Марк Дворецкий: "В Третьяковке я успевал задуматься, что происходит. В Батуми - не успеваю"

Время публикации: 04.06.2012 00:39 | Последнее обновление: 05.06.2012 01:55

Фрагмент беседы в прямом эфире

З.СТУРУА: Марк Израилевич, дорогой, вы же в Третьяковскую галерею ходили каждый день. Где вам интереснее было – там или здесь [в Батуми]? Все пишут, что там были какие-то подоплеки, тонкая подготовка, «верхушка айсберга» - вот эти фразы летают кругом...

М.ДВОРЕЦКИЙ: Нет, мне там было, конечно, гораздо интереснее.

З.СТУРУА: Да?

Е.СУРОВ: Марк Израилевич, вы поосторожнее...

З.СТУРУА: Вы там общались, наверное, со старыми друзьями...

М.ДВОРЕЦКИЙ: Это одна из причин. Но и здесь у меня интересное общение, так что дело не только в этом. Но я, конечно, хожу, прежде всего, чтобы пообщаться. Потому что партии можно смотреть и дома. А дело-то в другом. Там я успевал задуматься, что происходит. Здесь я не успеваю. Говорю что-то, но высказываю первые впечатления.

З.СТУРУА: А вы следуйте динамике жизни – побыстрее, там, поинтереснее... Отсюда удар, оттуда ответ, туда-сюда...

М.ДВОРЕЦКИЙ: Динамике жизни интересно следовать, когда сам садишься и играешь блиц. Тогда действительно развлекаешься, получаешь удовольствие. А здесь идут, может быть, очень интересные партии, но мы в них лишь кусочки, какие-то сотые доли успеваем ухватить.

З.СТУРУА: Мы за свою жизнь уже наигрались в эти серьезные шахматы. Иногда же – давайте разгрузимся?

М.ДВОРЕЦКИЙ: Нет, так мы и разгружаемся, кто ж против. Конечно, разгружаемся, развлекаемся.

З.СТУРУА: Вот я заметил, что в последнее время серьезные фильмы, например, я не могу смотреть. Серьезности и так в жизни мне хватает. Есть сфера, где правда хочется расслабиться, получить удовольствие. Даже если нет глубоких идей, цельных партий – с ошибками интереснее же! Намного.

Е.СУРОВ: И потом, есть еще сейчас такой аргумент модный: а кто вам сказал, что в серьезных классических партиях ошибок делается меньше, чем в быстрых?

М.ДВОРЕЦКИЙ: О том, что их делается меньше, и говорить не надо.

З.СТУРУА: Тут мы спорить не будем.

М.ДВОРЕЦКИЙ: То, что немало ошибок в серьезных партиях – это тоже бесспорно. Но то, что количество совершенно несравнимое – это тоже совершенно очевидно.

З.СТУРУА: Но кто установил, что безошибочная игра интереснее, чем игра с ошибками?

М.ДВОРЕЦКИЙ: Нет, речь идет не о том, что безошибочная игра интереснее. Речь о том, что в серьезных партиях есть возможность закладывать интересные, глубокие идеи, их осознавать, получать от них удовольствие. Здесь (в Батуми) – дело даже не в том, что делается большое количество ошибок. Отчасти дело в том, что эти ошибки – глупые, идиотские. В серьезных шахматах их гораздо меньше. А главное – здесь невозможно заложить глубокие идеи, которыми можно наслаждаться. Простые комбинации, которые, может быть, иногда радуют глаз, мы видели тысячи. А вот ход с5-с4, который сделал Гельфанд в двенадцатой партии, позиционная жертва пешки – это было откровение даже для многих гроссмейстеров, которые эту партию комментировали. Это уже нетривиально. И когда ты видишь этот ход и пытаешься осознать, почему, нужно это или нет... И кстати, есть время задуматься. Если бы мы увидели этот ход здесь – мы бы моментально проскочили: «ага, отдает пешку, интересно; пойдем дальше, посмотрим, что у нее из этого получится». А там – мы спорим, обсуждаем... То есть мне интересна как раз вот эта борьба идей.

Е.СУРОВ: Ну что, убедил Марк Израилевич, по-моему?

М.ДВОРЕЦКИЙ: Нет, а зачем убеждать? У каждого свои ощущения.

З.СТУРУА: Он не старался убедить....

М.ДВОРЕЦКИЙ: Я передавал свои ощущения.

З.СТУРУА: Свои ощущения, конечно. Всему, как говорится, свое место и свое время. Вот сейчас я приехал в прекрасный город Батуми, хорошая погода, море, солнце. Хочется расслабиться, посмотреть веселую игру, гусарскую, с ошибками, даже с идиотскими, с переживаниями, эмоциями. Я это полностью получаю. Выброс адреналина тут у игроков – будь здоров. А там – идеи, глубоко соображают, но это другой вид абсолютно. Что в Третьяковке происходило – это другие шахматы. Мы сами все играли в эти шахматы. Теперь хочется ощущать что-то другое...

М.ДВОРЕЦКИЙ: Нет, минутку, никто же не говорит, что не надо играть в быстрые шахматы, проводить такие турниры. Просто в отпуск мы ездим один раз в году, а одиннадцать месяцев мы все-таки занимаемся более серьезными делами. И каждому свое место.

З.СТУРУА: Как тренеру женской сборной мне хватит этого адреналина – до Олимпиады, по крайней мере.

Фото Анастасии Карлович


  


Смотрите также...