О Ботвиннике

Время публикации: 07.08.2020 12:01 | Последнее обновление: 07.08.2020 14:07

Очень интересно читать старые журналы. Но - в особенности рядом со статьёй в журнале об убийцах Кирова - создаётся впечатление, что Ботвинник ужасный подхалим, захваливает Убийцу - Вождя, и по аналогии/соседству тоже призывает разбивать собачьи головы врагов.

Скорее всего, хвалу Сталину/отчёт о Ноттингеме написали в Секретариате Сталина, обычная практика (то же, скажем, для челюскинцев).

Интересно, что Ботвиннику обычно удавалось избегать ситуаций, когда его подпись ставили бы под по-настоящему мерзкими текстами, типа того, что рядом в этом журнале. В том числе в 1953-м. И я не помню осуждений Ботвинником уже осуждённого Крыленко. В таких случаях кому приказывали подписать (или подписывали за них) - не отвертишься. Но и инициатива осуждения врагов родственниками и друзьями поощрялась (в отличие от писем Сталину, на что разрешение=приказ поступал сверху).

В целом Михаил Моисеевич вёл себя и в те годы и достойнее, и смелее, чем большинство людей в сходном положении.


  


Комментарии

Этот момент уже упоминался на

Этот момент уже упоминался на сайте, вот точная цитата. Ю.Л. Авербах в книге "О чём молчат фигуры" пишет следующее:
"Много позднее Ботвинник отрицал, что он сам писал это письмо. Вот что он рассказывал:
«Николай Васильевич принимал меня чрезвычайно довольный, подробно расспрашивал о турнире.
— Ваше письмо товарищу Сталину мы направили на дачу, и сразу же была наложена резолюция: „В печать“, — сказал Крыленко. Собственно все это он и организовал. Тогда все писали письма Сталину о своих достижениях. Крыленко меня изучил вполне и понимал, что по скромности сам я писать не буду, а отсутствие письма может нанести ущерб шахматам. Еще когда я был в Лондоне, меня вызвал к телефону Д. Гинзбург, сотрудник „64“.
— Мы получили ваше письмо, — сказал он. — Но все же, может, у вас есть какие-либо исправления, и поэтому я вам его прочту…
Я, конечно, смекнул, в чем дело, выслушал письмо и сказал, что все правильно, дополнять и изменять нечего. Тогда письмо и было направлено Сталину»."

Смотрите также...

  • Прихожу однажды на очередной урок английского к Михаилу Моисеевичу. Садимся, как обычно, в его кабинете за стол. Начинаю объяснять ему что-то - помнится, о сослагательном наклонении. Но замечаю, какой-то он сегодня не очень внимательный, что с ним бывает крайне редко, если бывает. Как-то даже ерзает он на стуле. А потом говорит: "Лев Давидович (он ко мне всегда так обращался, хотя старше меня на 30 с лишним лет), у меня есть сегодня на вечер пригласительные билеты в Дом журналиста.

  • Летом 1974-го мне повезло: я преподавал английский Ботвиннику. У него дома, на 3-й Фрунзенской улице. Таких учеников, как можно догадаться, у меня никогда не было - ни до того, ни после.

  • Stormester & Stormester: Благодаря Магнусу, наши регулярные рапид-турниры в Спортивном колледже превратились в большой фестиваль. Как видно на фотографиях, любители шахмат заполнили зал целиком. Конечно же, больше всего довольны были дети: они имели возможность постоять рядом с чемпионом мира, дотронуться до него, пообщаться и получить автограф.

  • Август, 1936 г.

  • Этот снимок наш фотограф Михаил Шолудько сделал год назад во время Олимпиады в Баку (фоторепортажи). С нас - премия за широту кругозора и умение заглянуть в будущее; с вас - подпись.

  • Каждое утро, запивая таблетки, принимаемые от того и от сего, запрокидываю голову и вижу изображения людей, которые были в свое время известны всему миру. Осушив стакан воды, перехожу к кофеварке, мурлыча по обыкновению – «сталинской улыбкою согрета, радуется наша детвора...»

  • Как вы уже знаете, заключительная четвертая партия матча Навара - Свидлер, которая не имела спортивного значения, закончилась довольно скорой ничьей. Не скажу за шахматистов, но гости матча и журналисты, очевидно, не возражали против такого исхода. В том числе потому, что оставалось время на спокойный неформальный ужин в честь окончания мероприятия. 

  • В журнале "Русский репортер" опубликован материал "Шахматные короли", в котором приводятся цитаты пяти ведущих гроссмейстеров России на ту или иную тему. В частности, Александр Грищук рассказал, какие люди ему противны: 

  • Признавайтесь, что вы себе думали о Шамкире, когда впервые услышали о здешнем супертурнире?

    Если ваш корреспондент за эти дни еще не развенчал ваши представления о городе, то настало время сделать контрольный выстрел.

  • Фоторепортаж обновлялся в течение игрового дня.