А был ли матчик?

Время публикации: 01.06.2012 12:55 | Последнее обновление: 02.06.2012 09:33

Мало на кого вылили столько грязи в рамках матча на первенство мира, как на Ананда и Гельфанда. С легкой руки Гарри Каспарова все узнали, что их поединок ни в коей мере не выявляет сильнейшего шахматиста мира. Дальше пошло-поехало. «Самый скучный матч за всю историю шахмат», «очередная блеклая ничья», «смотреть, как растет трава в саду, увлекательнее, чем на их партии», «разборка пенсионеров» - каких только эпитетов не удостоились Борис и Виши. Но все ли так просто? Хотелось бы остановиться на нескольких щекотливых и растиражированных в прессе и на форумах моментах.

«Рейтинги у игроков низкие; турнирные результаты никакие; в общем, матч не между сильнейшими шахматистами». Сила игрока зависит от мотивации и формата. И матчи, и турниры имеют свою специфику. Борьба за звание чемпиона мира и за право называть себя победителем какого-нибудь турнира Х – не одно и то же. Недаром Гельфанд отмечал, что он особенно настраивается и выкладывается именно тогда, когда речь идет об игре за звание.

Раз уж во время матча активно муссировалась тема гонораров, то и здесь следует заметить, что сейчас шахматисты мотивированы матчем гораздо больше, чем турниром. Победитель получал примерно 1,5 миллиона долларов + потенциальные призовые со следующего матча + вероятные спонсорские контракты и различные бонусы от правительства. А сколько можно заработать, выиграв супертурнир? 50 тысяч «зеленых»? В лучшем случае 100? Другой масштаб, согласитесь? Как это исправить? В идеале повысить призовой фонд турниров или как-то вписать их в отборочный цикл. С другой стороны, это уже делается, да и заслуживает отдельной статьи.

Касательно легитимности участников вопросов также не возникает. Понятно, что, как однажды отметил Гельфанд, публика уже устала от 40-летних, хочется видеть новые лица. Но кто виноват в том, что Магнус Карлсен не захотел участвовать в отборе, сколько раз его ни приглашали? Почему фавориты зрительского голосования – Аронян, Крамник и Топалов – не оправдали ожиданий? Да, по результатам опросов на Бориса почти никто не ставил, но ведь он победил и в Кубке Мира, и в претендентских матчах. Разве можно его за это винить? Про Ананда же говорить и вовсе не приходится. Индийский кудесник отстоял свой титул в матчах с такими грандами как Крамник и Топалов.

«Матч Аронян-Крамник был значительно увлекательнее и содержательнее, чем Ананд-Гельфанд». Удивительно, но многие болельщики не понимают, что показательный матч и поединок за шахматную корону – совершенно разные жанры. В дружеской встрече можно экспериментировать, получать удовольствие от игры и радовать болельщиков, рисковать. Когда же ставки настолько высоки как в ЧМ, то на первый план выходит результат.

«Игроки мало рисковали. Не бойцы!». Мне кажется, что резюме Ананда и Гельфанда говорят сами за себя. Уж в чем-чем, а в матчах они знают толк. И вряд ли кто-то из любителей может покровительственно рассуждать, что он лучше знает, когда нужно рисковать, а когда нет. Более того, короткая дистанция (всего 12 туров) не располагала к тому, чтобы идти ва-банк.

«Срочно ввести софийские правила! Как они смеют постоянно лепить короткие ничьи?!». По-моему, проблема глубже, чем кажется на первый взгляд. Большинство зрителей предпочитают результативные партии ничейным. Людям всегда хочется узнать, кто победитель. Я уж не говорю про неквалифицированных болельщиков, которые только и могут что спрашивать: «Ну как, кто там выигрывает, наш или чужой?». В итоге после каждой ничьи у них накапливается внутреннее недовольство, возмущение. Начинаются разговоры о том, что шахматисты «недорабатывают». Поступают предложения ввести софийские правила и заставить бороться до конца. Другое дело, что вряд ли зрителям бы доставило удовольствие смотреть часа так полтора-два, как топовые гроссы «возят» очевидно ничейное для них обоих окончание лишь для того, чтобы преодолеть заветную отметку в 40 ходов. Конечно, кто-то может возразить, что «а вдруг подставит», но, учитывая позиции, это маловероятно. Скорее, даже еще больше негодования будет: «я их 5 часов смотрел, а там рыба в итоге!». Сильвио Данаилов несколько раз писал в твиттере, что софийские правила просто необходимы, а то его сын не понимает, почему в очередной раз ничья. Хочется отметить, что уж кто-кто, а сильный международный мастер Сильвио как раз мог бы и сам объяснить своему наследнику, что к чему в позиции. Для этого не обязательно заставлять отбывать номер чемпиона мира и претендента.

«Качество игры было ужасным, а новых идей гроссмейстеры не показали». Надо отметить, что в классику почти не было грубых зевков. Особняком стоят 7-ая и 8-ая партии, но ведь практически в каждом матче на первенство мира были ужасные, необъяснимые ошибки. С другой стороны я, рядовой кмс, был впечатлен частотой попадания гроссмейстеров в пресловутую «первую линию». Опять же, пишу на уровне ощущений, без статистического анализа, но даже неточностей набралось мало. Сомневаюсь, что было много матчей на первенство мира, где игра шла бы прямо на порядок более филигранно, правильно. Про ценность дебютных идей рассуждать, пожалуй, не мне. Можно лишь констатировать, что мнения экспертов здесь разделились.

«Для кого играем?». Очень поучительным мне показался момент, когда Евгений Суров довольно-таки возмущенно озвучил популярную в народе мысль: почему бы не доигрывать партии до конца? Бориса, видимо, задел его тон. На мой взгляд, Гельфанд ответил крайне неудачно, на грани фола. Сказать, что они играют на результат, а не для зрителей – это выразить неуважение всем любителям шахмат, на которых и держится благополучие таких профессионалов как он сам. Этой нелепой фразой Борис лишь усилил недовольство критиков. С другой стороны, логику претендента вполне можно понять. Он всю жизнь посвятил шахматам, столько лет шел к этой вершине, добился феноменальных результатов, а тут его начинают поучать, что он должен народ развлекать. Мне кажется, что нужно было ответить мягко, отшутиться. Например, как я уже упомянул выше, улыбнуться и отметить, что раз уж мы понимаем, что позиция ничейная, то может лучше вам дать возможность сразу пойти посмотреть картины в галерее или домой, а не заставлять наблюдать несложное окончание еще два часа? Кто-то стал бы спорить? Вряд ли. И никто бы не оскорбился.

Резюмируя, хочется сказать, что мир не черно-белый. Есть промежуточные грани между лучшим и худшим матчами за историю шахмат. На мой взгляд, поединок Ананд-Гельфанд получится напряженным, содержательным, блестящим в плане организации. Где-то недостаточно ярким, «не секси». Но, в то же время, далеко не столь невзрачным, как можно себе представить, если почитать некоторые отзывы. Что поделать, всем не угодишь.


  


Смотрите также...