Три мушкетера

Время публикации: 24.03.2012 05:40 | Последнее обновление: 24.03.2012 11:51

Началось всё с новости на сайте Chess-News, в которой цитировались слова Илюмжинова о том, что в шахматах нет наркоманов и наркомании. Я обратил внимение на короткий комментарий одного из посетителей, в котором приводилась ссылка на недавнее интервью Марка Тайманова, где тот рассказал о привычке шведского гроссмейстера Гидеона Штальберга выпивать энное количество алкогольных напитков непосредственно перед партией.

Хотел написать короткую заметку о Штальберге, а получилось небольшое эссе о знаменитой шведской шахматной тройке, представлявшей грозную силу на довоенных и послевоенных турнирах и Олимпиадах. Этих шведских шахматистов с легкой руки Сало Флора называли «Тремя мушкетерами».

Андерс Гидеон Том Штальберг (1908-1967) - таково его полное имя - был любителем богемного образа жизни, одной из составляющих которого являлся алкоголь. Другой, но отнюдь не последней составляющей был бридж – в нем, как и в шахматах, Штальберг достиг больших высот. Швед и остался в Аргентине в 1939 году только потому, что не хотел нарушать привычный образ жизни, которому всегда оставался верен. Кто знал, как там повернется война в Европе. А в Аргентине было довольно спокойно, да и турниров проводилось много. Несмотря на библейское имя Гидеон (сразу же вспоминается американский фильм "Меч Гидеона" о том, как “Моссад” одного за другим уничтожал палестинских террористов, расстрелявших израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене), к евреям Штальберг отношения не имел.

У богемного образа жизни есть, правда, один большой недостаток: он сокращает сроки жизни. Вот и Штальберг скоропостижно скончался буквально перед началом турнира в Ленинграде (1967), не дожив и до шестидесяти.

О своей жизни и шахматной карьере он написал превосходную книгу "I kamp med Världseliten" (Forum, 1958, на шведском языке), что переводится как "В борьбе против мировой элиты". В этом сборнике Штальберг тщательно прокомментировал свои 53 лучшие партии. Ему было, что показать взыскательному читателю: победы над Ласкером, Эйве, Боголюбовым, Шпильманом, Нимцовичем, Файном, Сабо, Кересом, Найдорфом, Смысловым, Петросяном и другими грандами мировых шахмат. А вот одолеть Капабланку и Алехина Штальбергу так ни разу и не удалось. Лучшими результатами против них были ничьи, которыми швед очень гордился: две из них против Капабланки вошли в сборник.

Лингвист по профессии, Штальберг был человеком широких интересов и пользовался большой популярностью в родной Швеции, куда вернулся в 1948-м. Именно в эти годы Штальберг, безусловно, входил в первую десятку сильнейших шахматистов мира, так называемую "Топ-10".

Кроме сборника избранных партий и нескольких турнирных сборников, еще до войны Штальберг написал книгу "Schack och Schackmåstare" (Стокгольм, 1937, на шведском языке), ставшую очень популярной после того, как она была переведена на ряд европейских языков. В 1952 году вышло ее второе, дополненное издание. На русский язык название книги переводится как "Шахматы и шахматисты", но, к сожалению, эта интересная книга ни в СССР, ни в России не издана.

Где-то я прочитал, что Штальберг похоронен в России. Может быть, кто-нибудь из читателей сайта подтвердит или опровергнет эту информацию? Сейчас в Интернете популярны фотографии могильных памятников известных (и не очень) шахматистов. Надгробия Гидеона Штальберга я никогда не видел. Думаю, что сам Штальберг не очень-то волновался о своем последнем пристанище: волнения о потустороннем мире не для таких людей, каким был он. В моем восприятии Штальберг - Атос шведских шахмат.

Вот уж кто действительно частенько предавался утехам Бахуса, так это Гёста Штольц (1904-1963), еще один представитель славной шведской тройки.

Профессия у него была самая что ни на есть "подходящая" для этого - автомеханик. Но помимо основной работы Штольц был еще и очень сильным игроком - вероятно, самым блистательным шахматистом комбинационного стиля, который когда-либо рождался в Швеции!

Однако шахматным профессионалом Штольц стал далеко не сразу: долгие годы ему приходилось разрываться между турнирными залами и автомастерской. Не напоминает ли это вам, дорогой читатель, жизнь великого блицора Генриха Чепукайтиса, тоже разрывавшегося между шахматами и цехом, в котором он работал? У них действительно много общего, включая и любовь к горячительным напиткам. Но в отличие от Чепукайтиса, работяга Штольц не писал стихов и, естественно, не читал их со сцены. Штольц вообще был очень равнодушен к литературе. То ли не владел слогом, то ли предпочитал, чтобы о нем и его партиях писали другие...

Так и произошло: книгу о Штольце написал его коллега из Финляндии, международный мастер Эро Бёк (кстати, о себе любимом он написал аж пять книг!). Книга издавалась дважды. Первое издание вышло сразу после войны в 1946 году, еще при жизни самого Штольца, а второе - 1968 года - стало уже посмертным памятником. Называлась книга "Stormästaren Gösta Stoltz bästa partier" (PA Norstedt & Söners förlag, 1946 и 1968, на шведском языке), то есть "Лучшие партии гроссмейстера Гёсты Штольца".

Гроссмейстером - еще тем, настоящим! - Штольц стал в 1954 году. Звание ему было присвоено на скандальном Конгрессе ФИДЕ, состоявшемся перед шахматной Олимпиадой в Амстердаме. Тот конгресс запомнился откровенным диктатом со стороны советской делегации, возглавляемой "шахматным интеллектуалом" Постниковым (с таким лицом в СССР можно было с одинаковым успехом руководить шахматами, возглавлять колхоз и даже стать министром культуры, как Ворошилов). Сыр-бор разгорелся из-за бывшего "власовца", а ныне члена сборной Канады д-рa Ф.П. Богатырчука, о присвоении которому звания международного гроссмейстера советские и слышать не хотели! К счастью для Штольца, против присвоения ему этого звания советские не возражали.

Увы, к тому моменту лучшие результаты шведа были уже позади. Видимо, организму становилось все труднее воспринимать лошадиные дозы алкоголя.

Другое дело - предвоенные и военные годы. Тогда Штольц нередко показывал превосходные результаты: победа в матче с Рудольфом Шпильманом, победа в одном из матчей над "самим" Сало Флором, выигрыш очень сильного турнира в Мюнхене 1941 года (впереди Алехина и Боголюбова). За доской этот шахматный Портос мог победить кого угодно! Он и побеждал, причем неоднократно - Боголюбова, Нимцовича, Шпильмана, Видмара, Земиша, Тартаковера, Пирца, Флора, Петрова и многих других.

"Лебединой песней" Штольца стало присуждение ему приза за самую красивую партию на межзональном турнире 1952 года.
Как известно, алкоголь не продлевает жизнь, хотя многие могут с этим и не согласиться. Умер Штольц в том же возрасте (59), что и Атос-Штальберг…

Самым "положительным" из шведской тройки был международный мастер Эрик Рубен Лундин (1904-1988). Ему, правда, в 1983 году присвоили звание почетного гроссмейстера, но произошло это после того, как Лундин закончил шахматную карьеру и вел приятную жизнь шведского пенсионера.

Хотя в годы активных выступлений Лундин не завоевал звания гроссмейстера, нет сомнений, что в течение длительного периода он играл в силу гроссмейстера. Лундин семь раз становился чемпионом Швеции и представлял свою страну на девяти шахматных Олимпиадах, причем почти всегда успешно. Играл он на третьей доске за Штальбергом и Штольцем и только после смерти последнего переместился на вторую позицию.

Его шахматную карьеру на международной арене можно разделить на две части. Наиболее активен Лундин был в период между 1930 и 1950 годами. С начала 1950-х снизил активность, так как в это время работал директором крупнейшего шахматного клуба Стокгольма, и ему было нелегко найти время для участия в турнирах и матчах. К тому же, появились многочисленные ученики.

Именно Лундину Швеция обязана появлением в конце 1970-х таких шахматистов, как Том Ведберг и Константин Кайшаури (родом из Грузии), которые вместе с Ульфом Андерссоном, Ларсон Карлссоном, Гарри Шусслером и Ральфом Акессоном явили миру новую волну шведских шахмат.

Считается, что лучшие результаты Лундина – это турнир в Эребро (1935), где он был вторым вслед за Алехиным, турнир в Мюнхене (1941), где он разделил 2-3 места с Алехиным, и победа в матче со Шпильманом (1933). Мне же кажется, что самым выдающимся успехом шведа стала победа в мини-матче над Давидом Бронштейном в 1954 году. Победить Бронштейна в те годы было ой как не просто! Лундин побеждал многих: Нимцовича, Шпильмана, Тартаковера, Эйве, Файна, Флора, Найдорфа и других. Добивался ничьей против Алехина, Капабланки и Ботвинника.

"Его стиль игры - творческий, острый и пикантный; поэтому хорошая партия Лундина является удовольствием для знатока, так как наверняка полна идей, некоторые из которых, однако, недостаточно глубоки, как этого хотелось бы классическому игроку" (Гарри Голомбек).

Лундин написал превосходную книгу о своем шахматном пути, которая появилась в 1979 году под названием "Spelar upp sina schackminnen 1924-1979" (Sveriges Schackförbund, 1979, на шведском языке), что переводится как "Шахматные воспоминания за 1924-1979 годы".

За год до смерти он написал небольшую книгу о Савелии Тартаковере под непретенциозным названием "Гроссмейстер Тартаковер" (Västergötlands Tryckeri AB, 1987, на шведском языке).

Лундин не только не злоупотреблял алкоголем, но и был чужд богемному образу жизни. Может, именно благодаря этому и прожил долгих 84 года, на четверть века больше Штальберга и Штольца. Я думаю, что вполне уместно назвать Лундина Арамисом: если мне не изменяет память, то именно Арамис пережил и Атоса, и Портоса, и Д'Артаньяна.

У читателя может возникнуть законный вопрос: а кто же был Д'Артаньяном шведских шахмат? Увы, такого не нашлось, хотя в довоенные годы было несколько претендентов на эту роль: Карл Берндтсон, Гёста Даниэльсон и Эрик Йонсон. Однако ни один из них не стал выдающимся игроком и не смог закрепиться в сборной страны.

Очень надеялись шведские любители шахмат на Эрика Йонсона (1903-1974). Казалось, что ему удастся стать тем четвертым номером команды, который был так необходим, но увы... О том, что именно на Йонсона возлагались надежды, говорит тот факт, что только ему (помимо большой тройки) из довоенного поколения шведских шахматистов была посвящена книга. Она была издана в 1999 году под названием "Еric Jonsson - en kamrat" (SK Kamraterna, на шведском языке), что означает "Ерик Йонсон - друг".

Начиная с Праги-1931 на предвоенных Олимпиадах хозяйничали американцы. Они выиграли все четыре Олимпиады, в которых участвовали! На первых двух досках у американцев играли Кэжден и Маршалл. С приходом же Файна и Решевского задача остальных команд свелась к борьбе за второе и последующие места. Команда, которая могла спокойно обойтись без Германа Штейнера, Дейка и Горовица, была непобедима. Не могла состязаться с ней и сборная Швеции, в составе которой блистали Штальберг, Штольц и Лундин. Так уж устроен наш мир: всегда кто-то сильнее, а кто-то слабее. Появится после войны команда СССР, и уже американцы в свою очередь поймут всю безнадежность попыток одолеть эту машину…

В заключение - две предвоенные фотографии. На первой изображены совсем еще молодые Штольц и Лундин. На второй можно видеть всю знаменитую тройку (Штольц, Штальберг, Лундин) и Карла Берндтсона на Олимпиаде в Фолкстоне 1933 года.


  


Смотрите также...

  • Выходит в свет новый труд известного шахматного писателя и историка Сергея Воронкова – двухтомник "Федор Богатырчук. Доктор Живаго советских шахмат" (издатель "Андрей Ельков").

  • Печальную новость получил вчера от своих друзей-коллекционеров из Сербии: не стало Светозара Глигорича, или "Глиги", как называли его многочисленные друзья в шахматном мире.

  • Вишванатан Ананд и Борис Гельфанд принадлежат к пололению, появившемуся на шахматном небосклоне около 25 лет назад. За эти годы сыграны сотни ярких партий, выиграны многочисленные турниры и матчи, получены регалии. Наконец, сегодня один из них завоюет шахматную корону, обыграв другого.

  • Известный советский и белорусский гроссмейстер Виктор Купрейчик ушёл из жизни в возрасте 67 лет, сообщает сайт РШФ.

  • Ноябрь этого года в шахматном отношении очень насыщенный – два Мемориала, поединок за корону… А между тем, вчера отмечали день рождения выдающегося гроссмейстера и одного из самых остроумных шахматных литераторов Сало Флора. Возможно, сейчас не время рассказывать о матче из двенадцати партий Ботвинник – Флор, проводившимся в 1933 году в Колонном зале московского Дома Союзов (первая половина) и в Большом зале Ленинградской обсерватории (вторая половина) и завершившимся вничью 6-6.

  • Его называли "самым выдающимся, после Алехина, русским шахматистом комбинационного стиля"

  • Сергей Воронков презентовал книгу о Федоре Богатырчуке (ФОТО)

  • Как только Борис Гельфанд ступил за черту, отделяющую терминал прилета аэропорта "Бен Гурион" от зоны получения багажа, раздались бурные аплодисменты. Многочисленные болельщики приехали в аэропорт встретить героя, в руках многие из них держали плакаты и надписи со словами поддержки. Первыми поздравили Бориса с возвращением его дети.

  • Умер Волович Анатолий Абрамович.

    По отчеству, однако, его никто не звал. В СССР был молод, в Америке – не принято. Но, если спрашивали, он обычно отвечал: «Как у Быховского, только я более искренний» (в моем паспорте – Авраамович).

  • Прошедший в Лондоне турнир претендентов вызвал массу споров, породил большое количество слухов и домыслов, но оказался выдающимся соревнованием, державшим в напряжении все шахматное сообщество. Магнус Карлсен и Владимир Крамник, набравшие одинаковое количество очков, принадлежат к разным шахматным поколениям, но та удивительная гонка, которую они устроили на финише, надолго останется в памяти всех любителей и профессионалов.