Олимпийское

Время публикации: 01.08.2012 14:53 | Последнее обновление: 05.08.2012 21:37

Cижу перед телевизором: Олимпиада.

Голландия – страна маленькая и ни при каком раскладе не может вмешаться в борьбу грандов за количество медалей. Хотя на прошлой Олимпиаде в Пекине (2008) на счету Оранжевых было семь золотых, а в Сиднее (2000) улов оказался еще большим: двенадцать. Год на год не приходится: что-то будет в этом?

Олимпийские чемпионы становятся знаменитостями, но сказать, что надолго? Конечно, букеты, конечно, аплодисменты, аршинные заголовки на первых страниц газет. Телевидение, интервью, прием у королевы, поездка с бургомистром в открытой карете.

Потом разрезание ленточек на открытии спортивных залов, бассейнов, а то и просто магазинов. Почти для всех – учеба, для многих – конец тренировок: цель достигнута.

За победу олимпийцы не получают ничего, впрочем, и обещаний типа: «дерзанье, пот и воздержанье мы вмиг рублями заменим и в пук наличных ассигнаций медали ваши обратим» – им никто и не дает.

А слава...  Вы же ведь сами в школе учили: «Наш век - торгаш; в сей век железный без денег и свободы нет. Что слава? Яркая заплата на ветхом рубище певца. Нам нужно злата, злата, злата: копите злато до конца!» Не скажете же вы, что спустя двести лет эти строки потеряли свою актуальность?

Хотя следует признать: популярность, при прочих равных условиях, дает порой какое-то преимущество.

Вспоминаю, как радовался олимпийский чемпион по конькам (Инсбрук 1976) Пит Клейне, когда ему удалось устроиться почтальоном, пусть поначалу и на половину рабочего дня: за медицинскую страховку и пенсию можно было, по крайней мере, не очень волноваться (вскоре он перешел на полную ставку).

Это суровая реальность, но есть имена в Голландии, которые знает каждый, даже люди далекие от спорта.  



На фотографии - сеанс одновременной игры Макса Эйве в Амстердаме 16 декабря 1980 года. Дата была выбрана не случайно: 16 декабря 1935 года Эйве победил Александра Алехина и его фамилия стала синонимом шахмат в Королевстве Нидерландов.

Сейчас Эйве сделает ход в партии с  многократным чемпионом мира и Олимпийских игр по дзюдо Антоном Геесинком. Голландский гигант первым сокрушил японскую гегемонию в этом виде спорта, причем сделал это не где-нибудь, а на Олимпийских играх в Токио (1964). Дзюдо было тогда впервые представлено на Олимпиаде, и о победе Геесинка в финале над японцем Акио Каминага писали все газеты мира.

Если Антона Геесинка любители модного сейчас в России дзюдо могут и узнать, лицо дамы в очках, играющей через стол от олимпийского чемпиона, вряд ли что-нибудь скажет даже знатокам спорта.

Это Фанни Бланкерс-Кун, четырехкратная чемпионка первой послевоенной Олимпиады (Лондон 1948). Домашняя хозяйка и мать двоих детей завоевала золотые медали в беге на 100 и 200 метров, 80 метров с барьерами и эстафеты 4x100. Она была очевидной фавориткой и в прыжках в длину, но правила не позволяли тогда женщинам участвовать больше чем в трех дисциплинах.

 

По возвращении домой Бланкерс-Кун ожидал торжественный прием. А как же вознаграждение? Олимпийская чемпионка получила в подарок велосипед от своих соседей: теперь наша Фанечка не должна будет бегать так быстро...

Для справки: совсем недавно Фанни Бланкерс-Кун была официально объявлена лучшей легкоатлеткой прошлого века (такой же чести у мужчин удостоился американец Карл Льюис).

За спиной Геесинка - другая Фаня. Это - гроссмейстер Фанни Хеемскерк. Десятикратная чемпионка Голландии, в начале пятидесятых годов она даже конкурировала с советскими шахматистками. Хеемскерк с улыбкой смотрит, как с доски Антона Геесинка исчезает конь, оставленный на произвол судьбы уже на третьем ходу.

Партией Геесинка заинтересовался и сидящий рядом с ним Боб Спаак – голландский спортивный комментатор, по известности не уступавший Вадиму Синявскому и Николаю Озерову – это для старшего поколения читателей, а молодые могут поставить имена по своему предпочтению: здесь я не в теме.

После затянувшегося вступления перейдем к партии, ради которой и написан этот текст. Взглянем еще раз на фотографию: на доске, к которой мгновение спустя подойдет Эйве, сделаны ходы 1.e4 e5 2.f4 a5?!? Усыпленный неортодоксальной трактовкой дебюта, Профессор на предыдущем ходу побил пешку 3.fe и сейчас убедится в поспешности своего решения. Последует 3...Qh4, и Эйве будет вынужден признать себя побежденным.

Легко убедиться: белые получают мат или несут крупные материальные потери.

К сожалению, на фотографии мы видим только локоть победителя и совсем не видим его лица. Уверен, фотограф сделал это неумышленно, в отличие от нарисовавшего картину «Товарищ Сталин играет в шахматы», висевшую в шахматном клубе Ростова до войны. В центре полотна находился сам  генсек, имевший, как все видели, сильную атакующую позицию. В  соперники Сталину предусмотрительный художник выбрал локоть, который мог принадлежать, понятно, любому соратнику вождя.

В сеансе Эйве участвовали спортивные знаменитости, и было бы логично, если среди приглашенных оказался бы какой-нибудь футболист: футбол - самый популярный вид спорта в стране.  

Один из главных солистов «тотального футбола», изобретенного голландцами и с успехом продемонстрированного на чемпионате мира в Германии (1974), был Вим ван Ханегем.

Не могу сказать, что ван Ханегем увлекался шахматами, но однажды он рассказал, как во время матча Спасский-Фишер (1972) футбольная сборная, поголовно болевшая за американца, разбирала каждый день партии из Рейкьвика, одолев специально для этого шахматную нотацию.

Добавлю, что почти все голландские футболисты того, да и более поздних призывов – сам ван Ханегем, Йохан Круифф, Марко ван Бастен, Рууд Гуллит, братья Франк и Рональд де Бур, Гус Хиддинк и многие, многие другие абсолютно помешаны на другом виде спорта – гольфе. Они уверяют, что гольф стремительно избавляется от репутации занятия богачей и становится спортом для всех. Так, во всяком случае, утверждают сами футболисты и тренеры, заработки которых нередко составляют сто, а то и сто пятьдесят тысяч евро (в неделю, ясень пень).


Ван Ханегем за гольфом

Помню, как после открытия чемпионата страны по шахматам (Роттердам 1998) Ван Ханегем быстро перешел от шахмат к футболу, а потом и к объяснению тонкостей любимого гольфа. Он рассказал, что техника свинга у него в последнее время значительно возросла, в то время как проблемы со слайсом по-прежнему остаются.

Подумал тогда: нашел кому объяснять: мы, шахматисты, играли в гольф, когда о профессиональном футболе никто и не слыхивал. Узнаёте?..



* * *

«В июне 1956 года произошло чрезвычайно важное событие в моей жизни. Оно не связано с музыкой; мне удалось победить в сеансе одновременной игры самого Макса Эйве! Экс-чемпион мира играл на двадцать одной доске. Он быстро (molto allegro) передвигался по прямоугольнику, победив всех, сделав одну  ничью и проиграв только мне. Я разгромил Эйве в одиннадцать ходов!»

Это цитата из книги другого знаменитого голландца – скрипача Тео Олофа (1924). В одиннадцатилетнем возрасте вундеркинд дебютировал как солист с амстердамским оркестром Концертгебау под управлением Бруно Вальтера, а впоследствии стал  концертмейстером этого знаменитого оркестра.

На фотографии сеанса одновременной игры в Гааге вы видите, как Макс Эйве делает ход в партии с Олофом. Этот ход оказался для Эйве последним. Текст партии сохранился, я снабдил его короткими примечаниями.

Макс ЭЙВЕ - Тео ОЛОФ
Гаага, 1956
1.d4 d5 2.c4 c6 3.Nf3 Nf6 4.Nc3 Bg4 Иногда встречается в сеансах одновременной игры.
5.Ne5 e6 6.Nхg4 Nхg4 7.e4 h5 Угроза замечена. 
8.cxd5 Nxf2?!?! Крещендо! Неожиданно черные меняют план: белый король извлекается из своего убежища! 
9.Kxf2 Qf6+ 10.Kg1 e5 Именно этот момент фотограф увековечил для нас с вами.
11.dxe5 

Черные дали шах 11...Bc5+, и к величайшему удивлению Олофа чемпион мира положил на стол короля.

[Event "Den Haag"] [Date "1956"] [White "Euwe, Max"] [Black "Olof, Teo"] [Result "0-1"] [ECO "D15"] [PlyCount "22"] 1. d4 d5 2. c4 c6 3. Nf3 Nf6 4. Nc3 Bg4 5. Ne5 e6 6. Nxg4 Nxg4 7. e4 h5 8. cxd5 Nxf2 9. Kxf2 Qf6+ 10. Kg1 e5 11. dxe5 Bc5+ 0-1 

«Но почему?» – совершенно опешил Олоф.  
«Я получаю мат на следующем ходу», - спокойно объяснил Эйве.

Принимая поздравления, знаменитый скрипач честно признался, что так далеко не считал, просто, заметив, что его королева находится под ударом, решил пока суть да дело попугать вражеского короля. «В конце концов Эйве мог попробовать еще закрыться офицером или королевой, моя ведь тоже все еще под боем...» -  великодушно разъяснял счастливый победитель обступившим его любителям.

На следующий день гаагские газеты вышли с заголовками: «Олоф  дает Эйве урок своим смычком!», «Тео Олоф сметает Макса Эйве с шахматной доски уже на одиннадцатом ходу!» и т.д. - вы же знаете газетчиков, когда у них время в обрез.

Сам Олоф был чрезвычайно горд победой, о чем и писал в собственной биографии: «по-настоящему, я должен был больше не прикасаться к шахматам. Но нет, я продолжаю играть к собственному удовольствию и в ту же самую силу: слабого, кафейного игрока».

Если сравнить партию Эйве с Олофом и сыгранную четверть века спустя с до сих пор не опознанным соперником, обнаруживается какое-то сходство. Вы не находите? «Кажинный раз на этом месте...» Не исключаю, что в голове у Эйве промелькнула (по-голландски, разумеется) это замечание ямщика из рассказа И.Ф.Горбунова. Поскольку книга вышла в 1902 году, и вы скорее всего давно не перечитывали Горбунова, приведу концовку диалога ямщика и барина.  

   - Извольте садиться, ваше благородие! Эх вы, голубчики!..
   - Смотри осторожнее...
   - Помилуйте, сударь, я пятнадцать годов езжу. Тпру!!..
   - Что?
   - Вот этот самый косогор-то и есть.
   - Осторожней!
   - Помилуйте, сударь, я пятнадцать годов езжу. Не извольте сумлеваться... Тпру!..
   - Смотри!
   - Точно что оно, опосля дождя, тут жидко...
   - Держи!..
   - Господи, ужли в пятнадцать-то годов дороги не знаю...
   (Тарантас падает).
   - Что ж, ты, черт тебя возьми!..
   - Поди ж ты! Кажинный раз на этом месте...


* * *

Сеанс, в котором Олофу удалось победить Эйве, проводился в гаагском клубе, членами которого были музыканты, писатели, журналисты, художники, актеры, короче, люди богемы. Не исключаю, что именно там была сыграна и другая сеансовая партия, о которой рассказывал сам Эйве.

После ходов 1.e4 e5 2.Nf3 f6 3.N:e5 fe5 4.Qh5 g6 5.Qe5 Qe7, когда чемпион мира занес руку, чтобы взять ладью, соперник показал: увы, ход невозможен: ферзь связан...

Пытаясь воззвать к совести оппонента, Профессор долго  смотрел тому в глаза, но ясный взор любителя излучал абсолютную безмятежность. Вздохнув, Эйве побил на е7.

Когда, сделав круг, сеансер вернулся к доске, соперник взял ферзя слоном, а белая пешка стояла на е4, как ни в чем не бывало...


    

* * *

Пора идти досматривать телевизор. Утром в кафе, где пью капучино, повстречал известного спортивного комментатора: «Глазам своим не верю! Ты почему не в Лондоне? Что случилось?»

«Завтра, – сказал репортер. -  Завтра утром отбываю. Начинается самое интересное. А что у вас, на шахматном фронте? Опять этот норвежец выигрывает?..»

Он прав, конечно. Начинается самое интересное. К телевизору! Олимпиада!


  


Смотрите также...

  • В этом году в Голландии юбилейные даты. 110 лет назад родился Макс Эйве, в 1981 году он ушел из жизни. Профессор математики и президент ФИДЕ, спортсмен и джентльмен, он был уважаем не только в Голландии, но и во всем мире.

  • Эта фотография сделана на матче за мировое первенство Алехин - Эйве (1935). Надпись по-голландски: «Просим соблюдать абсолютную тишину». На табличке автографы обоих гроссмейстеров.

  • Турнир 1936 года в Ноттингеме был одним из самых знаковых в прошлом веке. Вспоминает один из победителей его Михаил Ботвинник: «Долгое время чемпион мира Эйве был лидером, и я еле поспевал за ним. В этот критический момент состязания Ласкер неожиданно пришел ко мне в номер.


    Эмануил Ласкер на турнире в Ноттингеме (1936) представлял Советский Союз

  • Не раз вспоминал уже Михаила Таля. Но этот год особенный. Сегодня ему могло бы исполниться семьдесят пять.

    Перебираю фотографии. Каждое остановленное мгновение жизни окунает в прошлое, колет память. Грусть. Но порой - и улыбка тоже.

  • Четверть века назад на одном из турниров в Югославии встретились Сэмми Решевский и Драголюб Велимирович. Получив по дебюту примерно равную позицию, американский гроссмейстер склонился к сопернику – Велимирович немного туг на ухо: «I offer you a draw».

  • Сергей Карякин побывал в редакции газеты "Советский спорт".

  • Уважаемый господин редактор!

    В интервью с Вами от 9 декабря прошлого года Г.Сосонко заявил из Марианске Лазне: «Дерево от бадминтонных ракеток пойдет на изготовление шахматных фигур».

  • Сегодня в Казани стартует XXVII Всемирная летняя Универсиада, в рамках которой с 9 по 15 июля состоится шахматный турнир (ранее мы сообщали составы мужской и женской сборных России для этого соревнования).

  • Праздновали в Питере, в Большом зале Филармонии.

  • Это фото было сделано ровно 64 года назад.


    Санкт-Петербург, Таврический сад

    А это - менее двух месяцев назад.


    Лондон, IET Savoy Place, турнир претендентов