Матеуш Бартель: "Каждый день получал имэйлы от бабушки"

Время публикации: 15.02.2012 22:36 | Последнее обновление: 16.02.2012 11:00
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, с нами на связи Матеуш Бартель, теперь уже в ранге победителя AeroflotOpen, в необычном для себя состоянии. И сейчас он поделится своими первыми эмоциями по этому поводу.

М.БАРТЕЛЬ: Конечно, мне очень приятно. Я думаю, что это самый большой успех в моей жизни. Может быть, через сорок или пятьдесят лет, когда мой конец будет близок, я буду говорить, что было время, когда я выиграл такой турнир. Я думаю, что очень много людей помогло мне выиграть этот турнир. Во-первых, это вся моя семья и моя бабушка, которой я хочу передать привет. Правда, она, наверное, это не услышит, но она по интернету каждый день следила. Она научилась пользоваться интернетом только, чтобы смотреть турнир. Она не умеет играть в шахматы, но она смотрела все мои партии, болела за меня. И каждый день я от нее получаю е-майл, где она пишет, что она – мой большой болельщик. Так что она теперь – самая довольная в мире.

Также и другие люди делились своими впечатлениями. Мой друг, с которым я живу в комнате, Бартош Сочко, после партии с Сашикираном сказал, что мне очень повезло. «Если уж тебе сегодня так повезло, - сказал он, - тебе теперь надо турнир выигрывать». Он на семь лет меня старше, и я подумал, что старших надо как-то слушать, и решил, что раз уже он мне так сказал – что мне делать? Надо выигрывать турнир. И мне удалось это сделать.

Еще я хотел бы поблагодарить Радослава Войташека, нашего лучшего шахматиста. У меня теперь есть даже футболка с надписью «Войташек (неразборчиво)». Он меня спрашивал, нужна ли мне какая-то помощь в подготовке. Я сказал, что да, почему бы нет? Он мне помогал. Но сегодня, правда, соперник пошел на другой вариант, так что его помощь не так уж пригодилась. Но все-таки чувство, что я хорошо подготовлен к партии, было для меня необходимым. Как сказал мне однажды один из моих любимых шахматистов Петр Свидлер: я не дебютный шахматист, и все об этом знают. Так что если мне кто-то помогает в подготовке, - это уже приятно.

Ну и так сегодня получилась ничья. Из-за того, что Паша Эльянов не смог выиграть свою партию, мне удалось занять первое место. Но я могу быть только доволен этим.

Е.КЛИМЕЦ: Ведь в принципе, если я правильно поняла, уже после партии с Сашикираном, вы задумывались о том, чтобы побороться за первое место?

М.БАРТЕЛЬ: Мне так друг сказал. Я, конечно, мог так и не думать. Я не думал об этом особо. Как же, здесь же были шахматисты настолько выше меня, которые даже в этом турнире играли лучше. Но мне просто очень везло. Так что серьезно задумываться не было причины. Но после партии с Фабиано… Получилось, что я выиграл очень быстро. И тогда, конечно, я уже обязан был задумываться. Уже после этой партии мы делили с Пашей Эльяновым первое-второе. Надо было думать, хотя в моем случае лучше думать поменьше, потому что я начинаю нервничать. Когда я играл с Пашей, партия получилась какая-то легкая. Я думал, что будет посложней, но как-то удалось сыграть вничью без особых проблем. Но я этим доволен, потому что я уже начал серьезно нервничать: появился какой-то шанс, а у меня нечасто такие шансы бывают, так что надо его использовать.

Е.КЛИМЕЦ: Что касается сегодняшней партии – вы настраивались все-таки на то, чтобы уравнять и ничью сделать? Или планировали как-то на перехват сыграть?

М.БАРТЕЛЬ: Во-первых, я думал, что это Антон будет играть на победу. Если у нас  партия сведется к ничьей, то уже ясно, что он не будет первым, потому что я буду выше, чем он. У Паши Эльянова черные, и он играет с Андрейкиным, выиграть непросто. Так что мне надо было крепко играть. Я, в общем-то, шахматист, который любит, как я уже говорил, хаос, а крепкая игра не сочетается с хаосом… Но сегодня решил играть покрепче, думал, что Антон будет что-то делать. В итоге так и получилось – он в какой-то момент пожертвовал пешку, но моя позиция была довольно крепкой, у меня было намного больше времени. В какой-то момент я уже начал думать, что, у меня есть шансы поиграть на победу, но он пошел в какой-то момент f4, после чего всё просто окончилось ничьей, которой я очень доволен. Антон тоже очень хорошо играл в турнире, так что выиграть черным цветом у него… Он же все партии выиграл белыми фигурами. Так что, я думаю, ничья – это хорошо, и я к ней стремился.

Е.КЛИМЕЦ: А что для тебя б?льшая награда: вот этот денежный приз, довольно крупный, или все-таки путевка в супертурнир?

М.БАРТЕЛЬ: Все говорят, что приглашение в Дортмунд. Но я думаю, что довольны будут все участники Дортмунда – они могли получить какого-то серьезного соперника, а им придется играть со мной. Наверное, они уже довольны. А я буду там, как говорится, бедный гость, играя с сильными гроссмейстерами. Но буду пытаться сыграть как можно лучше. Хотя легко не будет. Просто я никогда в таком турнире не играл, и это будет для меня первый такой случай в жизни.

Е.КЛИМЕЦ: Будешь что-нибудь менять в подготовке, в работе с шахматами?

М.БАРТЕЛЬ: Надо будет подготовиться к этому турниру. Я еще не знаю, как. Но мне надо будет моего друга Войташека спросить: он знает намного больше про шахматы, чем я. Может быть, он мне подскажет, как готовиться к супергроссмейстерам.

Е.КЛИМЕЦ: Сейчас, если ты с кем-то в паре работаешь, то это Войташек тебе помогает?

М.БАРТЕЛЬ: Мы вообще теперь в Польше получили такую ситуацию, что лучшие шахматисты страны – друзья. Поэтому мы между собой работаем: и с Радеком, и с Бартощем Сочко, и с играющим здесь Гжегожем Гаевским. Так что между нами какая-то работа есть, может, не каждый день, не каждый месяц, но мы встречаемся так часто, как только возможно, и это хорошо. В турнире я в какой-то момент имел «+4», Бартощ и Гжегож стояли «+2». Вчера у Гжегожа тоже был большой перевес в борьбе с Андрейкиным. И если бы он выиграл, он бы стоял «+3» и уже боролся бы за высокие места сегодня. Так что, я думаю, шахматы в Польше движутся в положительную сторону, и это результат работы между нами.

Е.КЛИМЕЦ: В каком-то смысле ты угадал мой следующий вопрос. Скажем, лет десять назад говорили о том, что в Польше начался шахматный бум, появилось большое количество турниров, в том числе очень много детских. А как сейчас обстоят дела в Польше с шахматами?

М.БАРТЕЛЬ: Это с какой стороны посмотреть. У нас, в общем-то, с шахматами не так плохо обстоят дела. Но дело в том, что у нас никогда не было очень сильных, крупных гроссмейстеров. Скажем, в России, человек, у которого 2600, - он никто, таких людей полно. А в Польше он уже самый лучший человек в стране. И в этом разница. Просто в России можно улучшать свой уровень, играя просто в любых турнирах - там много сильных шахматистов. Раньше я играл в MoscowOpen. Я этих людей в жизни не видел, но я смотрю – у него 2550, но он сыграл больше партий с семисотниками, чем я за всю свою жизнь. А ему 15 лет, скажем. Это просто показывает, что в некоторых странах больше возможностей играть с лучшими. А как улучшать свой уровень? Надо у кого-то учиться. А у нас проблема в том, что нет сильных турниров – круговых или открытых типа AeroflotOpen. Когда-то были времена, когда у нас был Мемориал Рубинштейна в Полянице-Здруй – очень сильный турнир. Но его нет уже более десяти лет. У нас только один круговик проводится в Люблине, в прошлом году там даже Широв играл. Турнир получился неплохой, но это тоже не настолько сильный турнир, каким он мог бы быть. Я думаю, что это и есть причина, по которой у нас нет таких сильных шахматистов. Турниры у нас есть, но они не такие сильные, как AeroflotOpen или MoscowOpen.

Е.КЛИМЕЦ: А с финансовой точки зрения Федерация как-то поддерживает лучших шахматистов?

М.БАРТЕЛЬ: Теперь стало лучше. У нас уже более двух лет хороший президент Федерации Томаш Щелицки, многое в Федерации изменилось к лучшему. Но, конечно, шахматы – не такой популярный спорт, как в России. Деньги не просто найти для шахмат, не все хотят с шахматистами работать. Но все идет к лучшему. Скажем, чемпионат страны у нас три-четыре года назад был вообще безобразный! Мы играли в какой-то деревне, почти без призов. Теперь мы играем в центре Варшавы с уже неплохими призами, не такими, конечно, хорошими, но неплохими. Так что, думаю, все идет в нужную сторону.

Е.КЛИМЕЦ: Но в то же время в Польше проводится очень много турниров по быстрым шахматам, может быть, даже больше, чем во многих других странах. Почему так происходит? Спонсоры готовы выделять средства на быстрые шахматы?

М.БАРТЕЛЬ: Я не знаю. Их не так уж много. Конечно, есть какие-то турниры, вот как раз через две недели у нас турнир, в котором первый приз – две с половиной тысячи евро. Это только один день турнир происходит, но при наших условиях это очень хороший приз. Почему это так, я не знаю. Может, просто это легче организовать – однодневный турнир, чем турнир на семь или восемь дней? Я даже не задумывался о том, сколько у нас рапид-турниров. По возможности стремился в них играть, но какова причина их количества, я точно сказать не могу.

Е.КЛИМЕЦ: А ты сам какие больше любишь турниры?

М.БАРТЕЛЬ: Приезжая сюда, на «Аэрофлот», я думал про блиц-турнир, который будет завтра. Просто три года назад, когда я здесь был, мне очень понравилось, я играл много интересных партий с сильными шахматистами. Так что я думал, что бороться я буду в блиц-турнире. Но так как я уже прилетел, то надо как-то прийти и сыграть девять основных туров, а потом и блиц. А получилось, что завтра я могу уже не играть. Это будет сложно – надо же как-то отпраздновать.

Я люблю все виды шахмат – и блиц, и рапид, и длинные. Каждые имеют свои плюсы и минусы.

Е.КЛИМЕЦ: А как будешь праздновать свою победу?

М.БАРТЕЛЬ: Еще не знаю. Но отпраздновать как-то надо. Такое может уже в следующий раз и не повториться.

Е.КЛИМЕЦ: Интересно, а шахматисты часть своего гонорара на что-нибудь такое тратят? Вот ты часть гонорара тратишь на какой-нибудь подарок себе? Или нет такой практики?

М.БАРТЕЛЬ: Я вообще хотел в будущем квартиру купить. Так что, думаю, эти деньги могут в этом помочь. Но квартиры теперь очень дорого стоят в Варшаве – а я в Варшаве живу. Так что, думаю, еще два или три «Аэрофлота» надо выиграть, чтобы купить хорошую квартиру. Я в эту сторону мыслю, так что, конечно, не буду ходить в крупные дискотеки и тратить весь приз.

Е.КЛИМЕЦ: Ты говорил про свою бабушку, о том, что она разобралась в интернете, пользуется компьютером. А сам как относишься к разным техническим новинкам – мобильный телефон, компьютер? Стараешься, чтобы все было самое новое, или для тебя это не имеет значения?

М.БАРТЕЛЬ: Конечно, имеет значение. Теперь вот у нас создана такая группа (неразборчиво), и все члены этой группы получили очень хорошие компьютеры компании HP. Я – единственный, который до настоящего момента его не получил, но мне сказали, что в субботу я получаю какой-то компьютер. И я уже жду, что это произойдет. Может, это будет для меня даже страшно, потому что часто бывает так, что я что-то купил, не могу понять, что там происходит, я иду к своему брату, а он говорит: «Ты дурак, надо это делать так и вот так». И тогда я уже все знаю. Так что я не против того, чтобы иметь новые вещи, но бывают моменты, когда у меня появляются проблемы, как именно их использовать.

Е.КЛИМЕЦ: А твой брат тоже в шахматы играет?

М.БАРТЕЛЬ: Мой брат не только играет в шахматы (он мастер ФИДЕ, у него теперь рейтинг 2300), он тоже работает в польской шахматной Федерации. Я по-русски не смогу рассказать, каковы его функции – настолько русский язык не знаю. Но он тоже, можно сказать, работает в шахматах, тоже болеет и смотрит все партии с компьютера. Как и мой папа. Там все вообще ничего больше не делают в последние дни, думаю, у них просто выходные.

Е.КЛИМЕЦ: То есть все за тебя болели.

М.БАРТЕЛЬ: Конечно.

Е.КЛИМЕЦ: А родители тоже играют в шахматы?

М.БАРТЕЛЬ: Мама не играет. Папа играет. Еще, конечно, очень сильно болела за меня моя девушка – она женский гроссмейстер. Но хорошо, что в какие-то дни она должна была ходить в университет, вот и сегодня не смогла посмотреть, потому что в какие-то моменты для нее это могло быть нехорошо. Вообще-то болельщиков у меня было много, уже после партии с Каруаной я получил много писем от разных людей. Мне было очень приятно, но я как-то подумал, что людям будет приятно, если я этот турнир выиграю. И сейчас, может быть, еще больше писем получу, не знаю.

Е.КЛИМЕЦ: Ну что же, я думаю, настал момент звездного часа. Матеуш, у тебя сейчас одна минута на то, чтобы посвятить свою победу кому-нибудь либо сказать что-нибудь приятное людям, которым ты хочешь что-то сказать. В общем, минута твоя.

М.БАРТЕЛЬ: Я просто хотел сказать спасибо всем моим болельщикам, как я уже говорил, главным болельщикам – моей семье, моей девушке и всем-всем польским шахматистам. Надеюсь, что это будет не последний успех польских шахмат, это будет начало. Мне бы хотелось, чтобы наша команда сыграла хорошо, скажем, на Олимпиаде в Стамбуле. Чтобы польские шахматы двигались в лучшую сторону. И если я могу этому помочь, то я очень доволен.

Е.КЛИМЕЦ: Спасибо. Это был Матеуш Бартель.


  


Смотрите также...