Ребята, не переживайте, я буду жертвовать!

Время публикации: 13.06.2012 14:07 | Последнее обновление: 13.06.2012 14:12

Вопрос для знатоков шахматной истории: назовите имя первого чемпиона мира среди юношей по шахматам?
Правильно, Борислав Ивков.
А теперь ответьте: кто должен был представлять СССР на этом чемпионате (Бирмингем, 1951)?
Боюсь, что правильного ответа не дождаться. Поэтому сообщаю: Каталымов Борис Николаевич! Хотите верьте, хотите нет.

Только новый виток обострения «холодной войны» помешал тогда 19-летнему юноше (на фото - слева) принять участие в этом историческом турнире. И кто знает, как могла сложиться в этом случае его шахматная судьба? Не будем гадать. Но уже сам факт, что малоизвестному львовскому кандидату в мастера (мастера тогда были наперечет!) было доверено защищать цвета шахматной сверхдержавы, говорит о многом.

О своей львовской юности и друзьях Борис Николаевич никогда особо не распространялся. Только когда в знаменитой «черной серии» «Выдающиеся шахматисты мира» вышел сборник партий и биографический очерк «Леонид Штейн», я не без удивления прочел следующие строки. «Леонид (Штейн) был младшим в сложившемся постепенно шахматном квартете. Ефим Ротштейн – старше на год, Борис Каталымов – на два, Игорь Семененко – на три. Им было мало турниров во Дворце пионеров, они ходили играть и в городской клуб, а еще нередко собирались вместе на квартире у кого-нибудь из четверых, где время пролетало и вовсе незаметно: то разбор сыгранной кем-то турнирной партии, то бесконечный «блиц со звоном», который прекращался затемно, да и то только после вмешательства старших».

Двумя-тремя годами раньше выхода монографии, во время проходившего в Алма-Ате чемпионата СССР среди молодых мастеров любители шахмат не могли понять, почему так тепло общаются между собой всемирно известный (уже тогда!) львовянин Виктор Карт (он опекал на турнире Адриана Михальчишина) и алматинский мастер? Теперь кое-что становилось ясным.

Для меня, как и для многих начинающих того времени, знакомство прошло по вполне стандартному сценарию. Впервые в жизни мы с друзьями (и, конечно, совершенно случайно!) попали на сеанс одновременной игры, проходивший (сейчас в это трудно поверить) в один из будних дней в нашей школе. Рано поседевший мужчина в темно-синем костюме, светлой рубашке без галстука доброжелательно объявил с характерным грассированием: «Меня пригласили, для того, чтобы вы убедились, так ли сильно я играю…» Кое-как мы сумели получить от организаторов (в этой роли выступали ученики старших классов) одну единственную доску на троих. Неожиданно мой товарищ прошептал: «Братцы, да это же Каталымов!»

Известного и порой необходимого клише: «Писать о нем и трудно, и легко», когда речь идет о любой незаурядной личности, пожалуй, не избежать и сейчас. Почему легко, понятно: многое из того, что было показателем успеха в том обществе, в котором прошла большая часть его жизни, присутствовало - высшее образование, спортивная карьера, успешная тренерская, затем административная и снова тренерская, но уже за рубежом, деятельность. О признании и уважении в обществе говорить не приходится. Все помнят, каким почетом были окружены сильные шахматисты «тогда» в отличие от «сегодня». Для любого советского человека это было более чем…

Светлого, таким образом, в жизни было, есть и, разумеется еще будет с избытком. Прекрасная семья, сыновья, внуки, а теперь надо полагать, в недалеком будущем и правнуки.

Забыть, обойти молчанием, как водится в «юбилейных» статьях, острые углы…  Ан нет! Вряд ли подобное понравится Б. Н., привыкшему с молодых лет идти торной дорогой и не искать компромиссов. Потому и трудно… Просматривая его партии, не пытайтесь найти следы «договорняка» или «сплава» - понятий, увы, ставших неизменными составляющими значительного числа международных и внутренних турниров. Игра до голых королей, игра только на победу! Скольких очков и призовых мест не досчитался он в погоне за призрачной «синей птицей» удачи!

Принципиальность плюс нежелание (неумение) искать обходных путей не только за шахматной доской, но и в жизни, приводили частенько к конфликтным ситуациям. В 1979 году сборная Казахской ССР категорически выступила против того чтобы в составе команды на Спартакиаде народов СССР находился безусловно сильнейший на тот момент шахматист республики. Ничего не напоминает? Один в один - исключение Ботвинника из сборной Союза перед Олимпиадой в Хельсинки, не правда ли? Знатоки могут припомнить, что разъяренный чемпион для «наведения порядка в доме» выиграл очередной чемпионат страны, убедительно (4:1) обыграв в нем «мятежную» сборную. Теперь, наверное, несложно догадаться, чем закончился очередной чемпионат Казахстана? Марафонский (22 шахматиста) забег в яростной борьбе, опередив ряд мастеров, среди которых были будущие гроссмейстеры Владимиров, Зильберман, Темирбаев и др., выигрывает один из самых возрастных его участников!

«Террор» против молодых коллег продолжался еще добрых полтора десятка лет! Последний раз ветеран, обыграв по привычке в национальном чемпионате сборную уже суверенного Казахстана, защищал цвета страны в командном первенстве Азии 1995 года (Сингапур). Именно здесь во время вечернего собрания команды он «успокаивал» своих молодых коллег, среди которых, между прочим, были Ткачев, Кажгалеев, Коцур и др.: «Ребята, не переживайте, я буду жертвовать!» По свидетельству капитана той команды, ветеран по возрасту (но не по игре) своей заряженностью на борьбу и готовностью играть «до последнего патрона» в интересах команды любую позицию подавал пример товарищам, годившимся ему во внуки.

Как и большинство коллег, мысли свои выражал в предельно ясной, доступной форме, классическим литературным языком. Правда, своеобразие их порой вводило собеседника в легкий ступор. Как сейчас помню: обозрев слушателей лучезарным взглядом, мэтр неожиданно выдавал перл следующего рода: «Ну и мастера у нас в Казахстане!» Выдержав паузу и убедившись, что аудитория с нетерпением ожидает логического завершения, следовало парадоксальное: «Хочу - водку пью! Хочу - короля ослаблю!» … Немая сцена…

Сам, к слову сказать, не только не злоупотреблял, но и, что называется, не был даже замечен. И вообще даже по сей день – словно иллюстрация на предмет «здорового образа жизни». Ранним весенним (осенним) утром встречаю его, в легкой ветровке и с какой-то немыслимой холщовой сумкой, на автобусной остановке. «Здравствуйте! Вы куда?» - «На дачу» («С дачи»). Во время проведения турниров не без гордости потчует помидорами и огурцами. Откуда - понятно.

Окончив институт, геологоразведочный факультет, по распределению (кто из молодых читателей сможет сразу сказать, что это за зверь такой, «распределение»?)  попал сначала в Караганду, потом перебрался в Алма-Ату. А первые чемпионские титулы Казахской тогда ССР доставались в упорной борьбе с представителями еще довоенных и послевоенных казахстанских (и советских) шахмат, главным из которых был Анатолий Гаврилович Уфимцев. Да-да, тот самый, отец одноименной защиты. И вплоть до конца 60-х с переменным успехом  сражались они за право возглавлять сборную республики на внутрисоюзных командных форумах. Лучшим стало 8-е место Казахстана на Спартакиаде народов СССР 1967 года, а об уровне этого командного турнира свидетельствует хотя бы тот  факт, что сборная Армении, например, была далеко позади. И это считалось в порядке вещей.

Знаком был и с другим дебютным родоначальником.  В ранней львовской еще юности прослушал курс лекций Алексея Павловича Сокольского: был очарован, пленен  и стал навеки почитателем методической, тренерской и прочих методик БОЛЬШОГО МАСТЕРА. Многое перенял и с успехом применил позже, когда окончательно перешел на шахматно-преподавательскую стезю. Дань уважения единственному первому и последнему УЧИТЕЛЮ, а других Борис Николаевич и не припомнит - рос всегда самоучкой - выражалась в применении дебюта Сокольского. Своеобразие возникающих позиций пришлось по вкусу молодому мастеру, большому любителю пострелять порой из «кривого ружья».

А за доской как лидеру сборной Казахстана пришлось переиграть со всей (или почти всей) мировой элитой. Страна проживания у неё на тот момент была одна. Спасский, Керес, Бронштейн, Карпов – всех не перечислишь. Был достаточно амбициозен и проигрывать не любил.

Про его игровой стиль и зачастую вытекающие из него результаты в ответственных турнирах говорить не стану, а лучше сошлюсь на классиков. Слова Тарраша о Чигорине: «Часто играл он с огромной силой. Случалось, что его ходы были плохи, но слабыми они не были никогда… Никакая самокритика не уменьшала его уверенности в себе, и он обычно был убежден, что его позиция хороша и партия должна быть выиграна…» применимы и к нему, в чем неоднократно приходилось убеждаться, наблюдая за анализом сыгранных мэтром партий.

Убедить его в том, что позиция его была плоха, не представлялось возможным. Совместный разбор партии мог длиться часами, приводились все новые и новые головокружительные варианты. Надо ли говорить о том, что конечный результат вообще не принимался во внимание?

Вспоминаю один из таких совместных анализов в гостиничном номере. Только что сыграна партия Каталымов - Юртаев. В роли зрителей выступаем мы с мастером Татьяной Сергеевой. В заурядном турнире с копеечными призами Леня не пожалел и применил сильную новинку в своей любимой «старухе». С лица победителя не сходит довольная улыбка, ведь перед этим Б. Н. одержал победу и счастливо спасся в нескольких партиях подряд. «Смотри, Таня, здесь у меня было выиграно!» – Б. Н., как всегда, полон оптимизма, несмотря на то, что в эндшпиле при материальном равенстве у него полностью запатован король. «Ну конечно, Борис Николаевич!» - несколькими точными и энергичными ходами Леонид доказывает обратное. Стук фигур и  обоюдные словесные уколы продолжаются еще пару часов…

«Единственное, что мешает практическим успехам Чигорина – это стремление создавать в каждой своей партии бессмертный памятник шахматного искусства, не учитывая ни своего положения в турнире, ни психологии куда более практично рассчитывающих противников. Эта черта Чигорина стоила ему большого количества очков и еще гораздо большего – полуочков!» А это уже Рихард Тейхман. И пусть не бессмертные памятники, но партии, оставшиеся в памяти не одного поколения, удавались! Посмотрите хотя бы миниатюру Каталымов - Иливицкий, она кочует из одного пособия в другое вот уже на протяжении полувека.

[Event "Frunze"] [Date "1959.??.??"] [Round "?"] [White "Katalymov, B."] [Black "Ilivitzki, G."] [Result "1-0"] [ECO "A00"] [PlyCount "21"] [EventDate "2010.12.28"] 1. b4 e5 2. Bb2 f6 3. e4 Bxb4 4. Bc4 Ne7 5. Qh5+ Ng6 6. f4 exf4 7. a3 d5 8. Bxd5 c6 9. Bb3 Qa5 10. e5 Be7 11. Bf7+ 1-0 

Свои любимые варианты французской, сицилианской, индийских построений с движением пешки «g» и многие-многие другие знал «от и до». Преобладали построения с нестандартным рисунком, где оппоненту с первых же ходов предлагалось проявить самостоятельность и нестандартность мышления. Между прочим, на одном из занятий склонял своих учеников к загадочному и малоизвестному тогда «берлину». Паша Коцур во время одного из недавних рапидов, хитро улыбаясь, сказал: «Я этот вариант анализировал двадцать лет назад, а Б. Н. этого не знал и попался!» Речь шла о каком-то малоизвестном продолжении во французской защите – любимом начале Б. Н., где ему известны все ходы и выходы, так что скорей наоборот - заманивал молодого (тогда еще) Коцура в «лабиринты Минотавра», рассчитывая на известную только ему одному путеводную «нить Ариадны».

Об успехах на тренерском поприще писать можно без конца. Но с моей точки зрения, лучшие свои «произведения» Б. Н. выдал до отъезда в 1980 году на работу в экзотическое Мали. Гордость его составляли ученицы, хотя мне трудно судить о силе их игры. Думаю, она была достаточно высока. Но не это было главное - те, кто помнит, не даст соврать. Самые красивые юные шахматистки приезжали на внутрисоюзные («спартаковские», девичьи чемпионаты СССР, молодежные игры и др.) соревнования под непосредственной опекой Б. Н. !

Десятилетия спустя: «Будете играть в турнире, Борис Николаевич?» – звоню ему поздним вечером. «Хотел бы, но надо отпроситься у начальства». Группы учеников в городском дворце школьников Б. Н. ведет и по сегодняшний день.

Хотя и не оригинален, но я (как и многие другие в подобных случаях) умышленно не стал подробно останавливаться на турнирном пути нашего героя. Одно перечисление всевозможных полуфиналов, финалов, чемпионатов, каждый из которых отдельная история, займет не одну страницу. ChessBase справится с этим на порядок лучше автора.

Когда писал статью, хотел вставить: «О таких шахматистах сейчас возможно написать – поспешил родиться. Появись он на свет четырьмя (а лучше пятью!) десятками лет позже – получили бы качества Б. Н. нужное применение, и имели бы мы еще одного нестандартного боевитейшего гроссмейстера уровня Морозевича-Топалова!» Пробежал сей пассажик глазами еще раз, подумал, вспомнил и… вычеркнул.

Cегодня Борису Каталымову исполняется 80.

Многая лета Вам, Б.Н.!


  


Смотрите также...

  • «Улеглась моя былая рана» -
    Уж Грищук не ранит «нечто» нам:
    Он едва «уполз» от Ароняна
    Из позиции, пропертой в хлам!

    Одержал моральную победу,
    Россиянам луч надежды дал…
    Может быть, и я в Казань поеду
    Поболеть за Сашу – на финал!

  • Сайт РШФ сообщает:

    "В соответствии с действующим в Российской шахматной федерации «Положением о ежегодных премиях лучшим детским шахматным тренерам и организаторам мероприятий в области развития массовых детских шахмат» по итогам 2013 года были вручены премии в следующих номинациях:

  • «Стой, стреляю!» - воскликнул конвойный,
    Злобный пес разодрал мой бушлат.
    Дорогие начальнички, будьте спокойны –
    Я уже возвращаюсь назад.

    Юз Алешковский

    Много лет я накапливал опыт,
    Приключений искал на неё;
    Обывателей нудный и суетный ропот

    Только тешил сознанье моё.

  • На следующий день после победы Бориса Гельфанда над Александром Грищуком корреспондент газеты «Советский спорт» попросил претендента сравнить собственные действия за доской в казанском финале с предстоящим матчем его любимой «Барселоны» против «Манчестер Юнайтед», которые сойдутся в финале Лиги чемпионов.

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • Сегодня стало известно, что формат традиционного фестиваля "Москва опен" в следующем году претерпит изменения. Главными станут круговые турниры с участием приглашенных молодых гроссмейстеров - по десять человек в мужском и женском соревновании.

  • Далекий и такой мне близкий 1964-й.

    Я и мои закадычные приятели Саша Меньков и Наум Карачун каждый вечер в клубе имени Чигорина. Ведь там проходит полуфинал 33-го чемпионата СССР по шахматам.

    Лидируют опытные бойцы Семен Фурман («Сёма-финалист») и Владас Микенас («Микки»). Но наши симпатии всецело на стороне «нашего представителя» - знойного узбека Вити Манина.

  • Несколько недель назад на Chess-News появился отзыв-впечатление известного шахматного журналиста Константина Базарова от блиц-турнира «Шахматные Этюды в ФОНБЕТе». Как турнирный директор и руководитель шахматной школы «Этюд», считаю необходимым донести до шахматной общественности позицию организаторов по участию в турнирах.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Завтра в конференц-зале телецентра «Останкино» в 18.30 состоится финальный поединок и матч за третье место первого чемпионата Москвы среди любительских шахматных клубов и коллективов. Начиная с ноября прошлого года, двенадцать команд боролись за выход в суперфинал соревнований. И теперь четыре лучшие определят победителя.