она спросила: “Скажите, а за что она его бьет?” Я ответил: “За то, что мешает дать мат на Харитон семь”. Телефонистка обиделась и повесила трубку, а мне пришлось объясняться со старшей дежурной...»

В наше время совершенно необязательно быть непосредственным свидетелем происходящего; виртуальный мир предоставляет несравненно лучшие возможности. Более того: время от времени посещая турниры, знаю, что там все время отвлекаешься на постоянные разговоры с коллегами, знакомыми и обычную царящую в кулуарах суету. А наблюдать из зала? Во-первых, экраны зачастую бывают небольшого размера, да и скучно. Что ж удивляться, что сегодня даже на крупных турнирах зрителей кот наплакал (как было, к примеру, на одном из этапов Гран-при в Риге в 2019 году).

А дома… Мало того что ходы на экран поступают одновременно со сделанными на доске, камеры позволяют следить даже за мимикой участников. А гроссмейстерские комментарии? А различные чаты, в которых можно обмениваться мнениями по поводу позиции или о шансах своего фаворита? Или просто пообсуждать положение с приятелем, не стесняясь в характеристиках и выражениях? А послушать комментарии самих героев после игры? И, наконец, возможность оторваться от партий в любой момент, попить чайку, перекусить или сделать всё это, не отходя от экрана.

В старые времена любители шахмат не могли даже мечтать о чем-то подобном. Даже пытавшиеся робким шепотом обменяться мнением с соседом, должны были считаться с недовольным взглядом судьи на сцене, а то и с грозной табличкой: «Соблюдайте тишину!» (позднее табличку заменило световое табло).

«Мальчики у досок», демонстраторы, сегодня исчезли за ненадобностью. Но разве это единственное исчезнувшее занятие? Вымерли многие другие, настоящие профессии. Исчезли таперы в кинотеатрах, исчезли телефонистки, фонарщики. А точильщики? Автор помнит еще искры, к восторгу собравшихся во дворе детей летевшие во все стороны от шлифовального круга точильщика ножей. Исчезли и точильщики. Исчезли мельники. Мельницы, когда-то моловшие зерно, сегодня являются в Голландии просто туристской достопримечательностью.

Согласимся поэтому, что ошибка журналиста, назвавшего Йеруна ван ден Берга начала его шахматной карьеры мойщиком посуды, вполне извинительна.

В заключение взгляните на фотографию.

Нельзя с уверенностью утверждать, что так заинтересовало молодых Бронштейна, Корчного и Тайманова, но почти наверняка они заняты обсуждением какой-то позиции на демонстрационной доске. Подобную картину, где гроссмейстеры стоят столь близко друг к другу, не соблюдая «социальной дистанции», мы увидим нескоро. Да и когда вообще состоится первый турнир, в котором участники будут лицезреть соперника не на экране, а непосредственно напротив себя, как это было на протяжении веков существования нашей древней игры?


  


Смотрите также...

  • Они чувствуют себя совершенно забытыми. Они не попадают ни в категорию открывшихся рядом многочисленных кафе и ресторанчиков, ни в разряд функционирующих спортшкол и фитнес-центров. Даже казино, расположенное совсем рядом, уже распахнуло свои двери. Хотя в Голландии сегодня отменены практически все коронавирусные запреты, шахматисты чувствуют себя обойденными.

  • 18+

    Один очень известный гроссмейстер, гордясь талантом своего трехлетнего отпрыска, спрашивал у того: «Скажи-ка, милый, какого цвета поле а1?»

    «Белого», - отвечал ребенок.

    «А если подумать?» - продолжал совершенно не обескураженный родитель.

  • Американский гроссмейстер Уильям Ломбарди скончался минувшим утром от сердечного приступа, немного не дожив до своего 80-летия.

  • После моего предыдущего текста вы могли подумать, что автор написал его исключительно для того, чтобы показать: играть в шахматы можно не только в хиджабе. Чтобы поозорничать, если не поерничать. Смею заверить – это совсем не так. Напротив! Дело в том, что неправильно повернутая доска напомнила об эпизоде собственной биографии, о котором и вспоминать-то не хочется, не то что делиться с кем-нибудь.

  • Турнир 1936 года в Ноттингеме был одним из самых знаковых в прошлом веке. Вспоминает один из победителей его Михаил Ботвинник: «Долгое время чемпион мира Эйве был лидером, и я еле поспевал за ним. В этот критический момент состязания Ласкер неожиданно пришел ко мне в номер.


    Эмануил Ласкер на турнире в Ноттингеме (1936) представлял Советский Союз

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Дело было в начале семидесятых застойных годов в Москве.

  • Об этом сам автор сообщил в ходе интервью нашему сайту: 

  • Фильм, который я хотел бы предложить вашему вниманию, наверняка незнаком российским любителям шахмат. Главные герои его – Михаил Моисеевич Ботвинник и Макс Эйве, а съемки проводились ровно полвека назад, 28 декабря 1963 года в телестудии Хилверсума.

    В этом небольшом городке неподалеку от Амстердама располагались (и располагаются до сих пор) крупнейшие радио- и телевизионные компании Нидерландов.