Генна Сосонко: "Каисса - богиня крайне ревнивая"

Время публикации: 14.12.2011 18:29 | Последнее обновление: 14.12.2011 18:39

Запись прямого эфира: 11.12.11, 20.00

Е.СУРОВ: Дамы и господа 20 часов ровно в Москве, в Чехии 17.00, и на связи оттуда Генна Сосонко. Добрый вечер!

Г.СОСОНКО: Добрый вечер, Женя. […] Я вот вчера слушал часть вашей беседы с Мариной Романько. И я за нее заступлюсь здесь. Вот вы на нее нападали или, во всяком случае, хотели, чтобы он признала свои ошибки и встала на колени, так сказать, перед партией, и так далее. Ну, а на самом деле, и ваша, и Маринина точка зрения имеют право на существование. Самое трудное – это объяснить её точку зрения. Вот я думал на этот счет и попытаюсь это сделать. Вы понимаете, она прямо сказала, что она голосовала за «Единую Россиию» потому, что это правящая партия. Поэтому если бы правящей была партия Геннадия Андреевича или Владимира Вольфовича или господина Миронова, то она придерживалась бы этой партии. Потому что ей хочется, как она сказала, заниматься общественной работой, быть полезной людям (здесь я её цитирую просто). Это же понятно: ей 25 лет, она уже и гроссмейстер, многого добилась, она уже и замуж сходила; она признает, что вероятно ей не вернуться в сборную России, где она тоже была; её успехи в последнее время не такие впечатляющие, назовем это так; она с удовольствием пишет для сайта Chess-News, она с удовольствием занимается общественной работой, как она говорит, и вот всякими делами в женской комиссии. Поэтому в данном случае её надо постараться понять. Единственное, о чем я хотел бы её предупредить, а также и других шахматисток и шахматистов, которые думают «вот я до 35-40-45 лет поиграю, а потом брошу» или же «вот я буду совмещать игру в шахматы с общественной работой». Я хотел бы предупредить их, что Каисса – она, конечно же, богиня крайне ревнивая, и она не имеет никакого отношения ни к Маммоне, ни к Терпсихоре, ни к Мнемозине, ни к другим богиням… Не знаю уж, как называлась богиня общественных работ в Греции, была ли такая вообще. Ну, и Каисса, конечно же, бывает очень жестокой. И она только за красивые комбинации, новые идеи, этюдные решения. Только к тому, что происходит на 64 клетках, она относится одобрительно. А остальное её интересует постольку-поскольку: и президиумы федераций, и женские комиссии, и наблюдательные советы – все эти очень важные, без всякого сомнения, органы – они к ней не имеют никакого отношения. Никакого.

***

Г.СОСОНКО: В прошлый раз мы говорили о руководителе штаба Владимира Владимировича. И я здесь просто не терял времени даром и подумал, что с точки зрения популяризации шахмат можно сделать хорошим такой лозунг (в предвыборной кампании, до тех пор, пока не настанут мартовские иды): «С тех пор как умер Ласкер, так и поговорить не с кем». Как вам это?

Е.СУРОВ: А вообще, вы знаете, я считаю, что Станиславу Сергеевичу в связи с последними событиями придется серьезно подумать над предвыборными лозунгами и вообще над предвыборной стратегией.

Г.СОСОНКО: Да, я подумал о том, чтобы как-то и конкурентам на президентский пост шило в бок ввести. Можно было бы сказать «мы возьмем всех вас на проходе», но потом подумал, что оппозиция использует термин «проход» в каких-то других смыслах. Так что, это не надо. А вот то, что надо ввести имя Рагозина – так это очевидно, и я думаю, он сам это понимает.

Говоря о Владимире Владимировиче и Станиславе Сергеевиче, я вспоминаю, как к бывшему председателю спортивного комитета Советского Союза Марату Грамову пришел Василий Васильевич Смыслов, чтобы о чем-то просить насчет подготовки к кандидатским матчам с Рибли. Смыслову было тогда 62 года. И вот Грамов ему ответил: «Вам, Василий Васильевич, в вашем возрасте нужно не о претендентских матчах думать, а кое о чем еще». К чему я это веду? Станиславу Сергеевичу нужно бы думать не о штабных обязанностях, а кое о чем еще, потому что в следующем году ему будет 76 лет. Но это, конечно же, его личное.

Е.СУРОВ: А вы знаете, я несколько лет назад увидел потрясающие кадры по телевизору. Может быть, это была некая запись еще более ранних времен, но, во всяком случае, Станислав Сергеевич был уже точно не молодым человеком. Как минимум, полтинник ему точно был. А я думаю, что и шестьдесят было. И он совершенно легко встал на руки. Сделал стойку на руках – просто встал и стоит. И может даже пошел на руках.

Г.СОСОНКО: Серьезно? Я думаю, что по сравнению со стойками, которые ему придется делать, это детские игрушки. Впрочем, с другой стороны, он, конечно, получит в свое распоряжение неограниченный бюджет – для различного рода стоек, которые он будет делать.

Е.СУРОВ: Нет, для новых фильмов…

Г.СОСОНКО: «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Как мне говорили, он все-таки был талантливым режиссером. Но мы опять отклонились. […] Опять какие-то политические темы пошли…

Е.СУРОВ: Да, наверное, слушатели не будут очень довольны.

Г.СОСОНКО: Не будут, да. Они уже отключились, вероятно, от нас. К тому же, как вы знаете, Женя, эфир – не место для дискуссий.

[…]

Г.СОСОНКО: Так вот, мы вспомнили Олимпиаду 1978 года в Буэнос-Аэросе, в которой я тоже играл. И я спросил у участников тогдашней сборной СССР Бориса Гулька и Рафаэла Ваганяна: «А как проходили собрания команды?» - «Какие собрания, - сказали они. – Не было никаких собраний». А руководителями делегации там были гроссмейстер Антошин и мастер Бейлин, оба уже покойные. Гулько говорил, что ему где-то в полпервого (в день игры) сообщали, с кем он играет. То есть за два с половиной часа до начала партии. Я думаю, что в те времена команда Советского Союза, конечно, превосходила все остальные команды на голову. Да ведь и сейчас команда России превосходит на каждой доске своих соперников. Но теперь вот какая-то другая волна захлестнула – и подготовка, и собрание команды, и как, и что, и так далее.

Е.СУРОВ: Большое значение придается, да.

Г.СОСОНКО: Я вспоминаю, что такого рода собрание (мне рассказывали присутствовавшие на нем) было действительно только один раз, когда в 1966 году на Олимпиаде в Гаване команда Советского Союза играла с американцами.  К американцам понятно какое было отношение тогда. Почти как сейчас. Тогда играл Фишер, и тогда этот матч был перенесен. И тогда состоялось собрание, которое проводил президент федерации шахмат господин Серов. И он просто потребовал от каждого участника высказаться по поводу предстоящего матча с американцами. И вот мне рассказывали, что Лев Абрамович Полугаевский начал говорить о большой ответственности, которая лежит на всех нас в этом матче, о том, как надо провести матч, и так далее. Следующим выступал Борис Спасский. «А вы что думаете, Борис Васильевич?» - «А я думаю, - сказал, выдержав паузу, Борис Васильевич… - Как бы это вообще поаккуратнее вам рассказать… - А я думаю, что не надо трещать горохом». После чего уже глупо было проводить какие-то собрания, и на этом собрание закончилось.

Е.СУРОВ: А как в сборной Голландии обстояли дела с собраниями?

Г.СОСОНКО: Были собрания. Обычно вечером. Причем капитан говорил: «У нас, кажется, столько очков. Вы не помните, сколько очков у этой команды?» Кто-то говорил, что у той команды столько-то очков. «Ну хорошо, предположим, что у них столько очков. Кто, значит, завтра не играет?» Когда я играл, было два запасных. Обычно я подавал голос: мол, ничего не имею против, чтобы завтра отдохнуть. В команде Голландии капитаны обладали еще таким кондуитом и говорили: да, Доннер сыграл, скажем, шесть партий. Из них три белыми и три черными. Другой сыграл две черными и четыре белыми. Его очередь играть другим цветом. И так далее. Но здесь надо сказать, что команда Голландии все-таки никогда не боролась за высокие места, хотя, однажды мы заняли даже второе место на Олимпиаде. Тогда, правда, не играли команды коммунистического лагеря, это было в Израиле, в 1976-м году. Ну, и все-таки Голландия дважды выигрывала первенства Европы. Один раз не было российской команды, а второй раз, кажется, была, но все равно голландцы выиграли. Но я думаю, что вот это вот расслабленное состояние и чувство, что, тем не менее, никому ничего не надо говорить, каждый понимает, что надо играть, и что надо играть в шахматы в первую очередь – это не менее важно, что какие-то речи под лозунгами «Родина зовет!», «Вперед, Россия!» и так далее.

[…]

Г.СОСОНКО: Но уже время – девять часов.

Е.СУРОВ: Уже программу «Время» пора смотреть.

Г.СОСОНКО: Да, мне пора смотреть программу «Время» и возвращаться в Амстердам. Я вам обещаю – вместо того, чем я морочил голову слушателям сайта в последние дни, написать до Нового года какой-нибудь текст. Все-таки Новый год был славен различными шахматными событиями, которые к политике не имеют никакого отношения. Поэтому я прощаюсь с вами на этом.  

Полностью беседа - в аудиозаписи


  


Смотрите также...

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: В эфире Генна Сосонко, сейчас перерыв в матче Каспаров-Шорт. Генна, как проходит матч, в какой атмосфере? Расскажите нам, пожалуйста, передайте атмосферу.

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • In English
    Г.СОСОНКО: Пресс-конференция закончилась, огромное количество народа. Аплодисменты и всё остальное. Шахматисты признали, конечно, что было много ошибок, и что шансы колебались, и неожиданны две партии, которые Гарик проиграл. Но в последней партии взял реванш за всё. Сейчас закрытие происходит. Мы в эфире?

  • Е.СУРОВ: В эфире Chess-News, меня зовут Евгений Суров и этим вечером все наше внимание приковано к Бельгии, где проходит блиц-матч между Гарри Каспаровым и Найджелом Шортом. А только что вы слышали голос человека, который сейчас с нами на связи. В общем-то, я собирался сделать театральную паузу, прежде чем его представить, но он не дал мне это сделать, он уже выдал все секреты… Генна Сосонко!

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Я невидимой цепью
    Был прикован к «Chess-news».
    Есть предел раболепью -
    Скоро рухнет союз!

    Здесь Сутовский с Сосонко,
    Суров, Сидоров (зам) -
    Шутят умно и тонко…
    Да и Свешников сам.

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Магнус Карлсен и Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы. Попросили очень быстро, и первый вопрос Магнусу: второй «Оскар» подряд, что вы думаете на этот счет? Насколько я помню, в прошлом году вы что-то говорили, что непонятно, по каким критериям отбирается игрок. А в этом году что думаете по поводу своего успеха?

  • Запись с прямого эфира: 07.12.11, 21.00

    Е.СУРОВ: Прямой эфир Chess-News. Меня зовут Евгений Суров и на связи со мной Генна Сосонко – снова из Чехии, из Марианске-Лазне. Генна, добрый вечер.