Берлинский вариант, или Как я способствовал росту Топалова

Время публикации: 13.10.2011 09:52 | Последнее обновление: 13.10.2011 10:03

Осенью 1989-го автор этих строк ощутил  внутреннюю потребность поиграть собственно в шахматы. Удачно подвернулся крупный турнир в Восточном Берлине. 

Выехали мы на поезде Ленинград – Берлин компактной группой в шесть человек. Молодежь – будущие гроссмейстеры Епишин и Новик – расположилась в соседнем купе, а в нашем, по заранее намеченному плану, поселились Дима Зерницкий – без пяти минут американец, Марк Цейтлин, который уже всерьез собирался на ПМЖ в Израиль, и Вадим Файбисович – любивший тогда две основные вещи: жить в коммунальной квартире и спать в поезде на верхней полке. Да, извините, себя чуть не забыл.

Чтобы не было скучно, запаслись мы, естественно, зельем в громадных количествах и, едва поезд отошел от перрона, начали с Марком потреблять. Дима Зерницкий какой то мутный оказался – обещал присоединиться, но слова своего толком не сдержал. Все больше по поезду фланировал, повесив на Цейтлина и меня всю черновую работу. А сверху, со своей полки, взирал на нас, тяжело вздыхая, Вадик Файбисович.

Но мы справились, хотя одну литровую бутылку я, тем не менее, припрятал.

В Берлине поселились в трехместных номерах, зарегистрировались в турнире и на следующий  день начали «катать».

Коллизий  шахматных я, увы, уже почти не помню, но о бытовых память кой-чего еще хранит. Попросил меня один друг фен из Германии для своей девушки привезти. Присмотрел я один за 124 марки ГДР, но покупать не торопился, и правильно сделал. Пришел ко мне вскоре Марк Цейтлин (он с молодежью поселился) и сообщил, что Епишин купил себе подобный фен, чтобы тело свое большое после душа сушить. Но тело оказалось слишком  немаленькое и, короче, Епишин за 100 марок фен готов продать. «Куплю, если он нам с тобой еще и пиво поставит» - ответил я. Через минуту сделка состоялась.

Зерницкий по-прежнему где-то там ошивался, а Вадик Файбисович приник к радиоприемнику и, умиленно потирая руки, приговаривал: «Ах, Толя Стреляный!». Ну, и другим подобного рода борцам за свободу с «Радио Свобода» дифирамбы пел.

Иногда, правда, отлучался, дабы посидеть в берлинских кафе и проникнуться ароматом европейской жизни. Однажды пришел какой-то взъерошенный и раскрылся по секрету:

- Понимаешь, Коля, сижу я, значит, в приличном кафе, никого не трогаю, а, можно сказать, наслаждаюсь минутами бытия, как вдруг входит туда этот деятель из Риги Сандлер и, завидев меня, такое говорит... 

- А чего сказал-то?

- А пойдем, говорит, Вадим, отсюда поскорее. Чего, говорит, ты среди этих немецких свиней забыл? Он мне, понимаешь, всю душу обгадил. 

Жаль мне было, конечно, тонкую Вадимову душу, но по мою каждый вечер приходил Марк Цейтлин и канючил, что плохо себя чувствует и ему нужно слегка выпить, намекая на заветную бутылку. Я стойко держал оборону.

Наступил последний одиннадцатый тур. Мне, имевшему 7 очков, предстояло играть белыми с 14-летним мальчуганом Веселином Топаловым. Был он худенький, но весьма рослый. Приличный приз обещала только победа.

Я вообще-то стараюсь всю жизнь играть в классические шахматы. Партию толком не помню, но в дебюте, после 1.d4 e6 2. c4 Cb4 3. Kc3 f5 4.e3 b6, неведомая сила потащила мою руку с ферзем на f3. Последующие ходов 35 я отбивался, хотя и небезуспешно, а на 40-м нанес мощный контрудар. Получил выиграно, но через пару ходов допустил жертву качества, после которой ничья у Топалова была в кармане. Ничью я имел тоже, но хотелось большего, и в итоге проиграл я этому Веселину.

Первое место в турнире занял Евгений Владимиров, а из наших только Епишин 8 из 11 набрал. Цейтлин по ходу дистанции «развалился» и с горя продал в последнем туре очко тому самому Сандлеру совсем по дешевке.

Едой на обратный путь мы заранее не запаслись. Была надежда, что на вокзале Остбанхоф немки-официантки на вынос из кафе продадут, да вся и вышла.

Ну, сели мы в поезд. Марк, за то, что я ту самую бутылку на обратный путь сохранил, очень трепетно на первых порах ко мне относился. Он еще литр какого-то «корна» прикупил и печеньица сладкого. А Саша Кочиев, за то, что Цейтлин для него пять штук часов «Гардэ» в Питер вез, дал нам баночку меда.

И вот мы этой гадостью – печеньицем с медом – до самого Гродно водку закусывали. А сверху взирал на нас подобно Саваофу и тяжело при этом вздыхал все тот же Вадим Файбисович.

Забыл сказать, что Сандлер по каким-то своим делам в Варшаве сошел, а жена его дальше до Даугавпилса поехала.

В Гродно прицепили вагон-ресторан, я сразу туда подался и съел, на радостях, пару порций цыпленка Табака. Потом вернулся и проспал до самого утра как праведник.

Утром, когда сели мы с Марком чайку попить, заглянул в наше купе жизнерадостный Максим Новик.

- А скажи мне, мальчик, что я делал вчера поздно вечером? - сурово спросил Максима Цейтлин.

- Вы, дяденька, отправились в купе к жене Сандлера, а потом раздался жуткий грохот и Вы оттуда вышли.

Марк густо покраснел.

Спустя  года полтора, на турнире в болгарском городке Павликени, ко мне подошел Веселин Топалов, вежливо поздоровался и сказал, что отлично помнит нашу берлинскую партию, и что именно после неё он поверил в себя.

Тройка призеров на том болгарском опене была такая: Михаил Бродский, Веселин Топалов и ваш покорный слуга.

Сандлер почти сразу после той знаменательной поездки в Берлин поменял Ригу на Австралию, Дима Зерницкий уехал в Америку, Марк Цейтлин – в Израиль, а Епишин, хоть и имеет российское гражданство, пропадает в Германии.

Нам же с Вадимом Файбисовичем и дома хорошо живется.


  


Смотрите также...

  •  Казалося, ну, ниже
    Нельзя сидеть в дыре,
    Ан глядь: уж мы в Париже

  •  

    Непомнящему

    Он  выиграл, не глядя, фотосессию,
    А значит, форма прежняя придет.
    Ян заиграет вдохновенно, весело,
    И «Кельвин Кляйн» не подведет!

  • Через час в четвертом туре командного чемпионата Европы среди женщин встречаются претенденты на "золото": Россия - Украина. Статистка противостояний этих сборных в пользу России с довольно большим перевесом. 

  • Chess-News подсчитывает суммы

  • Замечу, и не для проформы,
    Что есть секрет хорошей формы,
    И я им точно овладел.

    Чтоб не остаться не у дел,
    Так сразу раскрывать не стану -
    Пожалуй, нужно «застолбить».
    Иначе Карлсена прибить
    Сумеет Вася не спеша,
    А мне навару  -  ни шиша.

  • Отчего так в России Советы  шумят?
    И без них вроде все, да и всё понимают;
    Чуть не смену в гостиной шахклуба сидят -
    Бесконечно себя повторяют.

    Я приник к монитору и зрелищу рад!
    Может это лишь все, что я в жизни узнаю.
    Стрелы критики в стан РШФ не летят,
    Почему - хорошо понимаю.

  • У Лукоморья, братцы, скучно…
    И зритель смотрит равнодушно,
    Как исполнителей квартет
    Танцует скорбный менуэт.

    Там Гельфанд с Камским ходят кругом,
    Завороженные  друг другом…
    Борис силен, вооружен,
    Но он не лезет на рожон.

  • Илья Левитов о Владимире Крамнике: "Если человек не чувствует в себе потребности играть за сборную, когда его зовут, я считаю, искусственно не надо заманивать. ... Мы не знаем его мотивации играть в шахматы. У кого-то флаг, у кого-то еще что-то. Может быть, он просто профессионал: садится и каждую партию играет как последнюю..."

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Магнус Карлсен и Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы. Попросили очень быстро, и первый вопрос Магнусу: второй «Оскар» подряд, что вы думаете на этот счет? Насколько я помню, в прошлом году вы что-то говорили, что непонятно, по каким критериям отбирается игрок. А в этом году что думаете по поводу своего успеха?

  •