Играйте в бадминтон!

Время публикации: 16.03.2012 19:13 | Последнее обновление: 27.04.2012 20:24

Лицо человека на фотографии знакомо всем, хоть раз игравшим в Гибралтаре.

Это – Брайан Кэллахан (Brian Callahan), владелец отеля «Сaleta», где проходит соревнование и живут все участники. Кэллахан не только хозяин гостиницы, но и организатор сильнейшего опена в мире.

Турнир на принадлежащей Великобритани небольшой полоске суши на самой южной оконечности Пиренейского полуострова в этом году проводился в десятый раз.

Месяц спустя у Кэллахана был особенный день: 14 марта Брайан получил The Most Excellent Order of the British Empire. Так называется награда, учрежденная королем Георгом в 1917 году: Ее девиз: «За Бога и Империю», и Королева Елизавета Вторая сама объявила о ней Брайану Кэллахану: он стал Офицером Британской Империи, в английской аббривиатуре - OBE.

У награды пять различных градаций. Самая низшая, так называемая MBE, следующая за ней OBE и самая высокая - GBE (Knight Grande Cross). Всеми этими сведениями я обязан Найджелу Шорту, отмеченным в 1999 году за достижения в шахматах MBE.

«Это целая процедура, - вспоминает Найджел. – Надо одеться соответствующим образом и быть готовым, что королева задаст тебе пару вопросов. К сожалению, я не помню, о чем она меня спрашивала, зато точно помню, что сказал я. "Ваше Величество знает, конечно, что второй напечатанной на английском языке была книга о шахматах. И в библиотеке Её Величества имеется экземпляр этой книги”. Я, конечно, подготовился к процедуре, и вычитал об этом заранее, но королева очень удивилась...»

* * *
Шорт и Кэллахан не единственные англичане, получившие награды за заслуги на шахматном поприще. Первым удостоенным такой почести шахматистом был Гарри Голомбек (1911-1995), трехкратный чемпион страны, не раз представлявший Англию на Олимпиадах.

Арбитр матчей на мировое первенство, автор множества книг, Голомбек десятки лет вел шахматную рубрику в престижной «Taймс» и стоял во главе «Бритиш Чесс Магэзин».

«Расскажи-ка что-нибудь интересное, твои турнирные результаты я обнаружу сам», - сказал мне Гарри во время Олимпиады в Хайфе в 1976 году. Голомбек составлял тогда английскую шахматную энциклопедию и решил добавить в каждую биографию что-нибудь для «оживляжа».

«Ага, - приободрился Голомбек, когда я поведал ему, что закончил ленинградский университет по специальности «экономическая география капиталистических стран». – Так и запишем: уже тогда готовя себя к жизни на Западе...».

* * *

Барух Гарольд Вуд (1909-1989) – международный арбитр, президент Международной федерации игры по переписке, основатель журнала «Чесс» (1935) тоже был удостоен этой почести.

Вуд редактировал журнал и во время войны. Перепечатав печально известную статью Алехина, Вуд предварил её комментарием: «Если доктор Алехин действительно написал эту статью, не приходится сомневаться, что он находился в плену безжалостных обстоятельств. Что и говорить, жалкие времена!».

Любопытно, что редактора журнала, чистокровного англичанина, Алехин в своей статье тоже причислил к «неарийцам»: имя Барух показалось чемпиону мира подозрительным.

* * *
В 1979 году той же награды удостоился Боб Вейд (1921-2008).

Вейд родился в Новой Зеландии, потом переехал в Англию, выигрывал первенства обеих стран, да и на Олимпиадах защищал цвета как Новой Зеландии, так и Англии. Он написал немало книг по шахматам и был в высшей степени симпатичным человеком.

В России, правда, Вейд больше известен сеансом одновременной игры, проведенным в 1951 году в Москве. Играя с тридцатью пионерами, он проиграл двадцать партий и только в десяти добился ничьей. Но и здесь добродушный англичанин нашелся: «Если бы любой из этих пионеров давал сеанс против тридцати Вейдов, то счет был бы гораздо лучше...»

* * *
В 1985 году награду OBЕ получил Рэймонд Кин, гроссмейстер, секундант Корчного в его матче с Карповым в 1978 году и автор многих книг по шахматам.

Именно Кину глава советских шахмат Виктор Давидович Батуринский бросил фразу, ставшую крылатой.

Согласно джентльменскому соглашению между двумя враждующими лагерями, действовавший на нервы претендента доктор Зухарь из команды Карпова не должен был занимать место в первых трех рядах партера.

Когда последняя партия была отложена в безнадежном для Корчного положении, Кин при выходе из зала попытался напомнить главе советской делегации о конвенции: Зухарь все пять часов просидел в первом ряду.

«Считайте, что мы не джентльмены...» - улыбаясь, отвечал англичанину Батуринский.

* * *
Среди отмеченных наградой за заслуги, не связанные с шахматами, есть и шахматисты.

Джонатан Пенроуз, которого вы видите за партией с Михаилом Талем на Олимпиаде в Лейпциге (1960), не только десятикратный (!) чемпион Великобритании, но и профессор-психолог. Недавно ФИДЕ присвоила ему за совокупность успехов звание почетного гроссмейстера. Заслуженно!

Список гроссмейстеров, сокрушенных никогда не оставлявшим свою основную работу профессором, занял бы не одну страницу. Превосходно выступал Пенроуз и на многих Олимпиадах, выигрывая медали на своей доске: Варна (1962) +9-1=7, Лугано (1968) +10-0=5.

Он одержал запомнившуюся победу и в той партии с Талем. Успех Пенроуза оказался первым в прошлом веке, когда англичанин выиграл у действующего чемпиона мира. В последний раз это удалось Блэкберну шестьдесят с лишним лет до того в партии с Ласкером  (1899).

К сожалению, здоровье Пенроуза не было блестящим; случалось, он падал в обмороки во время игры. Доктора не могли найти ничего серьезного, но было очевидно: напряжение во время шахматной партии ему противопоказано.

В 1974 году на Олимпиаде в Ницце, моей первой Олимпиаде, он играл за Англию на третьей доске. Ему не было еще и сорока, но он мало напоминал Пенроуза, слывшего грозой гроссмейстеров.

* * *
Сэра Стюарта Мильнер-Барри (1906-1995) я видел несколько раз, хотя и не был знаком с ним.

В памяти остался немногословный, очень высокий под два метра худой человек, в костюме классического покроя, всегда при галстуке. Окончив колледж в Кембридже, он мог бы служить примером типично английского джентльмена, коим и являлся в действительности.

Мильнер-Барри был отмечен за исключительно важный вклад в годы Второй мировой войны в победу союзников. Сэр Стюарт сыграл большую роль в расшировке «Энигмы», немецкого секретного кода, что помогло англичанам заранее узнавать планы немецкого командования и спасло жизнь многим тысячам. (подробнее о Мильнер-Барри и об этой интригующей странице Второй мировой войны можно узнать из замечательной статьи Владимира Нейштадта на сайте www.chesspro.ru).

Как шахматист Мильнер-Барри всегда оставался любителем, но играл в мастерскую силу, добивался успехов в чемпионатах страны и в других турнирах (Гастингс 1953 – второе место). Мильнер-Барри был известен и как теоретик. Он первым начал применять вариант 1. d4 Nf6 2.c4 e6 3. Nc3 Bb4 4. Qc2 Nc6. Этот вариант так и назывался на Западе – вариантом Мильнер-Барри, хотя сам скромный автор предпочитал именовать его Цюрихским.

* * *
Мастер Джордж Томас не получил отличия: он наследовал титул баронета. Хотя этот титул и ниже барона, но выше рыцарского.

Сэр Томас (1881-1972) прожил долгую жизнь и в не меньшей степени чем Мильнер-Барри во всем оставался примером английского джентльмена, пусть и другого рода.

Он был другом Капабланки, что не помешало Томасу победить великого кубинца, равно как и Михаила Ботвинника на Конгрессе в Гастингсе (1935) и разделить первое место с Сало Флором и Максом Эйве.

Томас неоднократно принимал участие и в турнирах по теннису. Он постоянно играл в мужских и смешаных парах в Уимблдоне, а в 1911 году дошел в мужских парных до полуфинала.

* * *
Вы, наверное, недоумеваете, почему эта заметка носит столь странное название? Причем здесь бадминтон?

Дело в том, что сэр Томас был не только сильным шахматным мастером и замечательным теннисистом, но и выдающимся бадминтонистом.

Судите сами: считая парные соревнования, он выиграл в период 1906-1928 годов 21 чемпионат Великобритании, а в одиночных мужских турнирах первенствовал четыре года кряду (1920-1923). Учитывая, что в период Первой мировой войны чемпионаты не проводились, можно сказать, что Джордж Томас олицетворял собой английский бадминтон на протяжении нескольких десятилетий.

В 1934-м Томас был одним из учредителей Международной Федерации Бадминтона (Badminton World Federation) и ее президентом до 1955 года.

Сэр Томас прожил 91 год. Очевидно, занятия спортом – в первую очередь бадминтоном – способствовали его шахматному и физическому долголетию. Так что – играйте в бадминтон!

Это ведь мы, шахматисты, создали Всемирную федерацию бадминтона, мы пропагандировали этот вид спорта, когда он только-только начинал делать робкие шаги на европейском континенте, мы были первыми чемпионами.

Благодарность? Дождешься ее, ведь бадминтон с 1992 года входит в программу Олимпийских игр, а что же шахматы? Хотя, согласитесь, даже от слова «волан» веет чем-то успокаивающим, навевающим раздумье, не требующим суеты, короче, чем-то шахматным.

Я убедил вас? Нет?

Взгляните тогда на Михаила Таля, расстроенного от неудачного удара бадминтонной ракеткой.

Таль? Бадминтонная ракетка? Это говорит о многом!

Писал ведь поэт: бадминтон и шахматы - близнецы-братья. Кто более матери-истории ценен?

Теперь-то я вас убедил?

Все еще не убедил?

Других, значит, убедил, а вас не убедил...


  


Смотрите также...